четверг, 17 марта 2011 г.

Алена Мозговая: "То, что Пономарев избивал меня, а теперь Вику — бред!"




Дочь Николая Мозгового призналась нам, почему будет защищать экс-супруга Пономарева, как поддерживает его после разрыва с женой, из-за чего их общая дочь живет с ним, почему на «Евровидение» надо $500 тысяч и что ей сделали предложение         Фото  из личного архива. Алена с родными. Справа — Зоя, слева — Женя (дочь от Пономарева), за спиной — мама Виолетта.


— Алена, ваша мама — Виолетта Борисовна — уже больше полугода и. о. гендиректора Дворца «Украина», а когда не станет приставки «и.о.»?
— Не знаю. Дворец «Украина» подчиняется Государственному управлению делами, Администрации президента, там и решать. Но мама не задается этим вопросом, она работает, все хорошо, форс-мажоров нет. Маме не важны звания, статусы, она — трудоголик и для нее главное, чтобы все работало, играло и пело без проблем.
— А чем вы занимаетесь?
— Я занята подготовкой вечера памяти моего отца, который будет 31 марта. Хочу, чтобы это было что-то душевное. Вечер начнется еще со входа в фойе. Я и друзьям говорю: «Будете заходить не через служебный вход, а центральный — как все зрители». На вечере памяти споют Пономарев, Тина Кароль, Руслана, Гайтана, Эрика, Владимир Ткаченко... Ждем Софию Ротару, скорее всего, она споет песню отца «Минає день» в новой аранжировке. А папа мне часто снится — молодой, здоровый. Недавно яркий сон был — он меня арбузом кормил.
— А в трудовой книжке что записано?
— До 2007-го занимала должность музпродюсера Национальной телекомпании Украины. Это и есть последняя запись. Но в НТКУ возвращаться не хочу, хоть и сменилась команда.
— Команды меняются, а скандалы вокруг «Евровидения» остаются… С «Гринджол» началось?
— Да. Правила нельзя нарушать, а нас заставили. Скандала не было два раза, когда на «Евровидение» в 2003-м ехал Пономарев и в 2004-м — Руслана. И в 2005-м национальный отбор шел своими прописанными правилами, но оказалось, не хватает денег на сам финал. Другого выхода, как идти к Николаю Томенко, — не было, он же руководил гуманитарной политикой в стране. Томенко сказал: «Деньги выделим, но вы должны взять еще 5 исполнителей прямо в финал, потому что пока вы там делали свои отборы, они на Майдане стояли».
Среди них — «Гринджолы»… Когда стали известны результаты, у меня была истерика, Ани Лорак плакала — все считали, что поедет она. Мы все пересчитали в надежде, что за Лорак будет хоть на один голос больше. Но у «Гринджол» было больше на 5 тысяч! И это не было сфальсифицировано. Ведь Томенко дал человека, который подключился со своим компьютером к нашему серверу, через который шли все данные, чтобы контролировать голосование.
— А нынешний отбор...
— Ничего личного против Мики Ньютон не имею, хорошенькая девочка, пускай себе поет. Но Джамала — это другой уровень, и ее песню «Смайл» на сто процентов бы восприняла Европа. А вот «Ангелами» Ньютон никого не удивишь. А еще надо делать лимиты. Когда ты можешь отправить сколько угодно тысяч смс с одного телефона, то это уже соревнование денег.
— О деньгах. Сколько надо, чтобы нормально подготовиться к «Евровидению»?
— С Пономаревым мы потратили около $300 тысяч, но при курсе 1 к 5. А в наше время, если у тебя нет полмиллиона долларов, то никуда ехать и не надо. Сидите дома, пока не найдете. Азербайджанцы, например, тратят на подготовку миллионы, и всегда если не третьи, то пятые.
— Вы дружите с Виталиной Ющенко, знакомы с Виктором Ющенко, а на крестинах его внучки Вари были?
— С Виталиной мы уже не общаемся и на крестинах Вари я не была. Там много личного, не хочу об этом говорить.
— Алена, вы очень похудели...
— Никаких липосакций, диет. Это нервы и, наверное, массаж.
— К свадьбе готовитесь?
— На днях мой любимый мужчина, он не публичный человек, сделал мне предложение, подарил кольцо. И я его приняла.
— А какие у вас отношения с бывшим мужем, Пономаревым?
— Дружеские, мы созваниваемся, делимся личным.
— У него сейчас не лучший период в жизни, вы его поддерживаете?
— Мы разговаривали по поводу этого всего. Я не знаю причины, по которой они разошлись с женой. И не стала это комментировать, если бы не начали писать всякую ерунду, что он меня избивал, поэтому мы разошлись, и вот теперь Вику, что он плохой отец…
— Но пишут, ссылаясь на ваше интервью, в котором вы когда-то говорили, что Пономарев поднимал на вас руку…
— Я говорила это в шутливой форме. Мы с Сашей очень эмоциональные люди. И если мы начинали спорить, то мы могли что-то бить, бросать, хлопать дверями, толкать друг друга. Но это не значит, что мы дрались. Пономарев никого не избивал! Это бред! И я буду его защищать, потому что он — отец моего ребенка. А Жене не все равно, что пишут о ее отце.
— Было желание сказать ему: «И со мной не ужился, и с Викой!»
— Что значит — со мной не ужился? Наши отношения зашли в глухой угол и мы не стали их возобновлять. С Викой они официально не развелись, так что, может, еще помирятся. Но когда такое пристальное внимание... Я прошу: дайте им разобраться, вы не понимаете, как разрыв тяжело дается эмоционально и ему, и ей.
— А почему ваша 12-летняя дочь Женя живет с Пономаревым?
— После смерти отца стало понятно, что мама не может жить сама. Они же 40 лет были вместе. Я за нее очень переживаю, потому и переехала к ней за город. А Женя учится на Оболони в Академии искусств и ездить так каждый день — невозможно, у нее уроки заканчиваются в 6 вечера. Она приезжает ко мне на выходные.
— Чем ваша старшая — 17-летняя Зоя — занята? Замуж не спешит?
— Готовится поступать на психологию в Драгоманова, хотя заканчивала курсы журналистики. Я очень рада, что ввели Болонскую систему и тесты, потому что дочка надеялась бы, что я помогу ей поступить, а теперь говорю ей: «Извини, дорогая, но придется все учить самой». А так бы не заставить. На счет свадьбы… Зоя пообещала в ближайшее время этого не произойдет.
Источник:  segodnya

Комментариев нет:

Отправить комментарий