суббота, 29 января 2011 г.

Тяжелая атлетика Леонида Жаботинского. Часть 3. До седьмого пота


Двукратный Олимпийский чемпион по тяжелой атлетике, самый сильный человек планеты второй половины 60-х годов ХХ столетия, заслуженный мастер спорта, Почетный гражданин города египетского города Суэца и украинского – Запорожья Леонид Жаботинский в эти дни отмечает свое 73-летие. Сегодня Леонид Иванович - наш собеседник

"....Еще по пути к этой площади меня узнали поклонники. Началось столпотворение. Все хотели получить автограф. Кто-то крикнул: «Виват, Жаботинский!» И вся площадь подхватила. Подняли меня на руки и начали качать. А когда я вырвался из толпы, оказалось, что все пуговицы на моем пиджаке оторваны. Не обнаружил я и бумажника. Кинооператоры сообщили об этом полиции. Полицейские не могли скрыть своего восхищения: вот это сувенир!…"

- К богатырям у людей всегда большой интерес. Вы встречались с трудовыми коллективами страны. Скажите, народ просил вас продемонстрировать свою силу?

- Были забавные ситуации, скажем так. Например, как-то я выступал в сельском клубе одного из колхозов Крыма. Рассказал об Олимпийских играх, о своих товарищах-спортсменах. Когда встреча закончилась, ко мне подошел мальчик и тихо спросил: «Дядя Жаботинский, а меня вы можете поднять?». Все рассмеялись. Я поставил мальчика на ладонь своей правой руки и, придерживая его за локоток, чтобы он не свалился, медленно поднял вверх…

Был подобный курьез и в Мехико, перед Олимпиадой. Меня всюду узнавали. Тысячи охотников за сувенирами тусовались на площади перед Олимпийской деревней. Со всех концов города приезжали, чтобы получить сувенир, а лучше всего – значок. Иногда и я менял значки, монеты и всякие безделушки. Однажды во время такого «досуга» ко мне обратились французские кинооператоры с просьбой поднять на одной руке рулевого с лодки-восьмерки, который весил всего 40 килограммов.

- Ну, зачем он будет силу тратить, - ответил шутя, мой тренер Ефим Айзенштадт.

Француз показывает красивый значок и говорит:

- Вы поднимите, я вам значок.

- Годится, - говорю, тоже шутя, – подниму за два значка: для меня и для тренера. Идет? Вскоре рулевой с «восьмерки» стоял на моей вытянутой руке.

- А в целях самообороны не приходилось применять силу? Вы же и борец, и боксер.

- К сожалению, был и такой случай. И не где-нибудь, а в Запорожье. Однажды мы вместе с супругой возвращались от тестя и тещи. Они жили на Зеленом Яру. У нас были билеты в театр, мы торопились. Выходим из дома, а темень кромешная – ни одной лампочки. И вдруг подваливает тип: «Ты, дай закурить!». Рая перепугалась. «Ты знаешь, - отвечаю ему, - я не курю». «Как? Такой большой и не куришь? Ну, тогда дай на сигареты. У тебя же есть деньги?». Я супруге говорю: «Иди вперед, сейчас догоню». Смотрю, второй в это время сзади заходит, а в стороне еще и третий стоит, видать, старший. Я понял: придется действительно дать «прикурить». Первый не успел даже охнуть – лег сразу. Второй попытался наскочить – тоже лег. Третьего «прикуривать не захотел…. В театр в тот вечер мы с Раисой Николаевной не попали – настроение паршивцы испортили…

- Леонид Иванович, в 1964 году вы стали олимпийским чемпионом. Воинское звание у вас какое было?

- Рядовой. В этой связи запомнился мне прием, который был устроен для армейских чемпионов, призеров и тренеров. Проходил он в здании Министерства обороны СССР, что на Арбатской площади. В торжественной обстановке министр Родион Яковлевич Малиновский вручил отличившимся спортсменам грамоты и ценные подарки. Пожелал всем здоровья и успехов. Лично я был награжден именным оружием. Выпили по бокалу шампанского и стали расходиться.

- А вы, рядовой Жаботинский, останьтесь, с вами будет беседовать министр обороны, - обратился ко мне подполковник Божко, главный тренер Вооруженных Сил по тяжелой атлетике. Через несколько минут я был в кабинете маршала. Говорили долго. А в конце беседы мне был задан вопрос: не хочу ли я стать офицером? Я ответил, что такого желания не испытываю. Министр долго и аргументировано убеждал меня, что я не прав. На прощание по-отечески обнял и поцеловал, пожелал мне дослужиться до полковника. Так я остался в армии.

- То, что вы – Почетный гражданин Запорожья, понятно. Но вы же еще являетесь Почетным гражданином египетского города Суэца. А это за что?

