среда, 31 августа 2011 г.

НАРДЕП ЮРИЙ КАРМАЗИН: «В сегодняших условиях закон о борьбе с коррупцией поможет поправить материальное положение тем, кто будет ею занят»




Некоторые эксперты осторожно стали поговаривать о том, что борьбу с коррупцией снова отложат в долгий ящик, как и создание Антикоррупционного бюро, которого от нас давно требует Европа. Так ли это? И насколько такая борьба станет эффективной, если закон о противодействии коррупции все же будет подписан? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью МАИР ответил первый заместитель главы парламентского комитета по вопросам правосудия Юрий Кармазин.

- Юрий Анатольевич, так ли нужен был новый закон? Старого было недостаточно для эффективного противодействия коррупции?
 - Этими вопросами я занимаюсь профессионально очень много лет. Когда-то в своей докторской диссертации я сделал вывод, что Закон «О борьбе с коррупцией», который действовал до января текущего года, был вреден для общества.
- Почему?
 - Я провел анализ за многие годы, как его применяли, и пришел к такому выводу еще в 2002-2003 годах. Потому что это была имитация борьбы. Тогда коррупционера могли сделать из подполковника, который поговорил по служебному телефону на 50 гривен и забыл рассчитаться. Против него составлялся протокол о коррупции, и он увольнялся из армиикак коррупционер. Или, скажем, председатель сельского совета опоздал с ответом должностному лицу из милиции или прокуратуры. В таких случаях тоже составлялся протокол о коррупции. При этом коррупция на высшем уровне, с которой никто на самом деле не боролся, не требовала никакого особого закона.
И сейчас законопроект «Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине» имеет больше пропагандистский эффект, чем прикладной. Я имею моральное право это утверждать, потому что три года своей жизни посвятил работе над Уголовным кодексом Украины, который был признан одним из лучших в Европе. Ровно десять лет назад он был принят. Над этим документом тогда работал огромный коллектив ученых, депутатов.Явозглавлял этот коллектив как глава парламентского комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.
Тогда каждую норму мы выписывали только после того, как тщательно изучали состояние дел, которое было на тот момент. Я до сегодняшнего дня помню пять человек, которые зашли ко мне в кабинет и пообещали, что у меня никогда в жизни не будет никаких материальных проблем, если я декриминализирую статью о контрабанде. А в это время под стражей сидела масса людей, которые что-то незаконно ввозили или вывозили из страны. Конечно, я не согласился, так что статья в кодексе тогда осталась.
Также прекрасно помню работу над статьей 213 УК, в которой идет речь об уклонении от уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей. Когда мы увидели, что только 5% таких дел направляется в суды, то поняли, что в основу надо заложить не наказание, а такой механизм, который бы позволял максимально взыскать необходимые для бюджета платежи и стимулировать людей честно платить налоги. Поэтому мы предусмотрели, что человек, который совершил такое деяние впервые, может добровольно до момента предъявления ему обвинения оплатить эти налоги и компенсировать ущерб, который причинил государству. Таким образом нам удалось увеличить поступления в бюджет. Люди видели, что в подобной ситуации всесилен закон, а не следователь налоговой милиции.
А когда принимали Закон «Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине», то полезли практически во все должностные преступления, натворив такое, что потом нам всем придется долго и болезненно расхлебывать. Желая понравиться Западу, навыписывали множество составов преступления, которые один от другого отличаются очень-очень мало, и применение которых на практике создаст колоссальные трудности в осуществлении борьбы с этой преступностью. Например, выписали статью о злоупотреблениях полномочиями должностных лиц, которые предоставляют публичные услуги. При том, что есть в этом же документе статья о превышении власти или служебных полномочий просто должностными лицами.
Кроме классической статьи о получении взятки, которая осталась в Уголовном кодексе, появились новые статьи, в которых речь идет о незаконном обогащении, коммерческом подкупе. Есть еще более уникальный состав преступления – «злоупотребление влиянием». Здесь предусматривается предложение или предоставление неправомерной выгоды лицу, которое обещает за такую выгоду повлиять на принятие решения лицом, уполномоченным на выполнение функций государства. Эти составы преступлений не совсем для нас привычны, они в основном взяты из европейского законодательства. Я думаю, что будут существенные сложности в их применении из-за того, что многие из них слишком похожи друг с другом, их тяжело различать.
- Возможно, у следователя теперь будет больше возможностей привлечь коррупционера к ответственности?
- Практика покажет. Но то, что Закон будет работать тяжело – это точно. Если целью была борьба с коррупцией, тогда не надо было более чем на полгода оставлять страну вообще без соответствующего закона. Когда в начале января отменили старый закон, не оказалось никакого. Теперь есть новый, но сути вопроса это не поменяет, пока в стране остается избирательный подход в привлечении к ответственности высоких должностных лиц. Почему, например, государственные служащие должны декларировать все имущество, которое у них есть в Украине, но не обязаны указывать то, которое приобрели за рубежом?
- То есть я могу спокойно брать взятки, но при условии, что все деньги положу на счет в швейцарском банке, а домик куплю не в Конче-Заспе, а где-нибудь в Испании?
