среда, 22 декабря 2010 г.

ПРОДЮСЕР. Сергей Жигунов снимает фильм о некогда гремевшей на юге России "Банде фантомасов"


В следующем году на экраны выйдет многосерийный фильм "Однажды в Ростове". Будущая картина родом из СССР. Сценарий объединил историю прогремевшей на всю страну банды братьев Толстопятовых, прозванных "фантомасами", и трагические события расстрела голодного бунта 1962 года в Новочеркасске, о котором долгое время пытались не вспоминать. Фильм продюсирует Сергей Жигунов. Он же играет роль офицера КГБ. После месяца напряженных съемок в родном для него Ростове-на-Дону Жигунов рассказал "РГ" о том, как он относится к малой и большой Родине, почему не хочет учить актеров южному говору, кто может наложить цензуру на селедку и чем отличается хорошее кино от плохого.

Случай братьев Толстопятовых

 Российская газета: Сергей Викторович, говорят, что этот фильм вы снимаете в пику "Ликвидации". Правда?

 Сергей Жигунов: Это все не так. Просто я однажды на телевидении упомянул, что знаю сюжет, который способен конкурировать с "Ликвидацией". Мне возразили, что такого не может быть. Поверили, только когда рассказал о событиях в Новочеркасске. Пустые полки в магазинах, растущие цены и тающие зарплаты, толпа, вышедшая на площадь, танки - страшные страницы истории, которые все пытались забыть. Молчали ведь почти 30 лет. С участников тех событий взяли подписку о неразглашении того, что происходило.
 Как результат, сейчас многие молодые люди не знают о том, что в 1962 году в Новочеркасске был расстрел "голодного бунта". Фильму этот сюжет придает особую интонацию. В картине будет много Москвы. С одной стороны, обычные люди, с другой - руководство страны. Будет некая вертикаль, срез, через который просматриваются все уровни, все эшелоны. События в Новочеркасске - отправная точка, эмоциональный удар, который сказался на судьбах всех, кто был на площади, в том числе и братьев Толстопятовых. Небольшие нестыковки по времени есть. Но это не документальный фильм, это художественное кино, и некоторое право на вольности должно быть.

РГ: Вы сами как к тем событиям, к тому времени относитесь?

Жигунов: Отношение к стране, в которой мы жили, не может быть стопроцентно отрицательным. Это нехорошо - мы все родом оттуда. Но в Новочеркасске произошла страшная трагедия.

РГ: Когда брали банду Толстопятовых, вы еще в школе учились...

Жигунов: Но я все помню. В газетах об этом писали, по телевизору показывали. Даже иностранные журналисты следили за тем процессом. Статья "Бандитизм", по которой судили группировку, до этого 35 лет в СССР не использовалась. Разрешение на ее применение давал персонально Брежнев.

В фильме бандитов играют Владимир Вдовиченков, Виктор Раков, Михаил Евланов, Виталий Хаев, Алена Бабенко. У Бабенко - роль певицы в кинотеатре. Мы купили права на хиты того времени, среди которых "Ландыши", "Старый клен", "Черный кот"... Алена - актриса с голосом, долго репетировала, с ней занимались опытные педагоги, помогали найти манеру 60-х годов. Она уже записала 12 песен. Володя Сайко (работал над музыкой к фильму "Гитлер капут!") сделал замечательные аранжировки. Композитор проекта Леша Шелыгин - очень известный человек, только что "Нику" получил. Жду, что он что-то такое интересное напишет...

У нас должны быть две песни Булата Окуджавы - достигли договоренности с наследниками, что очень сложно было - эти песни не дают для кино. Купили права на 12 фрагментов фильмов того периода, включая "Фантомаса", который обошелся студии в крупную сумму. Словом, много материала, который, надеюсь, украсит картину.
Мы стараемся быть достоверными в деталях, максимально вежливо относиться к эпохе, к костюму... Хотя боюсь, что идеала добиться не получится, поэтому заранее прошу прощения. К примеру, артисты в фильме не "гэкают" - нет у них этого южного говора. Я же не могу 152 человека научить "гэкать"!

Главное, чтобы костюмчик сидел

РГ: У вас был большой опыт работы с сериалами костюмными. Здесь ситуация иная: скромность, убогость быта...

