суббота, 12 января 2013 г.

ОПЕРАЦИЯ «ЛЕГАЛИЗАЦИЯ». Чиновники Украины «пишут» теневые доходы на близких родственников


Согласно практике Европейского суда политики и их близкие родственники обязаны декларировать доходы. Тем, кто этого не делает, грозит скандал и отставка. Премьер-министр Чехии покинул пост после того, как  не смог объяснить журналистам, почему не внёс в декларацию квартиру. Украинских чиновников на такой «мелочёвке» не поймаешь и голыми руками не возьмёшь.

«Покращення», которое в своей предвыборной кампании обещал кандидат в президенты Виктор Янукович, наступило, причём не только для членов бело-голубой команды. Судя по обнародованным чиновниками декларациях о доходах, обещанные главным регионалом приятные перемены коснулись и никому не известных, далёких от крупного бизнеса людей — родственников именитых чиновников, завесу тайны над жизнью и доходами которых приоткрывают отчётные документы.
Почти в 17 раз больше, чем в году минувшем, — 298 000 грн. заработала супруга главы Совмина Крыма Лариса Могилёва. В три раза, до миллиона гривен, выросли доходы семьи замглавы Администрации президента Олега Рафальского. Мультимиллионерами разом стали и родственники молодой гвардии чиновников — главы Нацбанка Сергея Арбузова и руководителя Государственной налоговой службы (ГНС) Александра Клименко.
Чтобы легализировать огромные теневые капиталы и не раздражать беднеющий электорат, влиятельные чиновники переписывают свои доходы на родственников, оставляя за собой лишь деньги на карманные расходы. Ниже: теневые жёны. Новая гвардия чиновников – Виталий Захарченко (на иллюстрации слева), Сергей Арбузов (в центре) и Александр Клименко не только скрывают источники доходов своих состоятельных жён, но и прячут от посторонних глаз их самих. Фото: Фокус
В удивительной для Украины тенденции эксперт по антикоррупционному законодательству нардеп Геннадий Москаль видит как минимум два показательных момента: чтобы не раздражать электорат, состоятельные чиновники отказались от свежей моды открыто выводить из тени свои доходы, а вместо этого взялись легализировать их с помощью близких родственников. Журнал Фокус выяснил, за счёт чего разбогатели известные семейства и почему рост их благосостояния совпал с обнищанием влиятельных близких.
За семью печатями
В позапрошлом году тогда ещё претендент на должность руководителя Нацбанка Арбузов шокировал всех своей декларацией о доходах за 2009 год. В отличие от многих коллег-чиновников, которые отчитались о том, что живут исключительно на зарплату, будущий главный банкир раскрыл карты: за 12 месяцев он заработал больше 150 млн грн. В ответ на вопросы о происхождении неприлично крупной для чиновников высшего ранга суммы неопытному Арбузову пришлось оправдываться. Мол, деньги были заработаны во времена работы в коммерческих структурах, исключительно благодаря успешным инвестициям.
Глава НБУ сделал выводы из того скандала. В минувшем году, согласно свежей декларации, он заработал в 75 раз меньше — чуть более 2 млн грн. Но, вопреки простой арифметике, Арбузов не обеднел. Неожиданно мультимиллионерами стали его близкие — жена Елена и двое несовершеннолетних детей. За два года супруга банкира заработала более 9 млн грн., большая часть которых — доход от продажи имущества. Невероятно, почти в 100 раз, распухли и банковские счета родственников чиновника, на которых накопилось почти 111 млн грн.
В том, что внушительная сумма — результат перераспределения семейных активов, Фокус убедился, выяснив, что отношения к крупному бизнесу Ирина Арбузова не имеет. Она заместитель начальника управления делами Укрбизнесбанка, в котором с 2003 по 2009 год на должности предправления работал и сам Арбузов.
Выяснить происхождение многомиллионных накоплений Арбузовой на скромной по меркам банковского рынка должности Фокусу не удалось. Попытки связаться с ней по рабочему телефону пресекали многочисленные секретари Укрбизнесбанка, отвечая, что жена главы НБУ находится в командировке.
Уточнять источники доходов близких — супруги Елены и двух детей, которые в 2011 году заработали в 30 раз больше (21 млн грн.) главы семейства, отказался и Клименко. «Его жена не является сотрудником налоговой службы, так что с подобными вопросами лучше обращаться к ней», — по телефону ответил пресс-секретарь главы ГНС, добавив, что ответ на официальный запрос будет зависеть от желания Клименко, мол, семья — это личное.
Как удалось выяснить Фокусу, финансовый успех родни Клименко — целиком его заслуга. Наполнять семейные закрома Клименко начал в 2000 году, когда вместе со старшим братом Антоном основал группу компаний «Анталекс». И хотя, согласно выписке из Единого государственного реестра физических и юридических лиц, после прихода Клименко в ГНС в ноябре 2011 года компания, занимавшаяся изготовлением и продажей гофротары, строительством, сдачей в аренду и продажей недвижимости, была ликвидирована по решению основателей, семейный бизнес остался на плаву.
