воскресенье, 8 апреля 2012 г.

НАТАЛЬЯ КОРОЛЕВСКАЯ: Получается так - пока нет Юли, в "Батькивщине" идет борьба за власть

 В большой политике Наталья Королевская позиционирует себя как деятель новой формации. Но с первого дня выхода на самостоятельную орбиту она шла избитым путем, которым в политику шли бизнесмены десять-пятнадцать лет назад. Наняла большой штаб технологов и политологов. Занялась своим внешним образом, активно забрасывая массы несложными призывами. Заполнила страницы прессы имиджевыми материалами.

И, наконец, возглавила партию, не будучи ни дня в ее рядах.Это не дало сверхъестественных результатов - рейтинг Королевской колеблется в границах статистической ошибки, как и ее Украинской социал-демократической партии.

Сегодня ее карьера напоминает незавершенное строительство: оторвавшись от старых корней, она так и не успела дорасти до образа "новой Юли". Ну а после исключения из фракции ей с удвоенной силой придется доказывать, что не предавала своего лидера. "Украинская правда" остерегалась брать интервью у Королевской после того, как она стала ассоциироваться с рекордными объемами "джинсы" - рекламных материалов, написанных в ее поддержку "совершенно бескорыстно". Изгнание из БЮТ стало, пожалуй, первым значительным поводом для интервью с ней.

Наталия Королевская в новом жилом доме прямо на Бессарабской площади. Под ее личный офис переоборудовали большую квартиру. Внутри - со вкусом сделанный дорогой ремонт, а в самом кабинете Королевской, среди эксклюзивной мебели и каменных панелей, можно увидеть тренажер, имитирующий лыжный спорт. Все это мало напоминает прибежищем гонимой оппозиционерки. Интервью длилось за полночь...

- Первый вопрос будет звучать прямо. Вы наверняка слышали его не раз: скажите, почему вы предали Юлию Тимошенко?

- (пауза) Хороший вопрос...

- Наверняка вы его слышали и от простых людей, и от соратников по партии…

- …Знаете, своими действиями мы показываем борьбу с действующей властью. И я никогда не считала свои поступки предательством Юлии Тимошенко. Наоборот, я считаю свой приход в УСДП, работу с гражданскими лидерами, с предпринимателями усилением команды, усилением Блока.

- Для вас Юлия Тимошенко и нынешняя партия "Батькивщина" – это одно целое?

- Нет, для меня это не одно целое. Если проследить логику событий, то сначала нынешнее руководство фракции убрало Ивана Кириленко с поста лидера фракции, потом приняли решение фракции о голосовании за закон о выборах, а теперь исключили меня. Ни по одному из этих решений не было предварительной позиции Юлии Тимошенко. Например, ее позиция по Ивану Кириленко была оглашена постфактум. Также очевидно, что голосование по закону о выборах было согласовано с ней постфактум. А вообще, я вас, наверное, разочарую, потому что я сегодня не скажу ничего, что может быть использовано против Юлии Тимошенко. Это ее решение общаться с теми или иными людьми. И если она согласовывает постфактум какие-то процессы – это ее решение.

- Как проходило ваше исключение из фракции?

- Для меня это было неожиданностью, хотя предчувствия у меня были. Когда в среду утром я пришла на заседание фракции, там уже меня казнили. Скажу честно, я вообще не частый гость на фракции после ареста Тимошенко.

- Это, кстати, является нарушением дисциплины…

- Вы знаете, у меня в школе бывала двойка по поведению, потому что я часто нарушала дисциплину: подсказывала, давала списывать. В итоге у меня в табеле за поведение стояло не "примерно", а "хорошо". Из-за этого у меня была серебряная медаль, а не золотая. Если же говорить про фракционную дисциплину, то нельзя нарушить то, чего нет. И сегодня я пришла на фракцию только потому, что накануне у меня закралось подозрение, что что-то не так.

Когда ставился на голосование вопрос о резолюции ПАСЕ, моей карточки в гнезде не оказалось. После первого января Андрей Кожемякин принял решение, что все карточки постоянно должны находиться в секретариате фракции. Ну, мне все равно, где она – пусть будет у них. И они каждое утро ходили и расставляли карточки по гнездам, а вечером собирали. И я никогда сама карточку не забирала …

 - Если вы утверждаете, что не доверяли руководству фракции, почему вы дали им свою карточку? Не говоря уже о том, что это нарушение Конституции?

