понедельник, 8 июля 2013 г.

ПАВЛУ ИВАНОВИЧУ ПОНАДОБИЛСЯ «МАТРОС». Репортаж из Луганского апелляционного суда, рассматривавшего дело об убийстве Щербаня. Май 2002 года.


В Луганском апелляционном суде первые три дня ушли на чтение четырехтомного (1600 страниц) обвинительного заключения по делу донецко-луганской группы киллеров. Второй и третий дни заседания были посвящены самым резонансным эпизодам - заказу и организации убийства Евгения Щербаня
, Вадима Гетьмана, а также попытке устранения Александра Волкова и Игоря Бакая.

ПАВЛУ ИВАНОВИЧУ ПОНАДОБИЛСЯ МАТРОС

Среди восьми подсудимых — и Вадим Болотских по кличке Москвич. Он — один из двух обвиняемых в убийстве Евгения Щербаня, гражданин России. Второго — Зангелиди (кличка Зверь) — уже нет в живых. Впрочем, как и многих других из первого поколения донецко-луганской группировки, например Е. Кушнира, А. Рябина и М. Алиева — руководителей бандформирования, созданного в 1993 году. Как доказывает обвинение, именно Евгений Кушнир выступил главным организатором убийства Евгения Щербаня, заказанного банде Павлом Лазаренко в 1996 году.
«Я не знал о том, что Щербань — народный депутат, — давал показания следствию Москвич. — Мне сказали, что это предприниматель, который задолжал Кушниру крупную сумму денег».
В конце 1995-го — начале 1996-го Павел Лазаренко, занимая должность первого вице-премьер-министра, начинает вплотную продвигать свой бизнес в различных сферах экономики, в том числе на рынках природного газа, металла, сельхозпродукции. Он считал, что в этом ему мешает глава корпорации «Атон» Евгений Щербань.
В 1996 году Павел Лазаренко вызывает к себе днепропетровского уголовного авторитета Александра Мильченко (кличка Матрос), ранее судимого за разбой, вымогательство и мошенничество, и через своего советника Петра Кириченко, который одновременно являлся распорядителем банковских счетов фирм, принадлежащих Лазаренко или контролируемых им, предлагает убить Щербаня.
Мильченко в свою очередь обращается к Алиеву, а через него — к другим криминальным вожакам — Кушниру и Рябину. Двое последних в октябре 95-го организовали взрыв на стадионе «Шахтер» — тогда погибли Ахать Брагин и сопровождавшие его люди.
За проведение операции Мильченко было предложено два миллиона долларов. Как утверждает следствие, последнему пообещали также выгодную приватизацию Царичанского завода минеральных вод в Закарпатской области, а еще поставки угля из компании «Ровенькиантрацит», что на Луганщине.
Кушнир возлагал большие надежды на Лазаренко и его ближайшего друга Кириченко, говорил им, что, имея их поддержку, готов для них на все. В частности, обещал во время выборов договориться с братвой о поддержке Павла Ивановича, а также помогать ему другими методами.
Как свидетельствуют документы (они есть в распоряжении правоохранителей), с 10 по 24 декабря 1997 г. в гостинице под Баден-Баденом на имя Мильченко было зарезервировано четыре номера. Все расходы — услуги бара, бассейн, ресторан, телефон, сигареты и т. д. — оформлены на Петра Кириченко. Их сумма составила 124 тыс. немецких марок.
Факт беседы Лазаренко и Кушнира за пределами Украины, в частности в Австрии и Германии, подтверждается несколькими свидетелями. Встреча Лазаренко с Кушниром состоялась и в начале 1998 года: 9 января Павел Иванович вылетел в Венгрию авиарейсом Днепропетровск — Будапешт, где и переговорил с бандитом.