- Сборная тяжелоатлетическая команда СССР выезжала в Африку для совместных тренировок с арабскими коллегами. Нашу спортивную делегацию возглавлял ректор Киевского института физкультуры, заслуженный мастер спорта Николай Петрович Лапутин. Побывали мы в и Египте. Это был период строительства Асуанской ГЭС. Выступали в Каире, где меня с новым спортивным успехом поздравил президент Египта, Герой Советского Союза Гамаль Абдель Насер. Посетили мы и Суэц – город-порт на Красном море. Наше выступление в Суэце вызвало такой восторг, что городские власти решили присвоить каждому из нас звание Почетного гражданина города. В торжественной обстановке нам были вручены соответствующие удостоверения. Я храню этот документ в память об этой прекрасной стране и ее свободолюбивом народе.

- А при каких обстоятельствах вы познакомились с Юрием Гагариным?

- Впервые с Юрием Алексеевичем Гагариным я встретился в 1962 году на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Хельсинки. Мы все – артисты, спортсмены – жили на пароходе «Грузия». И он нас там принимал. Застолье получилось великолепное. Этот великий человек вел себя просто, свободно. Не забыл поздравить меня с очередной победой. Чуть позже мы оказались с ним делегатами съезда комсомола. В моей книге есть фотография, где мы вместе.

- На Олимпиаде в Токио обладателями медалей стали вы, Власов и американец Шеманский. А кто был вашим основным соперником в Мехико?

- Я ожидал, что основным моим соперником в Мехико будет американец Беднарский. Но он не попал на Олимпиаду. Поэтому моими главными конкурентами были американские тяжелоатлеты Джозеф Дьюб и Джордж Пикетт. Джордж Пикетт уже в первом упражнении, в жиме, вышел из игры. Борьба продолжалась между мною, Дьюбом и бельгийцем Сержем Редингом. В результате я стал обладателем золотой медали, серебряную получил Серж Рединг и бронзу – Джордж Дьюб. Своих соперников я опередил на 17,5 килограммов. А общий мой результат в троеборье – 572,5 кг.

- Такой же, как и на Олимпиаде в Японии. Говорили тогда, что вы могли поднять больший вес.

- Да, такие вопросы мне часто задают. И я каждый раз отвечаю: смог бы, даже несмотря на травму правой ноги. Хотя боль и вынудила меня отказаться от остальных двух подходов в толчке. Но основная причина заключалась в другом. Неучастие в Олимпиаде Беднарского, которого я считал главным своим соперником, значительно снизило накал борьбы на помосте. Я был настроен на то, чтобы достичь 600-килограммового рубежа. У меня был запас прочности, но я подумал: золотая медаль вновь завоевана мной, а показать более высокие результаты я сумею и в следующем, 1969 году. Но, как верно подмечено в пословице, человек предполагает, а Господь располагает.

- Оказывается, на Олимпиаде в Мехико вас не только чествовали, но и «увели» у вас бумажник. Как это случилось?

- Это было после закрытия Олимпиады. Вместе с композитором Александрой Пахмутовой и ее мужем - композитором Николаем Добронравовым мы приехали на площадь Гарибальди, где выступали народные певцы, было, как всегда, многолюдно. Еще по пути к этой площади меня узнали поклонники. Началось столпотворение. Все хотели получить автограф. Кто-то крикнул: «Виват, Жаботинский!» И вся площадь подхватила. Подняли меня на руки и начали качать. А когда я вырвался из толпы, оказалось, что все пуговицы на моем пиджаке оторваны. Не обнаружил я и бумажника. Кинооператоры сообщили об этом полиции. Полицейские не могли скрыть своего восхищения: вот это сувенир! Мол, цены ему нет. Бумажник самого Жаботинского!

- А что было в бумажнике?

- Водительские права и немного денег.

- Издержки популярности, как говорится. Но ведь у нее есть и положительные стороны. Не приходилось в этом убеждаться?

- Как же! Сколько раз убеждался. Запомнился мне вот такой случай, возникший перед соревнованиями в Париже. Я обнаружил, что забыл захватить из дома пояс. А выступать без него довольно рискованно для здоровья. Что делать? Организаторы соревнований начали лихорадочно подыскивать для меня другой пояс. Пересмотрели пояса всех участников соревнований. Но ни один не сходился на моей талии. Выход нашли - позвонили на фабрику и договорились, что там срочно сделают мне пояс. И вот я на этой фабрике. Работа там сразу остановилась, все рабочие ближних цехов собрались посмотреть на Жаботинского. Все наблюдали, как лучший мастер срочно изготавливает пояс, выполняет «почетный заказ». Люди не расходились до тех пор, пока я не примерил отлично изготовленный пояс. И каждый щупал его своими руками, и желал мне в нем ставить новые рекорды.

- Вряд ли хозяину понравилось, что остановилась работа на фабрике из-за вас.

- Ничего подобного! Он использовал это как рекламу. Уже перед отъездом из Парижа мне показали газету с большим рекламным объявлением: «Сильнейший человек мира пользуется поясом нашей фабрики! Покупайте наши изделия!».