- Я признаю, что это моя ошибка. Но я провела с этими людьми пять лет в парламенте, и все пять лет у нас была такая процедура. У меня не было причин думать, что мою карточку украдут или как-то не так воспользуются. Но вчера вечером, когда я увидела пустое гнездо на своем рабочем месте во время голосования по резолюции ПАСЕ, я спросила: "Где моя карточка?". Мне сказали: ее нет и не было.

И начались какие-то непонятные вещи. Я пошла в секретариат Рады, там мне сказали, что ее забрала фракция. Мы начали выяснять, оказалось, что карточки нет нигде – ни в секретариате, ни во фракции. Кожемякин начал говорить, что Суслов с Логвиненко сказали, что ты ее забрала. Я спрашиваю у Суслова и Логвиненко, говорили они такое или нет. Оказалось, что нет. Тогда я попросила дубликат карточки и тут же написала письмо с требованием засчитать мой голос по этому вопросу. Все это было накануне заседания фракции, на котором меня исключили. То есть по факту я проголосовала "за" письменно.

- Кто был ответственен именно за вашу карточку?

- За нее отвечал Виктор Швец. Но я не хочу никого ни в чем обвинять. Это моя ошибка, что я ее оставляла во фракции. Хотя и понимаю, что, возможно, так и надо было, потому что люди теряют карточки, в ответственный момент не могут найти – всякое бывает. А тут получилось, что именно во время важного голосования моей карточки нет. Поэтому я решила утром пойти на фракцию и, если этот вопрос будет поднят, сказать, что мое заявление зарегистрировано и показать мое письменное голосование.

Я прихожу на фракцию, а там уже все в полном разгаре. Заседание вел Андрей Кожемякин. Мне дали сказать свое последнее слово. Правда, в конце мне начали выключать микрофон, отбирать его, говорить – "хватит нас пропагандировать". Но я все же обратилась к своим соратникам и сказала, что, конечно, сегодня легко сильным мужчинам бороться с женщинами. Гораздо сложнее бороться с режимом и с Януковичем. Наша главная задача – вместе бороться за освобождение Тимошенко.

- Как вы сами объясняете решение фракции и Андрея Кожемякина?

- Иногда подлость побеждает здравый смысл. У каждого удара в спину есть свое лицо. Чьи это лица – время покажет. Я смотрела на этих здоровых мужиков, и мне было сложно понять, кто и чем там управляет. Я вдруг узнала, что, оказывается, было решение фракции не общаться с общественными лидерами, что было решение не проводить митинги без согласования фракции, не выступать без решения фракции. А вот Королевская, мол, нарушала все эти решения. "А вот вы, Наталья, билл-борды повесили!". Ну и так далее…

ТИМОШЕНКО ПРЕДЛАГАЛА МНЕ СТАТЬ ЕЕ ЗАМОМ

- Но поставьте себя на место Кожемякина и фракции. Вы создаете свой политический проект и по-сути разваливаете фракцию и блок изнутри. Почему они должны были это терпеть?

- Во-первых, я возглавила партию, которая десять лет была основателем "Блока Юлии Тимошенко". Это случилось 23 декабря прошлого года. Поэтому, если они что-то имели против, нужно было принимать решение еще тогда. Во-вторых, наша партия входила в КОД и принимала участие в процессе объединения оппозиции. Мы четко сказали, что готовы к переговорному процессу и готовы усиливать оппозицию.

Но сегодня утром были сняты все маски с этой имитации объединения. Ну как может идти объединительный процесс, если вы исключаете своих партнеров, которые десять лет с вами? Свое решение они прикрывают фиговыми листочками – ведь на фракции вообще не высказывались обвинения, которые потом официально были озвучены в пресс-релизе. О "джинсовом" скандале, о сотрудничестве с администрацией президента, о неголосовании по резолюции ПАСЕ… Но на весы поставлены несоизмеримые вещи. Я – лидер партии, а за мной в партии - тысячи людей, которые десять лет были в БЮТе, которые разделяют общие ценности и верят в лидера. По сути, руководство фракции приняло решение развалить блок, которому 10 лет, который создавала сама Юля! Тем не менее, Андрей Кожемякин ставит этот вопрос на голосование, продавливает его, ему помогает группа "товарищей"… Все как-то кулуарно, непрозрачно. Получается так - пока нет Юли, идет борьба за власть.