ВИДНЫЕ ПРИХВАТИЗАТОРЫ

По свидетельским показаниям бывшего директора Царичанского завода минеральных вод, содержащимися в данном деле, в марте 1996 г. руководство предприятия подготовило пакет документов о приватизации. Коллектив должен был владеть 71% акций, а фирма «Агропак» — второй реальный участник приватизации — 29%.
Однако в апреле-мае 96-го главного бухгалтера неожиданно приглашают в Фонд госимущества и сообщают, что приватизационные бумаги подготовлены таким образом, чтобы занизить процент акций. Кроме того, дирекции необходимо исключить из списка приватизации «Агропак», а вместо него включить фирму «Агроснабсбыт» с долевым участием более 51% акций.
При этом представитель Фонда госимущества пояснил, что это указание премьер-министра Лазаренко. И если коллектив воспротивится, то завод выставят на аукцион. В результате новой схемы «Агроснабсбыт» получает 51,6% акций, жена Мильченко Наталья Снетко — 12%.
Обвинение ссылается на свидетелей — заводчан, которые подтвердили, что в это время на завод часто приезжал Мильченко, а вместе с ним шеф «Агроснабсбыта» Юхно. Из учредительных договоров «Агроснабсбыта» ясно, что учредителем этой структуры является тетка жены Лазаренко.
12% пакета акций получает Петр Кириченко и еще 12,5% — его жена. Таким образом, подтверждается факт вмешательства Лазаренко в приватизацию Царичанского завода минеральных вод, делает заключение следствие.
Как утверждает обвинение, также видны «следы» Павла Лазаренко и приближенных к нему лиц вокруг луганской холдинговой компании «Ровенькиантрацит». Предприятие в лице гендиректора Астрова-Шумилова стало учредителем «Донуглебанка», которым руководил человек из окружения Кушнира и Рябина. Именно через него Кушнир проводил и обналичивал валюту.
Кроме того, одним из учредителей компании стал человек, приближенный к Рябину. А сам Рябин был оформлен здесь рабочим, хотя фактически руководил работой банка. Поэтому Кушнир и Рябин были заинтересованы в экономическом развитии ГХК «Ровенькиантрацит», уверяют правоохранители.
Следователи указывают на мотивы, которые стали решающими в устранении Евгения Щербаня. В частности, в 1996 году при содействии Донецкой обладминистрации была создана корпорация «Индустриальный союз Донбасса», на которую было возложено монопольное право обеспечения области газом.
В апреле 96-го в регионе принимают программу расчетов за газ, которая должна приносить прибыль — 40—60 млн. долларов ежегодно. Ответственными за нее стали предприятия, контролируемые Щербанем, в том числе «Атон» и некоторые другие. В это же время, являясь основателем Либеральной партии Украины, Евгений Щербань продолжает уверенно настаивать на самодостаточности донецкого региона и необходимости противодействовать экспансии днепропетровских структур.
Сопротивление Щербаня проникновению в область корпорации «ЕЭСУ» подтвердили и представители бизнеса, пояснив, что приблизительно в 1993 г. фирма «Атон» получила у правительства квоту на реализацию продукции комбината «Азовсталь». С этого момента «Атон» поставлял на комбинат металлолом и окатыш, а получал готовый прокат. Всем этим занималась команда Щербаня, который подключил к этому процессу другие предприятия, добиваясь, чтобы экономическая цепочка, созданная в Донбассе, функционировала стабильно и бесперебойно.
В это же время разрабатываются программы прямой поставки газа в Донецкую область в противовес интересам «ЕЭСУ», которая активно пыталась проникнуть в донецкий регион. Это влияние не распространилось только потому, что Лазаренко был смещен с должности премьер-министра, говорится в обвинительном заключении.

Из досье «ВЕДОМОСТЕЙ».
Мильченко Александр Федорович (Матрос) родился в 1948 г. в Майкопе Краснодарского края. Проживал в Днепропетровске. Еще в годы Союза стал промышлять рэкетом. Кличку Матрос получил еще в детстве, после случая на реке, который едва не стал для него трагическим. Против Мильченко 12 раз возбуждали уголовные дела и 11 раз — прекращали. И все же его группировка была разгромлена милицией, а сам главарь попал в колонию. Там он просидел 12 с половиной лет. После «отсидки» Матрос вплоть до самой смерти продолжал занимать видное место среди днепропетровского криминалитета. Мильченко умер в 1997 г. якобы от болезни печени.

Наталия КОНОНОВА
собкор «ВЕДОМОСТЕЙ» (из Луганска)
Вторник, 28 Мая 2002

Комментариев нет:

Отправить комментарий