вторник, 4 января 2011 г.

Профессор Николай Корпан: «В Вене — с мыслями об Украине»

 По иронии судьбы в Украине имя доктора Николая Корпана широкой общественности известно прежде всего в контексте диоксинового скандала, или дела об отравлении В.Ющенко. Со средины 90-х годов он живет и работает в Австрии, получил здесь международное признание, оставаясь при этом гражданином Украины. С родиной его связывают как родственные узы, так и тесные контакты с украинской медициной и наукой.  
Николай Николаевич нередко приезжает в Киев по профессиональным делам, организовывает помощь отечественным медицинским учреждениям, содействует обучению и стажировке наших медиков в ведущих университетах и клиниках Европы. А еще — вместе с группой единомышленников он разработал программу модернизации медицинской науки и практики в Украине, центральное место в которой принадлежит проекту «Европейский городок здоровья». Накануне Нового года Н.КОРПАН посетил Киев. Журналист «ЗН» воспользовалась возможностью встретиться с профессором, чтобы задать ему несколько вопросов, которые, бесспорно, интересуют также наших читателей.

Диоксиновое дело — в списке самых загадочных преступлений

— Николай Николаевич, складывается впечатление, что в последние годы вы избегаете контактов с представителями средств массовой информации. Почему?

 — Действительно, с осени 2005 года я не давал никаких интервью, хотя представители разных массмедиа, как отечественных, так и зарубежных, часто обращаются по этому поводу. Недавно звонили по телефону с украинского телевидения. Я отказался от интервью, поскольку не вижу смысла в том, чтобы просто «светиться» перед телекамерой. Все, что знал о болезни экс-президента, я уже сказал, больше прибавить нечего.

— Вы, очевидно, знаете, что Генпрокуратура в лице нового руководителя этого ведомства В.Пшонки поставила под сомнение факт отравления экс-президента В.Ющенко. Хотя предыдущий генпрокурор Медведько неоднократно заявлял, что факт отравления доказан, сомнению не подлежит, и дело будет передано в суд.

— Я многократно давал показания и в Генеральной прокуратуре Украины, и в прокуратуре Подольского района г. Киева в отношении этого дела. В последний раз это было, как сейчас помню, 11 сентября 2009 года, когда мне пришлось в течение нескольких часов отвечать на вопросы следователя прокуратуры. Разговор тогда закончился уже после полуночи. И какой результат? А воз и ныне там…

— После того как в затухающее диоксиновое дело «подлил масла» Д.Жвания, снова взметнулись языки пламени этого скандала международного масштаба. Вновь подняли на щит обвинения в фальсификации диагноза, нагнетались страсти вокруг каких-то манипуляций с экспертизами образцов крови В.Ющенко. Как бы вы это прокомментировали?

— По моему мнению, диоксиновое дело с самого начала имеет ахиллесову пяту, обусловленную одним важным обстоятельством: потерпевший от отравления стал президентом страны. И поэтому, так сказать, первые следы на свежем снегу с первых же дней начали затаптывать. Со временем уже невозможно было различить, где эти первые следы и кому они принадлежат. Сознательно или неосознанно это делалось — вопрос компетенции следственных органов. Со временем факты, как снежный ком, обрастали версиями, домыслами, многочисленными деталями, заявлениями разных политических сил, — и таким образом было потеряно зерно правды. И чем дальше, тем больше общество отдаляется от сути дела. Поэтому диоксиновое дело остается загадкой, я бы назвал его так — John Kennedi history number two.


— То есть вы считаете, что дело об отравлении экс-президента займет свое место в списке наиболее таинственных преступлений не только нашего государства, но и мира? Прошло уже более шести лет со времени «тайной вечери» на даче в Осокорках…

— Хочется надеяться, что рано или поздно мы все же узнаем, какие события той сентябрьской ночи 2004 года повлекли критическое состояние здоровья кандидата в президенты. Но для раскрытия этого дела нужна государственная воля. Если бы такая воля была, в этом деле уже давно бы поставили точку, и общество узнало бы правду. А что мы видим? Один генпрокурор заявил, что дело об отравлении В.Ющенко раскрыто и скоро будет передано в суд, но при этом не сказал, на основании чего оно раскрыто. А нынешний генпрокурор ставит под сомнение сам факт отравления, также не аргументируя своего заявления. Это только будоражит общество. Люди начинают искать в таких заявлениях политические мотивы…

—Вы — врач, который был возле постели больного с того момента, когда его доставили спецрейсом в Вену в клинику «Рудольфинерхаус». Там был сначала поставлен диагноз «острый панкреатит с осложнениями, вызванными отравлением токсинами». Со временем руководство клиники уточнило, что эти токсины — диоксины. Это послужило основанием для обвинения вас и других врачей клиники в фальсификации диагноза. Обвинение, согласитесь, слишком серьезное, чтобы на него не отреагировать.