 - Почему вы все время говорите об Андрее Кожемякине? Ведь лидер партии – Юлия Тимошенко и Александр Турчинов. Почему вы думаете, что они были бы против?

- Турчинова на заседании фракции не было. И я не слышала от него ни одного заявления. Что касается Юлии Тимошенко, я уверена, что она такую команду не давала. Я понимаю также, что они боялись моей встречи с Тимошенко. Хотя это был только вопрос времени. И я также знаю, что работа по моей дискредитации в глазах Юлии Владимировны ведется очень активно. Юля - в тюрьме, все сторонники от нее отрезаны, и некоторые этим пользуются.

- Но поставьте себя на место БЮТ. Тот же Сергей Пашинский возмущался, что съезд УСДП был проведен в день вынесения приговора Юле Тимошенко? Мог ли он это воспринять иначе, чем предательство?

- Меня тогда на фракции об этом уже спрашивали. Там сидело много партийных функционеров, которые хорошо знают, что для проведения съезда нужно как минимум за десть дней назначить его дату.

- Но вы могли отменить съезд! Ведь о том, что будет приговор, было известно еще накануне днем.

- Во-первых, я узнала об этом в 12 часов дня в день съезда. Во-вторых, я не могла его отменить – я еще не была лидером партии. Я могла только прийти или не прийти. Но хочу вам сказать, что мы приглашали лидеров "Батькивщины" на съезд, но никто не пришел.

- Это логично, ведь ваш конфликт с руководством БЮТ начался не сейчас и не в декабре. С чего все начиналось?

- Природа этого конфликта была глубже. Очень многих людей беспокоили наши дружеские отношения с Юлией Владимировной. Это многим не нравилось. Первая провокация произошла еще в июле, когда газета "Сегодня" написала, что Королевская хочет рейдерским способом захватить "Батькивщину". Я не знаю, чья эта была провокация, но не исключаю, что это было со стороны власти, учитывая, что газета "Сегодня" - это провластное издание. После этой публикации у меня был разговор с Юлией Владимировной. Это было в четверг, за день до ее ареста. Я подъехала в суд, откуда мы поехали на Туровскую и там достаточно долго беседовали. Это был разговор один на один.

И в принципе, мы обсудили все накопленные вопросы. Юле носили на меня папки так называемого компромата еще со времен премьерства. Мы посмеялись над всем этим. Потому что это только звучит красиво "рейдерский захват партии". Это возможно с какой-то местной партийной организацией, но не с партией в целом! Кстати, тогда от Юли и прозвучало предложение мне стать ее заместителем в партии...

- А вы не допускаете, что со стороны Юлии Тимошенко это был политический ход, чтобы усыпить ваши амбиции?

- Нет. Скажу так: я уважаю Юлию Владимировну, мы были в разных ситуациях. И я, ни разу ее не подвела, имея достаточно возможностей это сделать. И мне кажется, Юля это ценила. И она, в свою очередь, – имея колоссальные возможности каким-то образом меня отстранить, не пригласить в список во второй раз – тоже никогда этим не воспользовалась. Я всегда могла прийти к ней и объяснить каждый свой поступок. Она всегда всех слушала, но решение принимала сама. Я не могу даже подумать, что Тимошенко со мной играла.

- Вы тогда с ней не говорили, что хотите возглавить УСДП?

- Нет. Мы с ней об этом никогда не говорили. Мы обсуждали наши дальнейшие шаги, новую стратегию. В том числе способы ее защиты, что делать, чтобы ее не арестовали и так далее. Мы тогда, безусловно, рассчитывали на поддержку Европы. Но что касается мобилизации сторонников, я считаю, что для этого было сделано очень мало.

- Почему украинцы не вышли на улицы в защиту Тимошенко?

- Партия, в которой около 500 тысяч членов, у которой более 10 тысяч депутатов местных советов, не смогла активизировать даже своих депутатов… Я считаю это ошибкой нынешнего руководства партии. И это всем очевидно, отчего в последнее время в партийных рядах наблюдается деморализация. Ведь акции проводятся не за один день – это систематическая работа, которая не велась.

- Вы представляете момент, когда Тимошенко все-таки выйдет из тюрьмы. Что вы ей скажете?

- Мне проще сказать, что бы я сказала ей сегодня. Если бы я смогла ее увидеть, я бы ей сказала: что бы ни происходило во фракции, мы будем делать все, чтобы она вышла на свободу. Проводить митинги, выводить людей, ездить под Качановку, ездить в Европу. Главное, чтобы она была на свободе. Потом разберемся, кто предатель, а кто - нет.

