вторник, 16 августа 2011 г.

КИНОПРОДЮСЕР ЮРИЙ МИНЗЯНОВ: «В нашем кино незаметно выросло новое поколение, которое, уверен, принесет Украине еще не одну «пальмовую ветвь»



Победа на Каннском фестивале (в разделе «короткий метр») нашего молодого режиссера Марины Вроды (фильм «Кросс») оказалась для родины некой неожиданностью. Ведь никто же «не посылал», никто «не планировал» и никто «не калькулировал» подобное счастье... А оно, кино, на тебе — взяло и свалилось!

Естественно, глупо «ворожить», будто бы кто-то на каком-то верху лоббировал эту скромную работу о детках, которые бегут неизвестно куда и неизвестно зачем… (Как и сама наша родина, впрочем). Попросту жюри Канн приняло близко к сердцу и сюжет, и атмосферу в кадре, и оригинальный авторский взгляд украинского режиссера.
Станет ли этот «Кросс» серьезным стартом для Марины? Или, не дай-то Бог, уже и финишем (высшей точкой в ее карьере)... Как это порою случается с некоторыми: всем памятен аналогичный взлет Игоря Стрембицкого в тех-таки Каннах (с короткометражкой «Подорожні»). Но где же этот юноша пылкий со взором горящим? Не найти, не дозвониться…
Как всегда, и настоящее, и будущее порою часто зависит только лишь от самого человека. Даже не от родины, которая, задрав голову, по-прежнему бежит как та Лола (из известного фильма). И даже не от Николая Яновича Азарова, который расщедрился на 111 млн. гривен на очередное развитие украинского кино, вдохновившись второй импортной «веткой» в нашем искусстве.
И уж, конечно, мало что зависит от Кати Копыловой, которая грозится запустить аж десять «коротких метров» — после такого успеха «Кросса»…
...Хочется напомнить, что у нашего нынешнего каннского триумфатора был не только успешный «короткий» забег. Но и «полный» метр тоже. На Star Media под опекой кинопродюсера Юрия Минзянова она сняла телефильм «Улыбнись, когда плачут звезды» (прикрывшись псевдонимом Маргарита Красавкина). Вот и решили, вдохновившись важным информповодом, поговорить с г-ном Минзяновым — о судьбе Марины и о будущих судьбах родного кино…
***
 — Юра, вы один из практических наставников нашей нынешней триумфаторши. Интересно вот что: не много ли шума нынче вокруг нашей каннской победы? Ведь «короткий метр» еще не значит — длинная дистанция?
 — Здесь у меня ответ однозначен: для Украины, я так считаю, это большая Победа (с большой буквы). Ведь сколько лет мы безрезультатно пытались привлечь внимание мирового киносообщества к украинскому кино? И вдруг маленькая 15-минутная картина выстреливает. Поражает председателя жюри короткометражных фильмов знаменитого режиссера Мишеля Гондри своей лаконичностью, образностью, невероятной атмосферностью (прекрасная операторская работа Володи Иванова!). В общем, высоким художественным уровнем.
Канны бывают безжалостными (как в случае с великим Ларсом фон Триером в этом году). Канны бывают добрыми и снисходительными — холят и лелеют счастливчиков-дебютантов, давая им путевку в жизнь, и потом еще долго по-матерински опекают их. Но каннские отборщики и каннское жюри почти всегда объективны в оценке молодых. Там понимают то, что хочет сказать молодой художник, о чем он хочет поведать миру. Короткий метр — это возможность рассказать минимальными средствами, своим особым языком о том, что тебя волнует, может быть, удивляет, а может быть, даже страшит!
 — Вы опекали Марину в работе над ее пока единственным большим фильмом. И что бы сказали о ней как о творческом человеке? По плечу ли ей большие проекты? Или, возможно, ее удел — камерное направление?
 — Марина Врода — человек исключительной кинематографической одаренности. Она очень активная, целеустремленная. С ярко выраженной социальной позицией.
Когда она только пришла к нам на Star Media и высказала желание попробовать свои силы в полнометражном кино для ТВ, то очень непросто оказалось выбрать драматургический материал. В результате мы остановились на одной истории, которая увлекла ее и меня. Но для этого пришлось переписать сценарий практически на 90%! К тому же до этого, работая у Сергея Лозницы на фильме «Счастье мое», она приобрела огромный, ценный опыт в работе с актерами, и ей уже не были так страшны московские звезды, которых мы пригласили на картину.