- Чемпионат мира 1969 года, который проходил в Варшаве, не принес вам новых рекордов. С чем это было связано?

- Это было связано с моей болезнью, причину которой врачи долгое время не могли определить. Частые боли в пояснице, повышенное давление. В конце концов выяснилось: в лоханке почки образовался камень. В Киевском военном госпитале сделали операцию. Медикам пришлось делать надрез и ломать ребра. Восстановиться после такой операции чрезвычайно сложно. Кое-кто уже посчитал, что моя спортивная карьера закончена. Но хирург Борис Самойлович Гехтман сказал: «Леонид, я не разрезал тебе мышцу, а разорвал. Потому что так она заживает быстрее. Ты не будешь инвалидом, сможешь еще ставить мировые рекорды». Он внушил это мне, психологически убедил.

- Насколько я знаю, хирург оказался прав…

- Восстановление после операции проходило непросто. Были периоды сомнений, были спады в результатах. Но я верил в то, что снова смогу выйти на большой помост, и я добился своего. После операции стал чемпионом Европы, установил три мировых рекорда, завоевал кубок СССР, выиграл Спартакиаду народов СССР. Последний свой мировой рекорд установил в 1979 году на чемпионате Вооруженных Сил – рывок 185,5 килограмма. Это было достигнуто, прежде всего, благодаря повседневной работе «до седьмого пота», хорошо продуманному плану тренировок, который практически не нарушался. Большую роль в этом сыграли мои замечательные наставники, тренеры Алексей Сидорович Медведев и Владимир Иосифович Каплунов. Кстати, с Владимиром Иосифовичем мы и сейчас общаемся, дружим семьями. Он живет в Москве. И, конечно же, это стало возможно благодаря поддержке моей Раисы Николаевны. В этом ее огромная заслуга.

- Но ваша мечта взойти на пьедестал XXI Олимпийских игр – третьей Олимпиады в вашей жизни – так и не осуществилась.

- К сожалению, да. Дело в том, что мне пришлось перенести еще две операции: по поводу перитонита брюшной полости и по поводу травмированного колена. Вердикт врачей был однозначным: из большого спорта надо уходить.

- Как известно, в такой ситуации многие проявляют беспомощность, теряются. Как это было у вас?

- В этом плане мне повезло. Здесь мне помогли сила воли, моя семья, друзья и благосклонность людей, которые меня знают. По совету друзей я занялся тренерской деятельностью. К этому времени я уже окончил заочно Одесское военное артиллерийское училище. Так что для меня уход из большого спорта не был трагическим. Служил в Одесском военном округе, жил в Запорожье, занимал должность командира дивизиона в Запорожском гарнизоне. Я имел возможность выезжать в служебные командировки и судить многие турниры и состязания штангистов самого разного уровня. К тому же меня назначили консультантом сборной команды Вооруженных Сил. Так что, закончив выступления на помосте, со штангой я не расстался. Со временем мне присвоили воинское звание «подполковник». И тут вдруг приглашают в Москву…

ДОСЬЕ.

Леонид Иванович Жаботинский. Родился в 1938 году в селе Успенка Краснопольского района Сумской области. Двукратный Олимпийский чемпион в супертяжелом весе (1964, 1968 г.г.), пятикратный чемпион мира, шестикратный чемпион Европы, многократный чемпион СССР. Двадцать один раз вносил поправки в таблицу европейских и мировых рекордов. За феноменальные успехи в спорте награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. Кроме многочисленных спортивных наград, имеет знаки отличия Украины, в том числе ордена «За заслуги перед Отечеством» III и II степени. Награжден орденами и медалями ряда зарубежных государств. В 2004 году за заслуги перед Россией в деле укрепления ее обороны и безопасности удостоен ордена Петра Великого, в 2008 году указом президента России награжден орденом «Дружбы». Окончил Харьковский педагогический институт, Одесское военное артиллерийское училище имени Фрунзе, аспирантуру Киевского института физической культуры, где успешно защитил диссертацию. Вице-президент Федерации тяжелой атлетики России.

Уйдя из большого спорта, посвятил себя научно-педагогической деятельности. Несколько лет был проректором Московского государственного университета коммерции. В настоящее время – первый проректор Московского института предпринимательства и права, где одновременно заведует кафедрой физической культуры и спорта. Кандидат педагогических наук, профессор, действительный член и профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Российской Федерации. Является автором нескольких книг, большого количества учебных пособий и многочисленных публикаций. Леонид Иванович – Почетный гражданин двух городов: Суэца, что в Египте, и города Запорожье. Отец двоих взрослых сыновей, мастеров спорта по тяжелой атлетике и дедушка двух внучек.

Николай Зубашенко, журналист

Продолжение следует
 
источник: «ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» http://operkor.wordpress.com.

Комментариев нет:

Отправить комментарий