понедельник, 16 мая 2011 г.

БЕГУН. Уилфред Бунгей: Кенийцы - народ выносливый


Своим главным успехом бегун Уилфред Бунгей считает золотую медаль на Олимпиаде-2008 в Пекине.  До начала  Игр его выбрали капитаном и знаменосцем кенийской команды. Говорят, в немалой степени этому способствовал характер спортсмена - человека открытого, дружелюбного и общительного. В этом смог убедиться и корреспондент "Эхо планеты", которому Бунгей дал эксклюзивное интервью во время своего приезда по делам в Москву.


- Уилфред, бытует мнение, что африканцы, и в частности кенийцы, очень хорошие бегуны, хотя далеко не все обладают особым даром - талантом выносливости, необходимым в беге. А что вы скажете?

- Совершенно верно. В Кении вообще проживает множество народов, даже внешне очень непохожих друг на друга. Но все известные в мире бегуны на выносливость - сплошь представители народа календжин, который составляет всего 10 процентов населения, то есть три миллиона. Народность календжин состоит из девяти племён, и большая часть бегунов сборной Кении, а также некоторые чемпионы из сборных Дании, США, Эмиратов, ставшие гражданами этих и других стран, являются представителями племени нанди, насчитывающего около 400 тысяч человек. В это число вхожу и я.

- А где вы родились?

- В деревне Кабирисанг. Это между высокогорными городками Капсабет и Найтхилз. Всё население этого района - 80 тысяч человек. Кроме меня, оттуда родом Кипчоге Кейно, который дважды завоевал олимпийское золото - в 1968 и 1972 годах, а ныне возглавляет наш Национальный олимпийский комитет. Мои земляки - и олимпийские чемпионы Питер Роно и Памела Джелимо, и мировые рекордсмены Уилсон Кипкетер и Генри Роно, и много других известных бегунов. Кстати, Кипкетер и Роно приходятся мне двоюродными братьями по матери.

- Где вы тренируетесь, когда приезжаете в Кению?

- Вообще-то в Кении я тренируюсь немного - с декабря по конец января. И хотя в 2006 году я выиграл зимний чемпионат мира, из года в год основной акцент подготовке я делаю всё-таки на лето. Зимой кроссы бегаю прямо из своего дома, а если надо поработать на 400-метровой дорожке, отправляюсь на машине в Капсабет.

- После ухода из большого спорта вы собираетесь работать тренером?

- Если замечу очень талантливого юного спортсмена, помощь ему обязательно окажу. Но целенаправленно тренировать спортсменов я не собираюсь. Буду фермерствовать, как мой отец. Когда он родился, семья владела 15 гектарами земли. Часть своих призовых денег я трачу на приобретение новых участков. На своей родине я построил большой по местным меркам дом. Главные культуры на моей ферме - чай и кукуруза. Плюс крупный рогатый скот - около 40 коров. Сколько земли сейчас принадлежит мне, точно не могу сказать. Я постоянно её прикупаю, владею ею вместе с отцом, который до сих пор интенсивно работает. Именно он начал выращивать на нашей ферме чай. Хотя в Кении это относительно новая культура, мы всё больше завоёвываем международный рынок. Могу точно сказать: некоторые фирмы перемешивают индийский чай с кенийским и продают как индийский. Просто потому, что это более "раскрученный" бренд.

- В Россию ваш чай попадает?

- Да, но в каких упаковках, не могу сказать. Ведь чай с моей фермы забирают четыре крупных дилера. Могу предположить, что часть моего чая есть в тех упаковках, где указана высота 2200 метров над уровнем моря. Климат в нашей местности - самый подходящий для чая. Дело теперь за продвижением товара.

- Кстати, вам не предлагали ещё рекламировать чай?

- Предлагали, причём в России. Правда, говорили, что фирма только набирает обороты и сразу платить много за рекламу не могут. Но мы продолжим переговоры.

- Вы хотели бы, чтобы ваши дети занялись спортом и стали чемпионами?

- Пока рано говорить об их спортивном будущем. Уилфреду Кипчумбо только шесть лет, Биллу Кипруто - четыре. Лучше пусть старательно в школе учатся, станут специалистами, а деньги зарабатывают интеллектуальным трудом.

- После победы на Олимпиаде2008 в Пекине вы стали на родине национальным героем?

- Нет, в Кении к победам своих бегунов давно привыкли. Но всё равно мне было приятно, что меня чествовали не только представители моего племени нанди и календжин, но и народы других районов. Кенийским спортсменам за победу на Олимпиаде выплатили по 23 тысячи долларов. Для нашей страны это немалая сумма. Постепенно меня начали признавать своим и в Италии - ведь приличную часть года я провожу в Вероне. Итальянцы стали чаще подходить ко мне, расспрашивать о моих планах, успехах.

- В доме Джульетты уже побывали?