- Ваши эти слова очень напоминают дело Георгия Гонгадзе, с портретом которого многие политики пошли бороться за голоса на выборах...

- Красиво сказано. (пауза) Но для меня Юлия Тимошенко значит больше, чем имидж и политика - я прошла с ней огонь, воду и медные трубы. Я прошла с ней очень сложные ситуации. Меня первый раз начали информационно "мочить", когда я была рядом с ней. Я пришла и сказала, что против меня работают наши "соратники". На что она мне ответила: "Значит, идешь правильным путем. Не останавливайся и иди вперед".

МЫ НЕ МОЖЕМ РАЗМЕСТИТЬ НИ ОДНОГО БИЛЛБОРДА С ТИМОШЕНКО

- Когда вы последний раз говорили с Турчиновым, он вас отговаривал возглавлять партию?

- Это было 22 декабря в 18:00 накануне съезда УСДП, на Туровской... Он скорее был не готов к такому решению. Но я уже неспокойно чувствовала себя в "Батькивщине". Пока Юля была на свободе, мне были безразличны их кулуарные игры и провокации. Я делала общее дело и никогда не приспосабливалась под тех, кому это не нравилось. А когда ее арестовали, моя активная деятельность начала вызывать раздражение…. И я все объяснила Турчинову. Я ему сказала, что ко мне в "Батькивщине" неоднозначное отношение. Сказала, что признаю его лидерство в "Батькивщине" и никогда его не оспаривала. Зачем нам в команде какие-то домыслы и провокации о каком-то рейдерстве? Вы будете главой штаба, я – младшим партнером, и будем двигаться дальше вместе. Я объяснила, что у нас есть шанс сохранить блок – я возглавлю УСДП, и этот вопрос решится.

- Мы слышали, что вы еще просили пять мест в проходной части списка...

- Я никогда не обсуждала с Турчиновым ни места в списке, ни квоты. Я сказала лишь, что мы готовы полностью поддержать инициативу Юлии Тимошенко о создании единой партии во главе с моральным авторитетом. Я сказала, что я сделаю все, чтобы это было решением УСДП.

- Если вы утверждаете, что не предавали Тимошенко, как объясните то, что по всей стране развешиваются ваши билл-борды? В то время как щиты с изображением Юлии Тимошенко вообще не могут появиться?

- Это не так. Я могу вам сказать, что местные власти не дали нам разместить билл-борды в Луганской, Одесской и Черниговской областях. А по всей остальной части страны – да, наша кампания реализуется. Если хотите, могу вам дать телефон рекламного агентства - сами спросите, почему так. А Юля – лидер оппозиции, она находится в тюрьме! И я могу вам сказать, что когда мы готовили интервью газете "Комментарии", на обложке изначально был мой тезис "Защитить Юлю – защитить каждого". Но при согласовании рекламной кампании, агентства сказали газете, что такие щиты не будут повешены.

- То есть вы хотите сказать, что на рекламном рынке существует табу на имя Юлии Тимошенко?

- Я думаю, да. Мы не можем разместить ничего, что касается ее защиты или упоминания.

- Почему ваша внешняя рекламная кампания похожа на кампанию Сергея Тигипко образца 2009 года?

- Похожа на кампанию Тигипко? (Пауза) Несколько агентств подготовили нам проекты рекламной кампании. Вариант, который висит на бордах, был поддержан политсоветом нашей партии.

- Как так получается, что "Батькивщина" жалуется на нехватку денег, а вы проводите очень масштабную кампанию? Оттуда эти деньги?

- Финансирование УСДП идет официально, через расчетный счет партии...

- Кто пополняет это расчетный счет?

- Вы должны понимать, что я почти двадцать лет активно занималась бизнесом и у меня есть партнеры и друзья, которые сегодня являются спонсорами нашей партии. И, кстати, сегодня после исключения из фракции мне позвонило немало людей, которые высказали готовность поддержать нас.

- Виталий Гайдук является вашим спонсором?

- Нет. Он не поддерживает нас финансово и никогда этого не делал.

- То есть ваше лояльное интервью газете "Комментарии", которая принадлежит Гайдуку, плюс ваша реклама по всей стране с шапкой этой газеты – это случайное совпадение?