Жигунов: Да, вот только где это взять - убогость и скромность? Вы знаете, в каком количестве приходится шить костюмы? Совершенно неожиданно стали подходить фирменные иностранные вещи: их засовывают в стиральную машину, что-то ужасное с ними делают, и когда вдруг у кого-то из артистов распахиваются уже практически обноски пиджака, и там появляется надпись "Армани"... я вздрагиваю. А коллеги радуются: "Ты посмотри, как костюмчик сел!"

Столько артистов - и всех надо одевать: плащи, шляпы, пальто, шарфики, мохеровые кофточки - катастрофа! А техника... Автомобили, мотоциклы, мопеды, велосипеды - целый автопарк того времени пришлось приобрести! Ближнее ретро - это очень сложно, очень дорого. Хорошо делать французскую историю XV века. Никто не помнит - живых свидетелей уже нет, никто не придерется. А здесь...

Каждый второй житель Ростова на съемках подходит ко мне и заявляет, что его папа, дядя или дедушка участвовал в задержании. "Ты меня спроси, - говорят, - как на самом деле было". Я не шучу! Когда снимали эпизод, где добивают последнего из банды на понтонном мосту, какой-то человек бегал и кричал: "Кто режиссер?! Почему он налево прыгает?! Направо надо! Течение там! Он же так не уйдет!" Отношение людей, конечно, потрясающее. Рыбу дарят группе. Вяленую...

РГ: Кстати, о рыбе. Вы же были советником руководителя "Росрыболовства" Андрея Крайнего. Как вам роль чиновника?

Жигунов: Роль как роль. Но я не был чиновником, я делал рекламную кампанию. Это была общественная должность, я не получал за это денег, зато удовольствия было море. Жаль, мне 80 процентов из того, что хотел, сделать так и не дали.

РГ: Цензура?

Жигунов: Да, но не "Росрыболовство" - Андрей Анатольевич в этом плане человек понимающий. Комитет по рекламе московского правительства испугался. У меня была задумка: буханка черного хлеба, через которую лежит селедка, и надпись: "Русские суши". Но все говорили, что, глядя на мою рекламу, хочется выпить. Правда, я потом тоже понял, что рыба в России - не еда, она у нас - закуска. И как в таком случае ее поднимать? Но, слава богу, пропустили надпись: "Лучшие республиканские селедки" - строка из Маяковского. Наверное, просто забыли, что следующая фраза у него была: "Незаменимы при всякой водке". А я напоминать не стал.

РГ: Кто у вас лично главный критик и цензор?

Жигунов: В доме нет критика. Меня даже какое-то время обижало, что семья мало интересуется моим творчеством. Потом я понял, что так лучше. Правда, скоро все может измениться. Младшая дочь Маша поступила во ВГИК, она искусствовед, будущий профессиональный критик. Но сейчас она больше от меня получает. Когда слышу, как она что-то комментирует, начинаю возмущаться: "И это будущее отечественной критики?!" Критик сразу сбегает в свою комнату, чтобы поплакать. Сейчас начинаю показывать ей рабочие материалы. Но ей все нравится, так что критики по-прежнему никакой.

РГ: А как, по-вашему, чем хорошее кино отличается от плохого?

Жигунов: Хорошее кино - оно что-то в вас меняет. Когда смотришь хороший фильм про любовь, а жены рядом нет, возникает желание позвонить ей и что-то хорошее сказать. Плохой фильм в вас ничего не меняет, а совсем плохой - это тот, от которого просто становится скучно.

РГ: Как думаете, формат 3D в ближайшем будущем завоюет мировой кинематографический рынок?

Жигунов: Мне кажется, революции не случится. Это забавно, конечно, но я не понимаю, почему я должен смотреть кино в очках? Если они придумают что-то такое, чтобы можно было без очков, тогда это все порвет. А пока... Мужчина любит женщину, а она его - нет. Нигде ничего не падает, не летит, не взрывается. Они просто едут вдвоем в трамвае. Оно вам надо в 3D? Смысла нет.

РГ: В ваших интервью масса восклицательных знаков...

Жигунов: Меня искренне увлекают очень многие вещи, поэтому, когда я о своих проектах рассказываю, вокруг все дымится. Я очень люблю свою работу. Еще у меня есть семья, и это меня очень радует. Особенно в последнее время.

Пять самых известных фильмов Сергея Жигунова
"Гардемарины, вперед!"
"Сердца трех"
"Королева Марго"
"Моя прекрасная няня"
"Шекспиру и не снилось"

Комментариев нет:

Отправить комментарий