среда, 23 марта 2011 г.

БИЗНЕСМЕН ВЛАДИМИР АНТОНОВ: «Им нужно было отжать меня от сделки x2013; я бы так же поступил!»


Владелец компании Spyker и акционер Saab Владимир Антонов в интервью "Газете.Ru" на Женевском автосалоне рассказал о планах по развитию своих брендов, о том, зачем ему понадобилось вкладывать деньги в автопром, и почему GM не хотел продавать Saab. 
– На Женевский автосалон компания Saab привезла свой новый концепт-кар. Это первая самостоятельная разработка компании после выхода из GM. Машина получилась, прямо скажем, странная и противоречивая. Вам самому она нравится?

– Да, конечно! И это не совсем концепт – это настоящий автомобиль, построенный на платформе PhoeniX, которая никакого отношения к GM не имеет. С новым гибридным двигателем от BMW мощностью 200 л. с. и новой электроникой. Это будущий 9-3, просто одетый в рубашку из другого кузова. У него уже новый логотип, это готовый автомобиль.
– И выглядеть он будет так же?
– Не совсем. Дело в том, что я разрешил дизайнеру делать все, что он хочет. Мы сказали ему, что даем полную свободу, и ждем от него чего-то необычного и не как у всех. Полная свобода действий!
– Это ваша принципиальная позиция работы с командой: пусть делают машины как хотят?
– Да, безусловно! Ведь именно они строят машины. Финансисты не должны им диктовать. Компания больше не может работать как часть большой корпорации, когда решения принимает головная компания. Теперь это не большая самостоятельная компания, она должна быть креативной.
– По вашему, этот путь принесет выгоду? Рисковать не боитесь на непопулярных решениях?
– Мы планируем, что Saab достигнет прибыли в ближайшее время. По нашим расчетам, к 2016 году выручка Saab будет $4 млрд в год – сейчас 2 млрд. А EBITDA будет $600 млн в 2017 году. В этом случае у нее не будет долга ни перед кем.
– Да, но это будут деньги, заработанные на интеллектуальной собственности GM. Сегодня весь модельный ряд марки, представленный на стенде, это машины, созданные до продажи и до банкротства. Принцип чистого творчества, спорного, а значит, не имеющего массовой популярности, – не кажется вам рискованной бизнес-идеей?
– Сегодня вы видите только наш концепт, созданный, чтобы привлечь внимание, в чем-то эпатировать публику и главное – выкатить нашу новую платформу. Я знаю, как будет выглядеть новый 9-3, и это будет стопроцентный Saab, а не перелицованный Opel или Buick. Он будет не так противоречив, но точно могу сказать, что он будет не такой как все и не такой, как сейчас.
Saab – это нишевая компания, нельзя сравнивать ее с концернами вроде Volkswagen, который работает на унификацию моделей между брендами. План по производству – 125 тыс. машин к 2012 году. Но мы тоже понимаем, что унификация внутри компании необходима. Поэтому на нашей новой платформе PhoeniX – это разработка, принадлежащая Saab, хотя это и доработанная платформа GM. Saab сможет строить на ней разные машины, длиной от 4,3 до 5,4 метра, включая SUV.
Весь новый модельный ряд, уже саабовский собственный, будет построен на одной платформе. Сейчас же Saab – это самые разные платформы, причем не только от Opel, но и от Cadillac. Так что мы удешевим производство, чтобы сделать компанию прибыльней, и предложим машины, которые будут востребованы на рынке. Иначе зачем бы это все было нужно?!
– Действительно – а зачем? Вообще, зачем было ввязываться в эту игру с покупкой убыточной компании?
– Я в банке работаю и деньги зарабатываю.
– То есть дело не в амбициях, а в потенциальной прибыли?
– Если у вас хобби машины – купите себе машину и поставьте ее в гараж. Если есть возможность – купите 100 машин. Чтобы реализовать свои амбиции, люди покупают футбольный клуб. Там можно реализовать свои амбиции и быстрее, и эффективнее, и спокойнее, чем в автокомпании. И может быть, даже заработать что-то получится. Но немного, правда.
– А вы футболом увлекаетесь?
– Да, но сейчас не играю – колени сломаны. А вообще увлекаюсь, да. Но футболом у нас занимается отдельная компания с отдельными менеджерами.
– Вы рассматривали какие-то еще автокомпании для покупки? Тот же Opel?
– Opel никто не собирался продавать. Так же, впрочем, как и Saab. У GM было внутреннее решение ничего не продавать, отсюда вся эта история с Magna и Сбербанком, которых просто кинули. GM не хотел отдавать свои наработки, свои технологии. Им проще было обанкротить компанию и успокоиться. Так что когда мы поняли, что у нас есть шанс перехватить Saab, мы бросили на это все силы.
– И все же почему обанкротить компанию для GM было выгоднее, чем хорошо продать ее?
– Все очень просто – накануне закрытия сделки GM получил от китайцев $217 млн за предыдущее поколение Saab 9-3 и 9-5, оборудование для их производства и документацию. Этих денег хватало, чтобы обанкротить компанию и еще 100 млн оставалось.
При этом они сохранили бы свои технологии и интеллектуальную собственность при себе. Это проще и выгодней в перспективе. Сейчас мы не можем продавать их платформу ни китайцам, ни русским, ни кому-то еще. Но мы строим свои машины, используя эти же наработки.
– Если покупка убыточной автокомпании так выгодна, почему на Saab было так мало претендентов?
– Так условия же были такие, что никто не мог подать заявку! Spyker попал под условия случайно. Это неконтролируемый риск со стороны GM. Компания должна была иметь права для продажи по всему миру, а таких очень мало. При этом нужно было доказать, что компания-претендент финансово стабильна, что у нее есть деньги. А в 2009 году с этим у многих было сложно. И когда Koenigsegg прекратил переговоры по покупке, GM даже предположить не мог, что нарисуется еще и Spyker, подходящий под все условия. Мы, конечно же, использовали его как инструмент для сделки. Маленький производитель спорткаров не смог бы купить Saab.
– А как появилась история с подозрением о вашем криминальном прошлом в этой сделке?
– В открытом доступе в интернете можно прочитать все, в чем меня обвиняли и подозревали. Им нужно было отжать меня от сделки – ничего личного, только бизнес. Я их понимаю – я бы на их месте так же поступил!
– И вот теперь Saab ваш, пусть не по документам, но фактически. Какой план по обновлению модельного ряда?
– Сейчас Saab только вышел на рынок с 9-5, в следующем году появится 9-3. Средняя протяженность жизни машины с рестайлингом – 5–6 лет. Так что раньше 2016 года не планируется вывод новых моделей. Потом начнем с 9-5 на новой платформе.
– Когда Saab вернется в Россию?
– Как раз только что был подписан договор с компанией Armand, которая станет импортером марки. Так что в скором времени возобновятся продажи Saab в России.
– Организовывать производство у нас вы планируете?
– Наш менеджмент рассматривает такую возможность. Речь идет о Калининградской области и о Дальнем Востоке. Но раньше, чем мы возобновим продажи, определимся со спросом, восстановим инфраструктуру, – строить конкретных планов мы не будем. Зато точно планируем строительство завода в Китае.
– Какая из ваших компаний, Spyker или Saab, для вас имеет приоритет?
– Они вообще разные! Но обе должны зарабатывать деньги.
– Есть планы по дальнейшему расширению? Может быть, купить еще какую-то марку, создать группу компаний?
– Имперские настроения до хорошего не доводят. Вы же сами видели, что случилось с GM!

Комментариев нет:

Отправить комментарий