«Сейчас есть другие компании, занимающиеся инвестиционными операциями с ценными бумагами. Больше ничего не комментирую», — сухо ответил Фокусу брат главы отечественной налоговой, уточнив, что официально из состава основателей «Анталекс» Клименко-младший вышел в 2005 году, перейдя на должность замначальника специализированной государственной налоговой инспекции по работе с крупными плательщиками налогов Донецка.
После этого доля мужа досталась Елене Клименко. Однако чем в действительности занимается состоятельная и крайне непубличная вторая половина чиновника, неизвестно. Единственное, что готов сказать Клименко-старший, — «это инвестиции в ценные бумаги».
Эта формулировка, по словам Александра Рябеки, члена парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью, — самый простой способ скрыть реальные источники доходов семей чиновников. Благодаря пробелам в антикоррупционном законодательстве, выяснить, какие именно акции покупают члены семей известных политиков и почему их стоимость за считанные месяцы, судя по декларациям, порой взлетает до небес, практически невозможно.
Заняться этим общественно полезным делом могла бы Госслужба по вопросам декларирования, создать которую при МВД или Налоговой, по образцу многих западных стран, включая не самую экономически развитую Румынию, ещё полтора года назад предлагал экс-замглавы МВД Москаль. Главной задачей новой структуры должно было стать сравнение доходов и расходов чиновников. Но инициативу депутаты «завалили», сведя достоверность деклараций практически к нулю.
«В Украине декларации не имеют никакой ценности, там можно написать всё, что угодно, и Налоговая спокойно подошьёт взятые с потолка данные в папочку», — рассказывает бывший силовик, уточняя, что при желании его бывшие коллеги безо всяких спецслужб могли бы понемногу проверять финотчёты власти.
Игра без правил
Но правоохранителям не до того. Они сами отказываются обнародовать как личное благосостояние, так и доходы близких. В числе злостных уклонистов — глава МВД Виталий Захарченко, который второй год подряд тщательно скрывает отчётный документ, ссылаясь на то, что в нём содержится информация, подпадающая под действие постановления Конституционного суда о защите персональных данных. Как утверждает Владимир Полищук, начальник управления связей с общественностью МВД, «обнародовать свои декларации чиновники не обязаны».
Возможно, министр не хочет афишировать бизнес-успехи жены Людмилы, которая владеет питомником по разведению и продаже крошечных собак модной нынче породы мальтезе (стоимость одного щенка может достигать десятка тысяч гривен. — Фокус) Sunn de Lion. Рассказывать о своих финансовых достижениях отказывается и сама Захарченко. «Я не оценивала прибыль от содержания питомника. И потом, есть прибыль материальная, а есть — душевная», — туманно отвечает на вопрос о размере доходов за прошлый год жена главы МВД.
Успешные попытки чиновников и их родственников скрывать собственные доходы известная адвокат Валентина Теличенко считает противозаконными. «Они умело манипулируют постановлением Конституционного суда (о защите персональных данных. — Фокус), в котором ничего не говорится прямо», — комментирует она. Правозащитник объясняет: КС только указал на то, что разглашение подобной информации противоречит норме Конституции в части права человека на личную жизнь. Но согласно практике Европейского суда политики и их близкие родственники всё же обязаны декларировать доходы.
Тем, кто этого не делает, рассказывает пресс-секретарь Европейского союза в Украине Давид Стулик, грозит скандал и отставка. Один из наглядных примеров — премьер-министр Чехии Станислав Гросс, который в 2005 году покинул пост после того, как не смог объяснить журналистам, почему не внёс в декларацию квартиру стоимостью $180 000 и где взял деньги на её приобретение.
Украинских чиновников на такой «мелочёвке» не поймаешь и голыми руками не возьмёшь. Недвижимость они тоже декларируют на родственников, оставаясь при этом без собственного жилья. В числе обделённых — министр чрезвычайных ситуаций, экс-глава секретариата Виктора Ющенко Виктор Балога. Согласно декларации, к 49 годам политик так и не обзавёлся собственным углом. При этом его семейство владеет просторным домом на 300 метров и квартирами в Мукачево и Киеве.
И это, уверен давний противник Балоги Москаль, далеко не всё добро самой влиятельной в Закарпатье семьи. Львиная доля состояния оформлена на подставные фирмы или спрятана в офшорах. Только на Кипре богатыми украинцами, по данным бывшего замминистра, создано более 22 000 компаний, услугами которых пользуются 80–85% отечественных политиков. А это значит, что к и без того круглым суммам в декларациях об их доходах можно смело дорисовывать три нуля — не ошибёшься.
Автор:  Мария Жартовская, Фокус
Фото: Фокус

Комментариев нет:

Отправить комментарий