четверг, 5 апреля 2012 г.

ДВА ГОДА С УБИЙЦАМИ. Как я преподавал в лагере строгого режима. Часть 4. Лекция о творчестве поэта Некрасова для 700 убийц. Записки журналиста



Журналист «Хроник и комментариев» Николай Зубашенко в свое время, будучи студентом Балашовского педагогического института, подрабатывал в колонии строгого режима, где отбывали срок убийцы. Николай Иванович преподавал в лагерной школе язык и литературу. Публикуем четвертую часть его материала о работе в лагере строгого режима.


Часть 4. Лекция о творчестве поэта Некрасова для 700 убийц.

С Георгием Васильевичем я столкнулся вплотную еще один раз. И вот по какому поводу. Как-то в институте, где была первичная организация общества «Знание», мне предложили подготовить лекцию о жизни и творчестве поэта Н.А. Некрасова, очередная годовщина которого отмечалась. Подготовить и прочитать ее в лагере для заключенных. Знали же, что я там работаю. Мне эта идея не показалась странной, тем более, что творчеством этого поэта я увлекался. Да и в лагере, подумал я, ко мне станут относиться более серьезно как к педагогу. Короче, я согласился.

Подготовил я такую лекцию и в один прекрасный день (кажется, это была суббота) отправился в лагерь. Начальство лагеря отнеслось к этому с пониманием, а в качестве сопровождающего дали мне Георгия Васильевича Борового. И вот мы с ним отправляемся в столовую для заключенных, которая одновременно служила и клубом для них, где проводились все массовые собрания заключенных.

И вот в этот клуб собрали 700 человек заключенных, объявили, что сначала они прослушают лекцию о поэте Некрасове, а затем им покажут кинофильм. Какой – не помню. И вот я на трибуне, которая специально по этому поводу установлена на сцене клуба. Перед такой массовой и необычной аудиторией мне еще не приходилось выступать. Естественно, дрожали колени, и я немного заикался. А 700 заключенных, которым, я думаю, до Некрасова не было никакого дела, которые пришли в кино, настороженно и с некоторой долей любопытства, смотрели на трибуну и на незадачливого лектора.

Читаю лекцию, а сам волнуюсь, думаю, как они воспринимают мое выступление. Не скажу, что в клубе стояла идеальная тишина, но и шума особенного не было. Видимо, присутствие вооруженных охранников сдерживало моих слушателей. Выступал я перед заключенными минут 20-30. Потом вместе с Георгием Васильевичем мы остались смотреть кино. Сели на заднем ряду, ближе к запасному выходу. Сидим, смотрим фильм. И, как на грех, погас свет, фильм прервался. Что тут началось! Свист, гвалт, выкрики, сплошной мат, топот и т.д. Признаться, мне стало немного жутко. Георгий Васильевич, сидевший рядом, коснулся моего плеча:

- Уйдем от греха, вы же видите, что творится.

Я с облегчением вздохнул, когда мы оказались на улице. Только потом, уже вернувшись домой, я осознал, насколько непродуманным было мое решение выступать перед заключенными с лекцией, которая была для них абсолютно неинтересной и ненужной. Эту лекцию я запомнил на всю жизнь.

В лагере для заключенных я проработал два учебных сезона. Начальник лагеря относился ко мне с полным доверием. Незадолго до окончания мною института он пригласил меня для беседы

- Вы оканчиваете институт, - сказал он, - скоро получите направление на работу. И скорее всего – в сельскую местность. У меня есть к вам предложение: оставайтесь работать у нас в качестве инспектора по образованию. У вас есть воинское звание – младший лейтенант запаса. У нас вы сразу получите лейтенанта. В скором времени на этом месте вырастет крупный современный микрорайон. Вы получите здесь квартиру. Если вы согласны, я дам заявку в институт и вопрос будет решен.

Я обещал начальнику лагеря подумать. Предложение по-своему было для меня небезынтересным. Я понимал, что другой возможности у меня, сельского парня, остаться в городе не будет. А большинство выпускников наших только об этом и мечтали. Но с другой стороны желания работать с заключенными у меня не было, я хотел работать в нормальной дневной школе, где есть нормальный коллектив педагогов, где преподавание ведется на должном уровне, с учетом всех научных рекомендаций и методик. Поэтому предложение начальника лагеря я не принял, уехал по направлению в самый отдаленный район Саратовской области – в Перелюбский, где и проработал семнадцать лет. Десять лет директором средней школы и семь – в районной редакции газеты «Целинник».

Николай ЗУБАШЕНКО, член Союза журналистов Украины, г. Запорожье.





Комментариев нет:

Отправить комментарий