- Ещё в свой первый приезд, до того, как поселился в Вероне, я посетил все места, связанные с сюжетом произведения нашего Шекспира. Шекспира я называю "нашим", потому что для меня английский - родной язык, наряду с суахили. Италия мне нравится - очень красивая страна. Я объездил много городов, больших и малых, приятно, что все они хранят свою давнюю историю. Есть единственная проблема в этой стране: итальянцы демонстративно не хотят учить английский язык, полагая, что им достаточно итальянского. А мне как носителю английского любой другой европейский язык кажется очень сложным. Сейчас я осваиваю итальянский и на разговорном уровне владею им вполне.

- Многих болельщиков интересует такой вопрос: когда вы бегаете у себя в Кении длинные кроссы, вы не боитесь, что на вас нападут дикие животные?

- В нашей местности диких животных вообще мало, потому что там почти не осталось дикой природы. Практически все земли заняты под сельскохозяйственные угодья. Это - палка о двух концах. С одной стороны, наш район абсолютно не привлекает туристов: пляжей нет, саванн со слонами и львами нет, даже диких лесов нет. А ведь именно это главное для приезжающих европейцев. Но, с другой стороны, у нас мало животных, которые могли бы представлять угрозу для жизни.

Самыми вредными считаются обезьяны. Потому что кормятся в основном с полей, на которых наши крестьяне выращивают овощи и фрукты. Потом змеи - их довольно много, есть и ядовитые. Но во всех клиниках, даже сельских, проводится вакцинация и есть противоядия. Так что от укусов умирает гораздо меньше людей, чем ещё лет 20 назад. Неплохо научились у нас и бороться с малярией. Могу сказать, что медицинское обеспечение в моей стране, даже в самых глухих районах, значительно улучшилось. Во всяком случае, к нам безбоязненно приезжают европейские спортсмены. Минувший весной, например, у меня целый месяц жил поляк Марцин Левандовский.

- А что у вас с криминогенной обстановкой?

- Как ни странно, всё спокойно. Из-за малочисленности туристов в моём округе Элдорет почти нет "специалистов", живущих за их счёт, - попрошаек и грабителей. Приезжающие европейцы это чувствуют.

- Говорят, вы серьёзно увлекаетесь охотой и рыбалкой. Правда?

- Охотников даже среди своих предков никого не знаю. А сейчас охота в Кении вообще запрещена. Рыбалкой же у нас народ занимается. Я тоже люблю это дело. Тем более что от моего дома до речки метров 300 всего. Ловлю на спиннинг. Рыба некрупная, редко больше килограмма попадается. Но её очень много. В Италии по возможности тоже выбираюсь на рыбалку. Правда, по сравнению с моей деревней там уловы намного беднее.

- А крокодилы и бегемоты рыбаков не тревожат на этой речке?

- От моего дома до ближайшего места их обитания километров 100 вниз по течению, не меньше. А чтобы посмотреть на больших диких зверей в заповеднике, мне нужно на машине проехать километров 300. Первого в жизни слона я увидел в зоопарке, когда мне было 17 лет.

- Многих российских спортсменов, в том числе и действующих, постоянно зазывают в политику. А у вас?

- Я такой возможности не исключаю. Но все свои жизненные ресурсы тратить на то, чтобы любым путём залезть в политику, я не буду. А вот если возникнет благоприятная ситуация и мне поступит серьёзное предложение, почему бы и нет? Пользу в этом деле я, несомненно, смогу принести. Особенно это касается работы с молодёжью, которой надо предоставить максимальные возможности, чтобы состояться не только в большом спорте, но и в науке, бизнесе. Другое дело, что в настоящий момент обстановка к этому не располагает. Прежде всего мне надо готовиться к международным соревнованиям.

- Ваши поклонники могут надеяться на то, что вы выступите на Олимпиаде-2012 в Лондоне?

- Надеюсь, что пройду отбор в сборную Кении. Хотя это очень непросто. Когда в прошлом сезоне я не бегал, некоторые журналисты поторопились записать меня в пенсионеры. На самом деле у меня возникли осложнения с "ахиллом". До пекинской Олимпиады я 10 лет тренировался и соревновался очень интенсивно и избегал всяких травм. Но когда-нибудь они, наверное, с каждым спортсменом должны случиться. Сейчас уже всё в порядке, и я буду всерьёз готовиться к Играм-2012, а до них - участвовать во многих турнирах.

- А если пролетите мимо Олимпиады в Лондоне?

- Надо попасть туда во чтобы то ни стало. Выходить на пик формы я начну как раз в начале сезона 2012 года, чтобы сначала выдержать серьёзную конкуренцию за попадание в сборную страны. Когда теснят такие юные феномены, как 21-летний Давид Лекута Рудиша, надо соответствовать своему чемпионскому статусу. Так что перед Лондоном-2012 мне придётся работать намного больше, чем перед Пекином-2008.


Комментариев нет:

Отправить комментарий