- Спросите об этом главного редактора газеты "Комментарии". Ко мне точно так же как вы пришел журналист, и мы ему точно так же дали интервью.

- Но там почему-то не оказалось места для жестких вопросов

- Это вопрос не ко мне.

- Вы говорите, что у вас есть спонсоры. Назовите их фамилии, чтобы избиратели были уверены, что это не Левочкин с Фирташем или Ахметов?

- Это точно не Левочкин с Фирташем, и не Ахметов. За последние два года многие из моих партнеров и друзей вынуждены были уехать из страны. Например, Юрий Зюков до сих пор не может вернуться. Это не единственный случай. Поэтому поймите меня правильно - нам надо дать гарантии безопасности людям, которые поддерживают оппозиционные политические силы. Если назвать людей, а после этого их бизнес уничтожат, лишив возможности поддерживать оппозицию - то я не хочу делать им такой "сюрприз". У меня ежедневно разрывается телефон по поводу того, что того или иного человека арестовали, судят или забирают бизнес.

- Какое место среди ваших партнеров, о которых вы упомянули, занимает сын Александра Ефремова?

- Сын Ефремова никогда не был и не является моим партнером. Мы земляки с Александром Сергеевичем Ефремовым, мы хорошо друг друга знаем...

- …и даже вместе проводили легендарный съезд в поддержку Януковича в 2004 году в Северодонецке?

- Спасибо за такую статусность. Нет.

- В этом съезде принимал участие Лужков, который приехал благодаря вашим связям в Москве через брата.

- У Ефремова всегда были теплые отношения с Москвой, а я не имею никакого отношения к приезду Лужкова и не принимала участия в съезде в Северодонецке. Мы идеологически разошлись с Ефремовым, когда он вступил в Партию регионов, а я - в "Батькивщину".

МОЙ БРАТ УВОЛИЛСЯ ПОСЛЕ ПРИЕЗДА АЗАРОВА

- Кем работает ваш брат в Москве?

- Мой московский брат официально является безработным. До последнего времени он был заместителем министра строительства - до тех пор, пока в Москву не съездил господин Азаров. По достоверным источникам я знаю, что Азаров провел очень тесные переговоры, объяснив, как может брат человека, которого мы считаем своим врагом, работать в правительстве "братской страны"? Моего брата попросили написать заявление. Это было летом 2011 года.

- У вашего брата есть бизнес в России?

- Последние лет 15 он работал госслужащим.

- Он поддерживал вашу политическую кампанию?

- Думаю, он тихо ненавидит мою политическую кампанию, потому что ему пришлось лишиться работы из-за любимой сестры (смеется).

- Среди просчетов избирательной кампании Тимошенко на президентских выборах 2010 года часто называют провал работы Донецкого и Луганского штабов, за которые вы отвечали. Вы признаете свою долю ответственности?

- Эти результаты оценивала Юлия Тимошенко. Она хоть раз публично заявляла о своем недовольстве результатами кампании в этих областях? Нет, не заявляла. Она пожала мне руку и сказала "спасибо" за проведенную кампанию.

- Ну, она многие вещи публично не называет!

- Она слишком хорошо знала детали этой кампании, весь ход кампании был с ней согласован и находился под ее контролем.

- Кто финансировал эту кампанию Тимошенко на Донбассе?

- Бизнесмены Донецкой и Луганской областей. После чего у многих из них отняли бизнес.

- Какую роль в донбасской кампании Тимошенко на выборах президента играл одиозный Иван Аврамов?

- Он в свое время создавал там какой-то штаб и очень хотел, чтобы именно он занимался выборами Юлии Тимошенко в Луганской области.

- Кто его привел в БЮТ?

- Не знаю. Мы встречались с ним в кабинете Турчинова. Когда я поняла, что есть какое-то движение у меня за спиной, я задала Тимошенко вопрос на тему еще одного, альтернативного штаба на Донбассе. Его должен был возглавить Александр Лев от имени Аврамова. Я спросила Тимошенко, что вот есть такой господин Лев, который вешает билл-борды с вашим изображением, который заявляет, что он что-то где-то возглавляет. На что Тимошенко мне ответила: "Нет, там будешь только ты".

- Какая была роль Гайдука и Таруты в штабе Тимошенко в Донецкой и Луганской области? Они давали деньги?