— Медицинский и научный факт отравления подтвержден документально на основании многочисленных обследований, анализов (ради достоверности они проводились в нескольких независимых лабораториях) и медицинских заключений, под которыми стоят подписи многих врачей. То есть диагноз об отравлении химическим веществом, а именно — диоксином, поставлен не врачом Корпаном или Цимпфером. Тем более что я хирург по специальности, а болезнь потерпевшего касалась общего состояния организма.
Кстати, в деле об отравлении акцент почему-то делается на кровь, хотя картина заболевания вырисовывается на основании многих других результатов обследования организма. В то же время такая биологическая субстанция организма, как кровь остается и сейчас, и в будущем одним из важных и главных объективных и достоверных критериев для подтверждения или опровержения диагноза диоксинового отравления. В общем, было сделано около пяти тысяч различных исследований. Современное лабораторное оборудование в Австрии исключает субъективный фактор при выдаче результата того или иного медицинского анализа.

— Кстати, в Австрии в образцах крови диоксин не нашли, хотя анализы проводили известные токсикологические лаборатории.

— Дело в том, что, несмотря на высокий уровень медицины в этой европейской стране, в Австрии нет лабораторного оборудования, на котором можно было бы проводить исследования крови или каких-то других материалов на наличие диоксина. И только после получения результатов анализов крови из двух зарубежных лабораторий — Нидерландов и Германии — был поставлен окончательный диагноз: отравление диоксином. А как это ядовитое вещество, при каких обстоятельствах попало в организм В.Ющенко, должны были дать ответ следственные органы.
Кстати, в свое время в беседе с бывшим генпрокурором В.Пискуном я высказал предложение — создать международную группу с привлечением специалистов разного профиля, и таким образом совместно прийти к выводу относительно болезни Ющенко. Но этого не было сделано.

— До того как Виктора Андреевича доставили в венскую клинику, вы были с ним знакомы?

— Знаю, относительно этого ходило много разных слухов. До того как В.Ющенко в тяжелом состоянии был доставлен в клинику «Рудольфинерхаус», я с ним никогда раньше лично не встречался. Конечно, я знал о таком украинском политике, но в весьма общих чертах, тогда я мало интересовался политикой, — у меня очень много времени забирает работа.

— Ходили также слухи о вашей причастности к пересадке стволовых клеток…

—Во-первых, пересадка стволовых клеток на Западе, в частности в Австрии, запрещена, и ни один человек там на это не отважится. А во-вторых, такую процедуру не проводит один специалист. Поэтому даже гипотетически нельзя допустить, что кто-то это сделал, — ведь уже на следующий день он не работал бы в клинике и ответил бы перед законом. Такие врачебные вмешательства в клиниках Австрии – амбулаторно или стационарно – абсолютно нереальны.
Действительно, ко мне обращались врачи и ученые, в частности из Киева и Харькова, предлагающие как лечебный метод пересадку стволовых клеток. Это было в середине 2005 года. На что я ответил, что на данное время не руковожу процессом лечения, и посоветовал обращаться непосредственно к потерпевшему и его семье. Любые разговоры о том, что причиной изменений на лице и болезни стала пересадка стволовых клеток, ботекс или другие средства омоложения, я отвергаю как такие, которые не имеют под собой реальных оснований.

— Вы чувствуете себя свободно, приезжая в Украину?

— Раньше в аэропорту «Борисполь» очень тщательно проверяли мои документы, поэтому за мной собиралась очередь авиапассажиров, люди недовольно переглядывались. Такая придирчивая проверка на паспортном контроле длилась до осени 2009 года. Сейчас я без задержек прохожу через пограничный пункт.

— Интересно, к вам обращалось много пациентов из Украины?

— (Улыбается.) Время от времени обращались и обращаются, конечно. Не скрываю, я знаком со многими людьми в Украине.

Появится ли у нас «Европейский городок здоровья»?

— Если не секрет, какова цель вашего нынешнего приезда в Киев?

— Я приехал с намерением «реанимировать» проект, начало которому было положено еще три года назад. Его название — «Европейский городок здоровья». Кстати, по признанию международных экспертов, подготовленный проект «Европейского городка здоровья» вобрал в себя лучшие принципы как украинской, так и европейской и мировой практической медицины и медицинской науки. На данное время подобных проектов в Европе нет. Я давно стремился сделать что-нибудь полезное для Украины, меня побуждает к этому мой сыновний и гражданский долг. Меня волнует состояние украинской медицины, а еще больше — состояние здоровья моих соотечественников. Украинский народ, испытавший такие тяжелые времена и беды, заслуживает хорошей медицины.

