вторник, 4 января 2011 г.

РАЗВЕДЧИК. Джордж Блейк: «Я всю жизнь оставался невидимкой»



 Его судьба - страницы остросюжетного романа: служба в британской МИ-6 и северокорейский плен, где Блейк принял главное решение своей жизни - сотрудничать с Советами, разоблачение и побег из тюрьмы. С конца 1960-х полковник Блейк - в Москве. Он вжился в образ дачника, оставаясь "лондонским денди" - жилетка, часы на цепочке, элегантная трость и обаятельный акцент. Хотя ветеран разведки давно не дает интервью, он сделал исключение для "Известий" и пообщался с корреспондентом Екатериной Забродиной.


-  В России вас называют Георгием Ивановичем. Вы уже привыкли?

 - Да, вполне. Ведь я и есть Георгий - Джордж. Отец назвал меня в честь английского короля Георга V. Ну а отчество мне придумали.

- Недавно о вас закончили снимать фильм. Вы остались довольны?

- Он сделан по моей книге воспоминаний. Я старался быть предельно искренним. Конечно, у меня в голове сложился свой "фильм", и некоторые детали отличаются. Зато о самых важных вещах рассказали верно.

-  Вы тоже участвовали в съемках, терпеливо отыграли все дубли, и режиссер вас хвалил. Понравилось быть "актером"?

-  (Смеется.) Да ведь каждый разведчик - актер, который играет свою роль ради дела. Только настоящие актеры получают аплодисменты в награду за хорошую игру, а лучшие разведчики - те, о которых никто не знает. О себе я могу сказать, что всю жизнь проходил сквозь "прозрачные стены", оставаясь невидимкой.

-  История вашего побега из самой строгой лондонской тюрьмы Уормвуд-Скрабс кажется фантастической. Как и путешествие через Ла-Манш в кухонном шкафу. Поражает не только смелость ваших друзей, но и поведение других заключенных. Несколько человек случайно узнали о том, что готовится побег, но не выдали вас. И во всем этом нет ни капли вымысла?

- Ни капли. Побег и правда фантастический. Но, быть может, в этом был залог успеха. Я и сейчас с волнением вспоминаю о тех событиях. На днях исполнилось 44 года, как я убежал. По традиции я позвонил моим друзьям, которые помогли мне покинуть берега Альбиона. Это англичане - муж и жена. Они состояли в пацифистском движении и делали все совершенно бескорыстно.

- Наверное, вы уже устали рассказывать, почему многообещающий офицер "Сикрет интеллидженс сервис" Джордж Блейк добровольно перешел на сторону противника в "холодной войне". Из фильма мы узнаем, что на вас большое впечатление произвели труды Маркса - вы их читали в плену у северокорейцев. А что еще повлияло на ваши убеждения?

- Это длинная история. Как участник голландского Сопротивления, я всегда ценил вклад СССР в победу над фашизмом, помнил о подвиге советских воинов. Два года я жил под нацистским игом и не понаслышке знал, какое это зло. С началом "холодной войны" меня, как перспективного молодого человека, отправили в Кембриджский университет - изучать русский язык. Его преподавала женщина, происходившая из "петербургских англичан", наполовину русская. И она сумела привить студентам любовь к русской литературе, культуре. По воскресеньям мы ходили в православную церковь. Я проникся большим уважением к русской истории и несчастной судьбе вашего народа, который много страдал и от внешних врагов, и от внутренних обстоятельств.

- Вот что значит узнать "врага".

 - Точно. А что касается идей коммунизма... У меня был кузен-социалист. Он стал одним из основателей компартии Египта, а в 1979 году его убили французские правые. Общение с ним произвело на меня огромное впечатление, и многое из наших разговоров осталось в моей голове. Единственное, чего я никогда не мог принять, - это гонения на верующих и церковь. К тому же в молодости я был очень религиозным и даже одно время хотел стать священником. Ну а потом была Корея. Мне сильно не нравилось сеульское правительство Ли Сын Мана - почти фашистское.

А когда началась война, очень жестокая, я видел, как огромные "летучие крепости" американцев бомбили маленькие беззащитные деревни. Мы и сами попадали под эти обстрелы. И как представитель западного мира, я испытывал жгучее чувство стыда, поскольку был на стороне тех, кто все это сотворил. Я понял, что не могу работать против коммунистов. Напротив, решил, что должен помочь приблизить "светлое будущее". Конечно, это было немножко наивно. Но я так думал. Это решение далось мне непросто, но я ни о чем не жалею. Для меня главное, что много важных операций СИС и ЦРУ против Советского Союза были сведены на нет благодаря моим усилиям.

- Советская действительность вас не разочаровала?