- Гайдук через меня не работал. А Тарута помогал людьми. Деньги от Таруты я никогда не получала. Не могу сказать, помогал ли он финансово. Когда мы проводили визит Тимошено на Алчевский меткомбинат, а также на комбинат имени Дзержинского, то решали с Тарутой организационные вопросы. Через меня не шел бюджет избирательной кампании. Луганским и Донецким штабам помогал средний бизнес. Тарута и Гайдук - помогали они или нет - это лучше спросить у Турчинова.

- Во сколько вам обходится ваша нынешняя политическая кампания?

- Не готова назвать эту цифру.

- Мы вам не верим. Вы - бизнесмен и не можете этого не знать!

- Избирательная кампания еще не началась, а когда она завершится, я дам полный отчет.

- Сколько составляет ваше личное состояние?

- Сложно оценить это состояние. Тот бизнес, который работал у нас в Украине - хладокомбинаты, сельхозпредприятия, охранная компания, луганское радио, газеты - сегодня это все стоит. Содержится офис, в котором работают несколько человек. Родители продали акции "Луганскхолода" прошлым летом. Когда в морозильных камерах было минус 30, а на улицах - плюс 40, сидел весь УБЭП и пересчитывал мороженое, а налоговая милиция связывалась со всеми людьми, с которыми я работала. Было возбуждено 37 уголовных дел по всем моим бывшим компаниям, знакомым, партнерам...

- Хорошо, допустим, оценить бизнес вы не можете. А сколько вы заработали за годы бизнес-карьеры?

- Этот вопрос лучше задать моему мужу.

- Такой ответ мы много раз слышали от Юлии Тимошенко, и в искренность этих слов не верили ни избиратели, ни журналисты.

- Мне не сложно назвать состояние семьи или за сколько мои родители продали акции. Но эту цифру сложно будет подтвердить, она будет носить иллюзорный характер.

- Вы говорите о проблемах в бизнесе, но ваш муж сделал отличные офисные апартаменты на бульваре Леси Украинки.

- Давайте вместе съездим, чтобы я лучше знала, о чем идет речь.

К МИНИСТРУ НОЧЬЮ ВРЫВАЛИСЬ С ВОПРОСОМ: ДАЙТЕ МАТЕРИАЛЫ НА КОРОЛЕВСКУЮ

- Какую часть в формировании вашего состояния играли деньги от угольной отрасли во времена премьерства Тимошенко?

- Никакую. Я ни копейки не заработала от угольной отрасли во времена ее премьерства. Это хорошо знает Юлия Тимошенко.

- Многие бизнесмены будут поражены вашей неискренностью.

- В 2009 году был сумасшедший кризис. Мне тяжело описать, что творилось в промышленности. Я знаю не только верхушку айсберга. Деньги шли из казначейства на карточку каждого шахтера. Благодаря этому была выплачена зарплата, и ни один шахтер во время кризиса не вышел на акции протеста. Деньги на развитие отрасли как положено не выделялись.

- Мы говорим о госпредприятии "Уголь Украины", которая была оператором угольных схем. Мы знаем от многих лиц, что вы играли решающую роль на этом рынке в определении компаний, работавших на рынке.

- Глобальной проблемой тогда было отсутствие рынка сбыта. Упал рынок энергетики, упал экспорт. Юрий Продан прекрасно знает, что уголь некуда было продавать. Тогда и было принято постановление Кабмина, согласно которому уголь покупался у госпредприятий и только он поставлялся на ТЭС. А "Уголь Украины", как государственное предприятие в структуре Углепрома, балансировал работу угольных объединений.

- Но разница в цене закупки угля у шахт и в цене поставки на ТЭК была значительна. И многие утверждают, что эта разница оседала в ваших структурах!

- Я – как дочь шахтера, которой угольную шахту показали в шесть лет - могу кое-что объяснить. Каждая шахта формируют цену на основе своей себестоимости. Есть шахты, где цена угля, для примера, 1,5 тысячи, а есть шахты, где цена в три раза меньше. А покупают ТЭС по средней цене. Задача "Угля Украины" - сбалансировать цену угля, обеспечив оплату продукции каждому предприятию.

- Если вы не имели отношения к "Углю Украины", откуда вы знаете такие подробности?

- Я очень хорошо знаю Виктора Полтавца. Он на протяжении последнего года был на допросах в налоговой милиции и МВД.