— Что представляет собой этот проект? У нас уже было много разных проектов, в частности и «Больницы будущего»…

— Ваш скепсис понимаю, но хотел бы заверить: я не из тех людей, которые любят бросать слова на ветер, я привык делать конкретное дело. Речь идет о создании в Украине современного медицинского центра, который соответствовал бы европейским и мировым стандартам предоставления медпомощи.
Нет, это не должна быть еще одна больница — это будет национальный медицинский комплекс, или городок здоровья (дело не в названии). В этом мощном комплексе должно быть сосредоточено все для предоставления высокоспециализированной медпомощи — самое новое диагностическое оборудование, самые современные лечебные технологии, передовая наука, высококлассные специалисты. Здесь будут функционировать клиники разных профилей.
В таком универсальном комплексе пациент сможет пройти необходимое обследование, пролечиться в нужной ему профильной клинике. Здесь будут выхаживать больных после самых сложных операций и лечить самые тяжелые заболевания. Сюда будут приезжать зарубежные «светила» консультировать и лечить, проводить свои мастер-классы для наших студентов и врачей. В общем, здесь должна быть вся необходимая для таких медицинских комплексов современная инфраструктура.

— На каких принципах будет создаваться и работать такой комплекс?

— В основу создания и функционирования городка здоровья заложен механизм самофинансирования. Денег у государства на этот проект национального значения мы не просим. Компания «Сименс» имеет опыт проектирования и строительства таких центров, в частности в Германии, Швеции, Австрии. В свое время средства на реализацию проекта готов был выделить Европейский Союз. При условии, что в будущем городке здоровья смогут лечиться также пациенты из таких государств ЕС, как Венгрия, Словакия, Румыния.

— То есть это должен быть региональный, или международный центр. А будет ли он доступен обычным, а не сановным украинцам?

— Это не частный медицинский комплекс, и он должен быть доступен для всех, кто живет в Украине. Эта доступность будет обеспечиваться уже упомянутым механизмом самофинансирования. Например, при комплексе будут действовать разные производства — медицинских материалов, лекарств, инструментария и т.п.

— Где предполагается построить «Европейский городок здоровья»?

— В живописной Пуще-Водице. Возможно, будут и другие интересные предложения.

— Уже есть соответствующее решение?

— Постановление Кабинета министров о создании «Национального комплекса «Европейский городок здоровья» вышло еще в ноябре 2007 года (№1359). Проект поддержало правительство, другие должностные лица. Но старт этого уникального для Украины проекта тогда затормозился из-за одного человека и его ближайшего окружения. По этическим соображениям называть его не буду. Сейчас вынужден снова ходить по властным кабинетам, убеждать, что это нужно Украине, что этот проект поднимет медицину в государстве на качественно новый уровень, даст возможность интегрировать украинскую медицинскую науку и практику в европейскую и мировую медицину. Должен сказать, в правительстве есть понимание значимости этого проекта для Украины. Ради решения вопросов, касающихся этого проекта, я и прибыл сейчас в столицу Украины.

— Вы могли бы назвать аналоги таких центров в мире?

— Основой для нашего проекта послужили лучшие достижения таких известных в мире лечебно-научных учреждений, как, в частности, Национальный центр здоровья в США, Каролинский институт в Стокгольме (Швеция). В Вене также есть большой современный медико-университетский комплекс. Моя мечта, чтобы в будущем наш «Европейский городок здоровья» мог конкурировать с ведущими мировыми центрами здоровья.

Объективка «ЗН»

 Николай Николаевич КОРПАН (род. 24 декабря 1956 г.)— доктор медицинских наук, профессор. Закончил Киевский национальный медицинский университет. Его профессиональное становление состоялось под руководством известного хирурга и ученого В.Земскова, который поддержал талантливого молодого коллегу в его научных поисках в перспективном направлении современной медицины — криохирургии. С 1992 г. работает врачом-хирургом в медицинских учреждениях Австрии. В 1997 г. создал Международный институт криохирургии. С 2001 г. Н.Корпан — профессор-хирург знаменитой клиники «Рудольфинерхаус».
Автор свыше 200 научных работ, среди которых двухтомная англоязычная монография «Основы криохирургии» и «Атлас криохирургии» (2001 г.), названный зарубежными специалистами «библией криохирургии». Награжден одной из самых высоких наград Австрии — Золотым Почетным Крестом. Особое отличие Оксфордского университета — золотая медаль Марии Кюри «За значительный вклад в хирургию».

Комментариев нет:

Отправить комментарий