- Конечно, она имела мало общего с тем идеальным коммунистическим обществом, о котором я мечтал. К тому же я начинал работать под Сталиным, но ничего не знал о репрессиях. Но я никогда не понимал раболепного отношения к одному человеку, пусть даже его имя связано с Победой. Я говорил об этом и своему советскому куратору! А вообще в Советском Союзе меня приняли очень хорошо, и мои теплые чувства к русским только укрепились. Потом не забывайте: в СССР я попал прямиком из тюрьмы. Так что засыпать и просыпаться свободным - это было для меня такое счастье! Пускай здесь и не было колбасы десяти сортов.

- Вы чувствовали поддержку со стороны коллег?

- Конечно, я ощущаю постоянную заботу Службы внешней разведки, тогда - Первого главного управления КГБ СССР. Хотя никакой реальной пользы я уже не приношу. Для меня очень важно, что Служба с большим вниманием относится к людям, которые посвятили ей жизнь. Мне помогали решать всякие административные трудности, дали статус ветерана Великой Отечественной войны. Я получил в Москве большую четырехкомнатную квартиру, попал в ИМЭМО. Там была очень приятная и дружелюбная атмосфера. Мы не слишком много работали, зато много веселились. Как профорг, я организовывал юбилеи, праздники. И даже приучил коллег-международников пить глинтвейн! В личной жизни у меня тоже все сложилось удачно. В России я встретил свою вторую жену, у нас уже взрослый сын, и растет внук. Ему недавно 15 исполнилось. Очень развитой мальчик, хорошо говорит по-английски, а недавно был в Британии.

- А как сложились ваши отношения с сыновьями в Англии? У вас ведь их трое.

- Моему старшему сыну скоро 50, он работает в крупной японской фирме. Средний - бывший военный, а теперь пожарный. Кстати, он неплохо говорит по-русски. А младший стал англиканским священником - исполнил мечту моей юности. После тюрьмы мы не виделись 20 лет. С первой женой у нас был уговор, что она не будет водить ко мне на свидания детей. Когда меня арестовали, она была беременна нашим третьим сыном. И лишь один раз принесла малыша в Уормвуд-Скрабс, чтобы я на него посмотрел. Но я знаю: жена никогда не говорила обо мне ничего плохого. Да и моя мать поддерживала память обо мне. Когда средний сын вырос, он первым решил встретиться. Это было в начале восьмидесятых, в Берлине - я тогда постоянно ездил на отдых в соцстраны. Мы провели вместе две недели. Видимо, я произвел хорошее впечатление, и вскоре меня навестили остальные дети.

- Они сумели вас понять?

- В первый же вечер у нас состоялась откровенная беседа, я им постарался все объяснить. Они не одобряли мой поступок, но поняли меня. К тому же они выросли в религиозной семье и считали: если человек во что-то верит, это многое оправдывает. Сегодня они приезжают со своими женами и детьми - у меня ведь восемь английских внуков! Принимаю их на своей подмосковной даче.

- Значит, вы теперь настоящий российский дачник? Грибы, рыбалка?

- Да, это я очень люблю. Правда, стал уже плохо видеть. Но все равно мы с женой каждый день обязательно гуляем часа два. Я раньше и на лыжах ходил, и даже йогой занимался - по методу доминиканского монаха. В тюрьме очень помогало оставаться в тонусе.

- У вас появились какие-то "чисто русские" привычки?

- Приучился пить водку (смеется). Раньше я ее терпеть не мог - как и виски. Все почему-то думают: если я из Англии - должен любить виски. А я пил только красное сухое вино. Но как-то раз мы с приятелем были в Архангельске и пошли в баню. А оттуда в холодное озеро прыгнули. Тогда я понял: нужно принять что-нибудь покрепче. Правда, сейчас я пью водку с бальзамом. Одну рюмочку могу два часа смаковать. Моя жена просто в ужасе. Говорит: ну как ты так можешь?

- А за новостями следите?

- Обязательно, с большим интересом! У меня есть "тарелка" - Би-би-си слушаю и еще голландские новости.

- Почему многие в Европе по-прежнему боятся Россию, мыслят в категориях "холодной войны"?

- Не думаю, что Россию сейчас боятся. И хорошо. Лучше, если тебя уважают и хотят с тобой сотрудничать. Особенно сегодня, когда мы образуем один мир, без разделительных линий.

- Как вы восприняли "перестройку" и распад СССР?

- Советский Союз - не первая империя, которая распалась на моих глазах. Голландская, британская, французская - от них тоже ничего не осталось. Мы знаем из истории, что это неизбежно. Я считаю, что и американская империя исчезнет. Потому что все, что делается мечом, от меча погибает. Ну а режим... Я с самого начала уважал русский народ за то, что он взял на себя грандиозный эксперимент - построить коммунистическое общество. Теперь я понимаю, что советский проект был обречен. И дело не в русских, а в человеческой природе. Просто человечество пока недостаточно нравственно, чтобы создать такое общество. Но я верю, что когда-нибудь большинство государств добровольно выберут коммунистический строй. Без насилия, революций и террора. Может, это звучит как утопия, но я в это верю. Тогда не будет ни войн, ни конкуренции. Настанет день, когда и разведка не понадобится. Но это еще не скоро (смеется).