- И именно поэтому говорят, что вы на крючке у власти - у них есть на вас компромат, связанный с вашей деятельностью в угольной отрасли во времена Тимошенко…

- Знаете, когда ворвались к Полтавцу с обыском ночью, первое, что ему сказали: "Дайте нам материалы на Королевскую". Полтавец как человек с большим чувством юмора принес им папочку, говорит: "Вот, пожалуйста". Открывают, а там вырезки из газет, распечатки из интернета...

- Он такой большой ваш поклонник?

- Виктор Иванович - это человек, которого я много лет знаю и очень уважаю. Он мой учитель, а не поклонник.

- Почему на всех ваших митингах главный объект нападок – Николай Азаров? Хотя вы прекрасно знаете, что согласно Конституции, премьер-министр фактически является подчиненным президента. Почему вы никогда не нападаете ни на президента, ни на главу его администрации?

- Потому что я хорошо понимаю конституционный путь, как можно отправить в отставку правительство Азарова. Согласно Конституции, это 150 подписей депутатов, отчет правительства и 226 голосов за отставку. Это процедура, на которой мы можем настаивать. Не проголосовало 226 – значит, тех, кто не проголосовал, мы будем показывать людям как депутатов, крышующих власть. Но я поддерживаю инициативу Яценюка об импичменте президента.

- Вы будете переименовывать УСДП?

- Я этого не исключаю, но это будет решать съезд.

- Говорят, что она будет называться "Нова країна" – НК, как и инициалы Натальи Королевской.

- Такая инициатива была высказана на политсовете в понедельник. Мне это название не нравится и, если съезд прислушается ко мне, его не будет.

- Какие шансы на прохождение вашей партии в парламент?

- Давайте сядем в июле и посмотрим. У нас есть хорошие шансы, хотя пока у нас нет еще 5%. Но динамика хорошая.

- Какую роль играл Казбек Бектурсунов - бывший политтехнолог Леонида Черновецкого - в вашем штабе?

- Мы не сотрудничаем с Казбеком уже около месяца. Ранее мы консультировались, но никакой должности в штабе он не занимал.

- Он вам дорого обошелся?

- Недорого. (Смеется) У него были идеи, у меня были вопросы, мы общались.

- Кто сейчас занял его место?

- У меня есть люди, с которыми я работаю - это Михаил Грищенко и Татьяна Мокриди.

- Одна из тем, которая сопровождает ваше имя в политике - это заказные материалы в прессе в вашу поддержку. Вы платили за заказные материалы журналистам?

- Лично я никогда не платила журналистам. Хотя сегодня первый пункт, который мне вменили на фракции перед исключением - это джинсовый скандал. Им воспользовались очень красиво.

- Вопрос звучит иначе - платила ваша политическая сила или нанятое ею рекламное агентство за позитивные материалы о вас?

- Нет, такого я не знаю.

- Но мы ведь читаем материалы о вас и видим, что они написаны не по стандартам и выглядят как имиджевая реклама!

- Давайте говорить с фактами. Когда у меня возникают вопросы к моему сотруднику, я с ним расстаюсь. Но когда Мустафа заявил, что кто-то из моего штаба сказал журналистам, что "мы вас всех купим", то было очевидно, что любой человек, который об этом говорил, знал, что это в течение суток будет написано на фейсбуке. Это была провокация.

- Но мы тоже знаем, что журналисты получали указания от медиа-менеджеров брать ваши комментарии по надуманным поводам.

- Вы тут присутствуете тоже как проплаченные журналисты?

- Мы здесь присутствуем, потому что есть информационный повод - вас исключили из фракции.

- А во всех остальных случаях обо мне писать не нужно? Каждое издание смотрит само, что для них информационный повод, а что нет.

- Скажите, если о вас появляется множество позитивных материалов без плашки "реклама" с подписью несуществующего журналиста, мы должны думать, что это просто ваши поклонники?

- А как вы объясните, что в интернете против меня появляются грязные материалы? Почему вы считаете, что не могут появляться нормальные материалы?! Давайте разберемся с грязью, которая там появляется? Ведь это тоже джинса!

- А как вы объясните, что в региональных СМИ о вас одновременно появляются одинаковые – слово в слово – материалы? Это совпадение как в случае с Виктором Медведчуком?

- Вы можете все эти вопросы детально обсудить с Татьяной Мокриди. Я занимаюсь только политической деятельностью и никогда не договаривалась о том или ином информационном сотрудничестве.

Источник: http://www.pravda.com.ua









Комментариев нет:

Отправить комментарий