- Да. И Вам за это ничего не будет. Я говорил об этом в сессионном зале, потому что знаю как минимум полсотни депутатов, имеющих собственность за рубежом. Желательно, чтобы они ее декларировали. Я знаю огромное количество людей, которые приобрели собственность за рубежом, работая в правоохранительных органах. И это спокойно сходит им с рук. Такие вещи происходили раньше и происходят сейчас. Но проблема в том, что таких коррупционеров ищут только среди чиновников предыдущей власти, «своих» не трогая.
Например, восемь месяцев назад ко мне обратился житель Харькова, который рассказал, что вместе с другими гражданами обратился в Дзержинский районный суд г.Харьков с административным иском к мэрии о незаконности тарифов. В тот же день, когда судья выносит отказ этому гражданину, этот служитель Фемиды получает от мэрии землю – 10 соток для строительства жилого дома и 12 соток для ведения садоводства. Причем земля фактически находится в центральном парке города. Я написал по этому поводу депутатское обращение на имя заместителя Генерального прокурора Рената Кузьмина еще в июле прошлого года, но реакции никакой нет.
Или другой пример по Харьковской области. Сотрудники управления Службы безопасности Украины составляют два протокола о коррупции в отношении председателя апелляционного суда. Но они гробятся в Киеве, потому что существует такое понятие, как круговая порука, и у нас нет никакой гласности при рассмотрении дел. Очевидно, такие вещи надо прописывать. Иначе судью просто невозможно привлечь к ответственности. Даже после того, как в отношении него возбуждается уголовное дело.
Так, в 2002 году возбуждается дело против этого же судьи по нескольким статьям Уголовного кодекса. Высшим советом юстиции, который тогда возглавлял Сергей Кивалов, принимается решение об увольнении его с должности судьи. Но еще до 2006 года он продолжает исполнять обязанности. То есть, продолжает быть заместителем председателя суда, а потом избирается вообще председателем. Но самое абсурдное, что в период, пока расследуется уголовное дело, он получает гражданство Российской Федерации, продолжая руководить судом. Хотя согласно статье 4 Конституции Украины в стране не предусмотрено двойное гражданство. А добровольное получение гражданином Украины гражданства другого государства является основанием для потери им гражданства Украины.
Кроме того, Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» однозначно говорит о том, что судьей может быть только гражданин Украины. В противном случае он должен быть немедленно освобожден с занимаемой должности.
Поэтому, возвращаясь к тому, с чего мы начали наш разговор, хочу еще раз подчеркнуть - не должно быть избирательного подхода к коррупционерам. У Монтескье была удивительная фраза: «Закон – это паутина, крупные мухи через нее прорываются, а мелкие застревают». Если мы будем искать в паутине закона только мелких мух, в борьбу с коррупцией никто не поверит. Но без политической воли, без исполнения его, в том числе по отношению к тем, кто сегодня руководит страной, он действительно ничего не будет стоить. Чтобы побороть коррупцию, необходимо перекрыть отток капитала за рубеж, а значит - закрыть все оффшоры. Но этого никто не делает. Значит, этот закон существует только для простых людей.
- Когда принимался антикоррупционный законопроект, очень много велось споров вокруг того, кто из родственников госслужащего должен декларировать свои доходы, а кто нет. К чему в итоге пришли?
- Сложно ответить на Ваш вопрос до момента, пока закон не будет официально опубликован. Потому что его трижды доделывали, он несколько раз доголосовывался вне регламента с голоса. Так что сама подготовка была незаконной. Я отслеживаю все правки. Если больше туда ничего не добавят, то декларировать свои доходы должны будут только граждане, проживающие вместе с госслужащим.
- Юрий Анатольевич, почему в Украине до сих пор не создано Антикоррупционное бюро, а депутаты постоянно проваливают голосование по соответствующему законопроекту?
- Создания такого независимого Антикоррупционного бюро просто боятся. Вообще, надо сказать, что это удивительный закон, который объединил всех президентов. Они все его боялись. Например, Леонид Кучма почему-то думал, что он будет применен к нему. Хотя именно Кучма сделал больше других для реформирования уголовного законодательства. Он вникал в каждую поправку, в каждую статью Уголовного кодекса. Потом Виктор Ющенко испугался не только идеи создания Антикоррупционного бюро, но и законопроекта о создании следственных комиссий.
- По-моему, Виктору Януковичу бояться не стоит. Он достаточно жестко контролирует все процессы в государстве, а практически вся власть сегодня сосредоточена в его руках. Не согласны?
- Власть должна быть так рассредоточена в стране, чтобы все боялись возмездия, независимо от того, какой пост возглавляют. Чтобы оно было потенциально возможно для любой «мухи».
- Закон «Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине» расширяет количество субъектов, которых можно привлечь к ответственности. Не увеличит ли это пропорционально и количество нечистых на руку правоохранителей, которые будут закрывать такие дела за деньги?  
- К сожалению, при существующей системе гражданского общества в Украине закон о борьбе с коррупцией поможет существенно поправить материальное положение тем, кто будет этой борьбой занят. Потому что в принципе по этому закону можно придраться к любому столбу. А обвинений придумать сколько угодно: «Стоишь? Связями оброс? Незаконным влиянием торгуешь?» наверняка, найдется немало тех, кто захочет этим воспользоваться…
Беседовала Татьяна Бодня

Комментариев нет:

Отправить комментарий