- Пока он не наступил, что бы вы пожелали нашим разведчикам к предстоящему 90-летнему юбилею СВР России?

- Главные слова я, пожалуй, приберегу к празднику. Но хочу сказать, что профессия разведчика - благородная и очень важная. Я всегда особенно уважал управление "C" - нелегальную разведку. Многих, кого я знал, уже нет в живых. Это все прекрасные люди, они готовы были рисковать и даже отдать свою жизнь во имя служения стране. А вообще, разведка требует огромного искусства и особенно - везения. Хочу пожелать молодым везения.

- А себя вы считаете везучим человеком?

- Я считаю себя очень везучим - во всех отношениях. Знаете, я - фаталист. Сейчас жена читает мне вслух "Войну и мир". Толстой прекрасно сказал, что сильные мира сего - цари, императоры, генералы - точно такие же игрушки в руках судьбы, как последний крестьянин или мещанин. Все мы подчиняемся огромному движению природных сил и человеческих масс. И главное - угадать свое предназначение в жизни.

 Как агент "Гомер" завалил "Туннель"

Благодаря Блейку была сорвана одна из самых дерзких операций СИС и ЦРУ против СССР под кодовым названием "Золото" (в советской версии - "Туннель"). "Самым многообещающим был план операции с советскими кабелями, проходящими рядом с границей американского сектора под Берлином... Среди них были прямой провод, соединявший штаб с Москвой, и много других важных телефонных линий... Ночью 22 апреля 1956 года советские связисты, осуществляя срочный ремонт телефонного кабеля, "наткнулись" на подключение. Они обнаружили туннель, ведший к американскому пакгаузу по ту сторону границы сектора... Русские ограничились созывом пресс-конференции, обвинили американцев во вторжении на советскую территорию, в доказательство чего отвели журналистов на "экскурсию" в туннель... Только в 1961 году стало известно, что советские власти были детально ознакомлены с операцией еще до того, как первая лопата вонзилась в землю" (из книги Джорджа Блейка "Прозрачные стены").

Рецепт глинтвейна от Джорджа - по секрету "Известиям"

Вы возьмете бутылку сухого красного вина и добавите треть горячей воды. Потому что иначе глинтвейн будет слишком крепкий. Потом - сахар по вкусу, гвоздику и апельсин. Все это вы разогреваете на медленном огне - напиток не должен кипеть. Становится тепло и уютно. Где-нибудь через час или полчаса ваш глинтвейн готов.

Who is мистер Блейк

Джордж Блейк (Бехар) родился 11 ноября 1922 года в Роттердаме. Его мать происходила из знатного голландского рода, отец - британский подданный был выходцем из Константинополя.
В 1940 году молодой человек стал связным в группе голландского Сопротивления, через два года перебрался в Англию, где выучился на моряка-спецназовца. Вскоре на офицера Королевского военно-морского флота обратили внимание британские спецслужбы. Блейк был зачислен в управление военной разведки МИ-6.
В 1948 году его отправили резидентом в Сеул. Когда началась корейская война, вице-консул Блейк попал в плен. Там он решил связать свою жизнь с советской разведкой. Блейк сам предложил услуги СССР - на идейной основе и совершенно бескорыстно. Почти десять лет агент "Гомер" передавал советским товарищам ценнейшие сведения о подрывных операциях западных спецслужб против Москвы.
Его раскрыли в 1961 году из-за предательства разведчика одной из соцстран. Процесс по делу Блейка прогремел на всю Британию. Он не стал сотрудничать со следствием и получил "по полной" - 42 года заключения. Но ему удалось невероятное - сбежать из лондонской тюрьмы Уормвуд-Скрабс. Помогли друзья - бунтарь-ирландец и активисты пацифистского движения. В декабре 1966-го он благополучно добрался до восточногерманского КПП.
Награжден орденами и медалями. Среди них - ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, "За личное мужество". Заслуженный сотрудник органов внешней разведки Российской Федерации.

 10 мгновений зимы 

Блейк - почти ровесник Службы внешней разведки России, которая 20 декабря отметит 90-летие. К юбилею на "Первом канале" выйдет телецикл "Поединки" о выдающихся советских разведчиках. Нашему герою посвящен фильм "Выбор агента Блейка". Зрители также увидят фильмы "Счастье разведчика" об Алексее Ботяне, "Правительство США против Рудольфа Абеля", "Правдивая история. Тегеран-43" о супругах Геворке и Гоар Вартанян, "Вербовщик" о Дмитрии Быстролетове, "Испытание смертью" об Алексее Козлове, "Исключение из правил" об Александре Короткове, "Атомная драма" о Владимире Барковском, "Воскресенская" о писательнице и разведчице Зое Воскресенской, а также "Патрия" об Африке Де Лас Эрас.

Комментариев нет:

Отправить комментарий