Теперь я понимаю, что Сергей Лозница — участник прошлогоднего Каннского кинофестиваля, передал ей не только опыт и свои знания (а это была очень сильная кинематографическая школа, по словам Марины), а и своеобразную эстафетную палочку в виде «Золотой пальмовой ветви».
 — Полный метр Марины, о котором мы говорим, снимался для российского ТВ, где выдающегося художественного качества никто и никогда не требует. Вот в чем вопрос: вредит или все-таки помогает (в художественном смысле) нашим молодым практика ТВ-муви?
 — Действительно, наш с Мариной фильм «Улыбнись, когда плачут звезды» снимался по заказу одного из российских каналов. И перед нами стояла нелегкая задача соединить своеобразное авторское видение Марины с форматными требованиями канала. Ведь не секрет, что российское телевидение сейчас существует в режиме жесткого диктата форматов и сетки — все очень ожидаемое и одинаковое. Безусловно, это был эксперимент с моей стороны. Мой продюсерский риск. На него я шел сознательно, наверное, потому что верил в талант молодого режиссера. Верил в ее успех.
И в общем-то неважно, зрительское ты делаешь кино или авторское, главное, с кем ты делаешь. И, если попадаются сильные режиссеры, пусть и хрупкой женской стати, то результат обязательно будет. У нас получился в итоге авторский фильм — со зрительским потенциалом. То есть тот результат, которого мы и добивались. Фильм прошел в эфире с хорошими рейтингами, и канал остался доволен работой.
 — Был когда-то во времена перестройки популярный документальный фильм — «Легко ли быть молодым?» Легко ли им быть, на ваш взгляд, уже сегодня, если от того или иного молодого «творца» требуется только коммерческая жилка? К тому же есть немало вопросов и к кинообразованию: насколько оно оторвано или припаяно к современным кинореалиям?
 — Знаете, я никогда не преподавал в институте, но всю свою сознательную жизнь работаю с молодыми. За всю продюсерскую деятельность открыл для кино десятки имен молодых кинематографистов — режиссеров, сценаристов, операторов. Как это происходит? Приходят сами ребята. Приносят свои работы. Талантлив человек или нет — вижу сразу. Здесь не нужна особая продюсерская интуиция. Как говорят, экран все покажет.
Так, например, пришел ко мне Сережа Чекалов. Человек, которого разрывают сейчас на части все украинские, да и не только, продакшн-компании. Не имея кинематографического образования, заработав в рекламе деньги, он снял 20-минутную короткометражку, от которой мы все пришли в восторг.
Или Леша Мамедов — выпускник Мюнхенской киношколы. Он снял у меня два телевизионных фильма, сейчас в Италии под руководством Андрея Кончаловского готовит большую масштабную картину о Микеланджело. Я уверен: скоро мы о нем услышим, и им будет гордиться наша страна.
Или Сергей Крутин, Александр Буденный, Роман Барабаш… Работая у нас в Киеве, в телесериальном кино, они очень востребованы и практически каждый месяц получают предложения от российских продакшенов.
У нас работает ассистентом молодой парень из Черкасс — Артем Хакало, который снимает за свои собственные средства кототкометражки в жанре космической фантастики со сложнейшей компьютерной графикой! Его фильм был показан недавно в Москве на Форуме молодых кинематографистов. Так вот, он постигает ремесло режиссера по книгам и учебникам, написанным Джеймсом Камероном и Стивеном Спилбергом.
 — Юра, получается, в кино наступает эпоха способных самоучек, для которых не обязательна студенческая скамья, если есть ноутбук, YouTube, iPad2…?
 — В наших учебных заведениях, к сожалению, воспитывают «художников». При этом совершенно не учат ремеслу и профессии. Поэтому такие, как Артем, и не хотят поступать в институт Карпенко-Карого. Предпочитая учебники голливудских мастеров и ежедневную практику на съемочной площадке. Надо отчетливо понимать: у нас растет следующее кинопоколение… Это те люди, которые родились вне Советского Союза, в другой стране. И они хотят говорить с нами своим новым языком, поднимать актуальные темы, анализировать новые понятия, новые явления жизни. Старая драматургия, старое кино мало-помалу уходят насовсем. А новое пытается выработать свой киноязык, чтобы вести диалог с современным зрителем. А когда к этому диалогу успешно подключается весь мир, как в случае с Мариной Вродой, то я уверен: талантливая молодежь принесет нам еще не одну «пальмовую ветвь»
Источник: http://zn.ua/articles/81781
Фото proficinema.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий