суббота, 25 декабря 2010 г.

ВОЕННЫЙ ЭКСПЕРТ. Полковник Рубцов: Обещание «расширить серийное производство «Искандеров» звучит как издевка…




Корреспондент попросил прокомментировать ситуацию с оснащением новой техникой российских Вооруженных сил военного эксперта фонда «Стратегическая культура» полковника Юрия РУБЦОВА.

– В стране принята государственная программа перевооружения армии и флота, рассчитанная на 2007–2015 годы. Как она выполняется?


– На реализацию госпрограммы запланировано потратить примерно 5 трлн. рублей. В ее рамках должны поставить на боевое дежурство 34 шахтные пусковые установки и командных пункта, закупить более 50 грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М». Кроме того, поставить на вооружение ВВС 50 стратегических ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС. Также намечено завершить сооружение стартовых комплексов «Ангара» и «Союз-2», что обеспечит России независимый выход в космос с космодрома Плесецк.

В планах Министерства обороны – и создание космических систем разведки, связи, ретрансляции, целеуказания, обнаружения стартов баллистических ракет нового поколения, восстановление замкнутого периферийного радиолокационного поля системы предупреждения о ракетном нападении со станциями слежения исключительно на российской территории.

Новой техникой предполагается оснастить не только ВВС, ПВО, РВСН, но и Сухопутные войска: полностью перевооружить 40 танковых, 97 мотострелковых и 50 десантных батальонов. Пять ракетных бригад должны получить новейший ракетный комплекс «Искандер-М», два полка – установки залпового огня «Ураган-1М». Военно-морскому флоту обещали новую серию подводных лодок стратегического назначения, а также 31 корабль во главе с тремя авианосцами. Всего к 2015 году в рамках программы вооружения в армии и на флоте планируется заменить 45% имеющейся боевой техники.

 – В планах все выглядит грандиозно. А что имеем на самом деле?

– Денег выделяется мало, используются они неэффективно, распыляются. По этой причине новая техника поступает мизерными порциями, не успевая заменять списываемое вооружение. Особенно опасно такое «перевооружение» в системе стратегических ядерных сил. Ведь сколько ни продлевай ресурс межконтинентальных баллистических ракет, находящихся на боевом дежурстве еще с советских времен, их все равно придется списывать. Окончательный срок списания – тот же 2015 год. Основой РВСН должны стать «Тополя-М». Они приходят на смену старым МБР. Но списываются сотни ракетных установок, взамен же на боевое дежурство в год ставится менее десятка моноблочных «Тополей».

– Зачем же тогда списывать баллистические ракеты, если они еще несколько лет могут послужить?

– Вот и я о том же. Кто, когда и по какой причине убедил высшее руководство страны в необходимости (внимание!) уже к 2010 году расформировать соединение РВСН, на вооружении которого стоят межконтинентальные баллистические ракеты РС-18 – по западной классификации SS-19 «Стилет»? Они имеют дальность полета до 10 тыс. километров и несут шесть ядерных боеголовок суммарной мощностью 3300 килотонн. Пока в российской армии не будет создана достаточная по числу ракет группировка новейших комплексов «Тополь-М», основным аргументом ядерного сдерживания остаются РС-18. Именно они и еще баллистическая ракета РС-20 «Сатана» – свидетельство нашей способности нанести потенциальному агрессору неприемлемый ущерб.

Естественно, ситуацию с нашей обороноспособностью отслеживают в натовских штабах. Не так давно К. Науманн, бывший начальник главного штаба бундесвера ФРГ и начальник военного комитета НАТО, Дж. Шаликашвили, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов США, и их коллеги из Великобритании, Франции и Нидерландов по заказу Совета НАТО подготовили доклад, в котором, в частности, оценили основные параметры состояния российских ВС. «Весь арсенал межконтинентальных баллистических ракет, – говорится в докладе, – должен к 2015 году состоять из «Тополь-М», но ежегодно выпускается семь таких ракет. В ВВС только половина состоящих на вооружении самолетов находится в боевой готовности. Для ПВО России требуется 650 комплектов С-400, а выпускаются единицы».

– Кстати, о ПВО. Руководство Минобороны регулярно сообщает о наличии эффективных программ модернизации этой системы. Может, натовцев подвела разведка?

– К сожалению, нет. Хорошие программы перевооружения действительно есть, но они с пугающей систематичностью не выполняются. За последние годы в войска поступил всего один дивизион С-400 «Триумф». Этот зенитный ракетный комплекс – отличное, перспективное оружие. Но какую боевую задачу можно решить единичными экземплярами? По самым оптимистичным прогнозам, силы ПВО будут ежегодно оснащать комплексами один-два полка. Этого явно мало. Темпы перевооружения российских войск ПВО никак не соответствуют скорости совершенствования средств воздушного нападения потенциального противника. Производить новейшую технику в необходимом количестве нам не позволяют недостаточное финансирование, усугубляемое инфляцией и ростом цен на военную продукцию, ограниченные возможности оборонного комплекса и нехватка квалифицированных кадров.

– Недавно армейская газета «Красная звезда» опубликовала статью заместителя министра обороны – начальника вооружения Российской армии Владимира Поповкина, где есть суждения по поводу переоснащения частей и соединений новой техникой. Приведу цитату: «В части обычного вооружения мы отдаем приоритет созданию высокоточного оружия, которое сегодня правит бал на поле боя. Так, мы расширяем серийное производство оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер», а также высокоточных средств для ВВС и ВМФ. Нами запланирован ряд мер по перевооружению авиации. Предусматриваем в течение ближайших трех лет выкупить весь тот задел техники, который по разным причинам накопился на заводах-изготовителях, и сделать качественный рывок в обновлении парка самолетов и вертолетов. Речь идет об истребителях «Сухого» и о партии МиГ-29. С этого года в Военно-воздушные силы начнут поступать современные вертолеты Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор». Эти машины с нетерпением ждут в войсках. Не обделен вниманием и Военно-морской флот России. Помимо постройки новых кораблей, мы начинаем доковый и средний ремонт целой серии кораблей ВМФ, которые годами стояли у причалов…»

– По большому счету, это пиар. Взять самые «свежие» ракетные комплексы «Искандеры». Обещания оснастить ими армию уже похожи на фарс. Впервые «Искандер» показали в августе 1999 года на аэрокосмическом салоне «МАКС», а спустя год разработчики комплекса объявили: до полного завершения испытаний осталось произвести всего несколько пусков. В феврале 2003 года Минобороны сообщило, что «Искандер» успешно завершил испытания и в ближайшее время будет принят на вооружение. А спустя два месяца первый заместитель главного конструктора коломенского КБМ Кашин опроверг это сообщение.
В конце августа 2004 года министр обороны Сергей Иванов доложил президенту Владимиру Путину: испытания «Искандера» завершены, в 2005 году начнем серийное производство, и к концу года «у нас будет целая бригада, вооруженная этим комплексом». В июле 2006 года Сергей Иванов пообещал оснастить «Искандерами» уже пять ракетных бригад.

Где вся эта техника? Реально существует один дивизион в 60-м учебном центре боевого применения войск в Капустином Яре. Это две батареи по два комплекса в каждой – и все! Обещание «расширить серийное производство «Искандеров» звучит как издевка, поскольку нельзя расширять то, что пока нельзя назвать серийным производством даже с натяжкой.

Похожая ситуация с вертолетом «Ночной охотник». Разработка машины велась на Московском вертолетном заводе имени М.Л. Миля с 1980 года. Первый опытный образец вертолета поднялся в воздух 10 ноября 1982 года. Но только в июне 2006 года первая опытная ОП-1 и первая предсерийная 01-01 машины приняли участие в командно-штабных учениях на территории Республики Беларусь, носивших название «Щит Союза-2006». Первые четыре серийных Ми-28Н поступили в Торжокский центр боевого применения и переучивания летного состава армейской авиации в 2008 году. По планам Минобороны в 2009–2011 годах в Военно-воздушные силы РФ поступят две эскадрильи вертолeтов Ми-28Н. К сожалению, мы уже убедились, насколько может затянуться выполнение подобных планов…

Вертолет «Аллигатор» тоже многострадальное детище российского ОПК. Первая модификация К-50 создавалась как альтернатива боевой машине Ми-28М. Обе шли медленно. Лишь в 2005 году начальник Генштаба Юрий Балуевский объявил итог соперничества: основным боевым вертолетом будет Ми-28Н «Ночной охотник», а Ка-50 и Ка-52 будут выпускаться для подразделений спецназа. Судя по всему, теперь ориентация поменялась: Ка-52 позиционируют как командирскую машину армейской авиации. Недавно опубликовано сообщение, что на заводе «Прогресс» в Приморье начинается серийное производство «Аллигаторов». Поскольку предприятие восемь лет простояло без заказов, то трудно даже представить, чего им будет стоить раскрутить массовое производство.

– Президент России Дмитрий Медведев побывал на авиабазе ВВС в подмосковной Кубинке, где в качестве второго пилота полетал на истребителе-бомбардировщике Су-34. После чего назвал его превосходной новейшей боевой машиной.

 – Видимо, президенту не успели доложить, что Су-34 (по кодификации НАТО Fullback – «Защитник») разработан еще в Советском Союзе в ОКБ Сухого. Первый полет машины состоялся 19 лет назад, в апреле 1990 года. Ее тогда пилотировали заслуженные летчики-испытатели СССР Игорь Вотинцев и Евгений Ревунов. Распад СССР затормозил процесс принятия самолета на вооружение. За все это время ВВС России закупили только два Су-34! Серийное производство самолета только разворачивается на Новосибирском авиационном производственном объединении имени Чкалова. 

– Журнал «ЭБ» уже писал про отказ Алжира от закупки наших самолетов, хотя крупный контракт между странами уже был подписан и даже, говорят, профинансирован. Чем закончилась эта история?

– Министерство обороны РФ приняло беспрецедентное решение: оно закупит у Алжира крупную партию собственных истребителей МиГ-29СМТ на сумму в 25 млрд. рублей. Фабула уникального торгового пируэта такова. В 2006 году между Алжиром и «Рособоронэкспортом» был заключен контракт на поставку 34 истребителей МиГ-29СМТ. В 2006–2007 годах Алжир получил 15 самолетов, а в 2008 году прекратил их приемку. Официально объявленная причина – выявленные неисправности в полученных образцах. Между тем специалисты очень высоко оценивают этот самолет. В российских авиационных частях с большим энтузиазмом восприняли новость.

Летчики радостно шутят: мол, почаще бы отказывались зарубежные партнеры от таких контрактов – глядишь, наши ВВС быстрее будут переоснащены новейшей техникой.  Но то, что они называют новейшей техникой, уже вчерашний день. Массовое производство МиГ-29 началось в 1982 году, а первые истребители Военно-воздушные силы страны получили в августе 1983 года. Но в наши войска не поступают и такие «новинки». Почти все, что строится, идет на перевооружение зарубежных армий, у нас же в войска поступают считанные единицы новой техники.

– Может быть, хотя бы на флоте дела обстоят лучше, ведь Россия – морская держава, как не устают повторять российские президенты?
– К сожалению, из 300 кораблей, находящихся сегодня в боевом составе ВМФ России, основная масса эксплуатируется уже более 20 лет. Красивые заявления о современном флоте – воздушные пузыри. Недавно торжественно сообщили, что началась работа по созданию нового авианосца. Как известно, авианосец «Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов» – единственный действующий в нашем ВМФ. Он был построен в 1985 году. Второй аналогичный авианосец сейчас проходит модернизацию для продажи ВМС Индии.

Напомню, что во время посещения в октябре прошлого года Североморска президент РФ Дмитрий Медведев поручил Министерству обороны разработать программу строительства авианосцев, чтобы приступить к их созданию уже в ближайшие годы. Он выразил надежду на то, что к 2015 году можно будет выйти на конкретные результаты. Судя по всему, такая программа теперь имеется. Во всяком случае, представители ВМФ заявляют, что планируется построить как минимум три корабля. Один будет базироваться на Северном флоте, другой – на Тихоокеанском, а третий – сменный – создается для того, чтобы иметь возможность производить плановые ремонты без снижения боеспособности флотов. 

Но до сих пор не решено, где будут строиться авианосцы. Ведь в России такого типа корабли не строились никогда. Верфи для них имелись только в украинском Николаеве. Да и с деньгами непонятно. Стоимость авианосца такого класса на мировом рынке составляет порядка $4 млрд. У нас на денежное содержание офицеров не хватает, а тут такие расходы…

– А что с разрекламированной баллистической ракетой для стратегических подводных лодок?

– «Булава» в процессе испытания. Всего с 2003 года было проведено десять испытательных пусков, из которых пять закончилось неудачей. Ракету «Булава» ранее планировалось принять на вооружение Военно-морского флота в 2008 году. Однако из-за неудач этот срок был сдвинут на год, теперь, видимо, сдвинется еще дальше. Кстати, все аварии произошли по вине смежников. Причина в том, что некоторые из этих предприятий профессионально ослаблены. К тому же контроль продукции на выходе военными представительствами стал менее эффективным. В советские времена была жесточайшая система военной приемки. Сейчас она ослаблена так же, как и контроль качества комплектующих деталей.

На заседании Федерального космического агентства вице-премьер правительства РФ Сергей Иванов раскритиковал работу Роскосмоса. Он потребовал более активной и эффективной работы по организации летно-конструкторских испытаний и подготовки серийного производства ракетных комплексов «Булава». Иванов подчеркнул, что испытания «Булавы» будут продолжены до тех пор, пока она не будет принята на вооружение. Число испытаний ракеты в 2009 году увеличат до пяти, а если понадобится, и более. Но проблема-то в самой госсистеме. С начала 90-х годов и практически до 2004 года у нас шло тотальное уничтожение военного и военно-научного потенциала. Сейчас предпринимаются некоторые попытки исправить ситуацию – однако, весьма робкие. Главное, нет необходимого и достаточного финансирования, нет ясной стратегии.

Для того чтобы начать восстановление военного потенциала страны, годовой оборонный бюджет должен быть увеличен в три-четыре раза. Однако проблема не только в финансировании. Значительное количество предприятий оборонно-промышленного комплекса России оказались приватизированы и перепрофилированы, захвачены рейдерами, часто просто разгромлены. Страшные потери понес кадровый потенциал оборонно-промышленного комплекса – как научный, так и инженерно-технический. Все это плоды авантюрных реформ 90-х годов. Пока мы их не преодолеем, хотя бы в оборонной промышленности, трудно говорить об эффективности работ по «Булаве» и другим перспективным видам оружия.

– Насколько, по-вашему, эффективно управляет реформой в армии нынешнее руководство военного ведомства?

– О непрофессиональном, сугубо «бухгалтерском» подходе министра обороны А. Сердюкова и его команды к тонким процессам преобразований в Вооруженных силах России в последнее время не высказывался разве что ленивый. Проблема очевидная, но почему-то никто ее не собирается решать. Я иногда даже думаю: а не косвенное ли это доказательство того, что наши политические руководители сами не очень верят в успех военной реформы и предпочитают, чтобы за провалы в году этак 2015-м ответили заранее назначенные стрелочники?

Беседу вел Сергей ТУРЧЕНКО

Комментариев нет:

Отправить комментарий