суббота, 4 июня 2011 г.

Генерал Геннадий Москаль: На месте Путина я бы тоже сделал недружественный жест в сторону Украины





Бывший заместитель глав МВД и СБУ Геннадий Москаль в интервью kontrakty.ua рассказал об отношениях вчерашних конкурентов Виктора Ющенко и Виктора Януковича, об уголовных делах против Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, ситуации во Львове и возможном объединении оппозиции.

- Как оцениваете недавние события во Львове? Почему все-таки дошло дело до столкновений людей?

Геннадий Москаль: Это была провокация. Посмотрите, если ветераны, которые живут во Львове, воевали, не смогли прийти на Марсовое поле и Холм Славы, то как эти парни из «Родины» и «Русского единства» спокойно туда прошли и оказались в окружении милиции. И второе, как они приехали? Представьте, если сегодня Юлия Тимошенко или какая-то оппозиционная партия решит собрать митинг – никто ж не доедет. Все автобусы окажутся неисправными. Тут все спокойно доехали. Это явно организованная провокация. Тоже бездействие милиции.

О том, что во Львове будут столкновения, говорят уже месяц. Почему, туда не выехал лично министр внутренних дел, кто-то из заместителей, не стянули туда достаточно сил. Оказалось, что милиция ни к чему не готова. Стрельба, мордобитие, дымовые шашки… Создается впечатление, что правоохранительные органы умыли руки и просто наблюдали за происходящим. Такие события предупреждаются, Украина прошла и через более крупные конфликты. Но нигде милиция не вела себя так пассивно и, будем говорить, не подыгрывала политическим силам, которые приехали из Крыма и Одессы.

Действительно ли все местная власть сделала все, чтобы избежать конфликтов?

Геннадий Москаль: А что сделала местная власть? Она ничего не сделала. Да, был запрет суда, но никто на него не отреагировал. Все вышли, и начхали на это решение. Но сама местная власть что могла сделать? Кто выйдет на улицы? Члены горисполкома или администрации? Для этого есть правоохранительные органы, которые должны были обеспечить выполнение решения суда.

- Как думаете, Украине стоит готовиться к повтору стычек, например, в Крыму? То же довольно взрывоопасный регион…

Геннадий Москаль: Я считаю, что эту кашу специально заварили, чтобы показать по телевизору. Чтобы люди смотрели на эти побоища и меньше обращали внимание на цены, на то, что дорожает жизнь, проезд, услуги ЖКХ. Чтобы отвлечь внимание людей. Явно это было спровоцировано, потому что все знали, что «Свобода» не сможет промолчать и отсидеться. Если отсидится, то потеряет свое электоральное поле, поэтому она вышла спасать свою политическую репутацию. Все это знали, все это было срежиссированно. Но поменяет ли эта ситуация расстановку рейтингов? Думаю, что нет. Сегодня люди больше озабочены материальным положением, безработицей, ростом цен, чем вот этим инцидентом.

- Если закон о флагах был провокацией, то зачем оппозиция на нее поддалась и подхватила эту тему?

Геннадий Москаль: Если решение было принято парламентом, то почему президент этот закон не подписал? Наверное, и не подписал, потому что были громкие слова со стороны оппозиции. Не только Юлии Тимошенко, но и других политиков. Что, при Кравчуке не праздновался День победы, не праздновался при Кучме или при том же Ющенко? И не висели красные флаги? Никто ж не запрещал ходить с красными флагами. По Хрещатику шли колонны коммунистов, социалистов, ветеранов с красными знаменами и никто у них эти флаги не отбирал.

Загвоздка в том, чтобы красное знамя вешать, а это противоречит Конституции. Потому что в Конституции четко написано, что единственный государственный символ – государственный флаг Украины, а не флаг других государств или объединений. Вот что спровоцировало людей – когда вмешался парламент, идя на поводу у коммунистов. А это у нас такая политическая сила, которая выходит на улицу, кричит: «долой олигархов», «долой буржуев» и тут же с олигархами и буржуями сидит в одной коалиции и вместе с ними голосует. Я не считаю, что это политическая сила. Это политический коммерческий проект под названием «Коммунистическая партия».

- Почему Виктор Ющенко в отличие от той же Тимошенко или Луценко не интересует Генпрокуратуру? Можно как минимум один повод назвать – больница будущего.

Геннадий Москаль: Ющенко фактически привел новую власть за руки в кабинеты на Грушевского и Банковой. Он всячески способствовал приходу к власти Партии регионов, помогал, не мешал, «мочил» Тимошенко, пошел техническим кандидатом. Я уже не говорю о том, какие суммы озвучиваются, когда говорят, сколько он за это получил денег, привилегий, преференций. Ему пообещали, что он будет неприкасаемым. И люди видят, что это подтверждается. А грехов на нем, слушайте… Возьмите одно его отравление. Я изначально говорил, что это вранье, что никто его не травил. Это был политический проект с целью повышения рейтинга. А эта афера с онкобольницей для детей. Я не знаю, кому бы это с рук сошло. Даже фундамента не построили…

- Это правда, что даже в Партии регионов уголовные дела против Тимошенко называют ошибкой?

Геннадий Москаль: Конечно, ошибка. Это шапкозакидательство и не более. Из-за этого даже Россия от Украины отвернулась. Я, если бы был на месте Путина, тоже бы сделал недружественный жест в сторону Украины. Если вы ставите под сомнение мою подпись и возбуждаете дело против одной стороны, то соответственно выходит, что и я виноват. Газ-то был российский, а не украинский. Я часто общаюсь с россиянами, и они открыто говорят, что если Владимир Владимирович придет на президентский пост, то он многое не простит. До выборов ничего не будет, потому что надо показать единство славянских народов, а потом, что называется, держитесь и берегитесь. И это говорят россияне, приближенные к кремлевским кабинетам.

А дело по этим «опелям» для сельской медицины? Зачем возбуждать дело? Закупите столько же новых современных американских или немецких реанимационных автомобилей поставьте рядом вот эти «опели», соберите народ и покажите. Тогда всем станет все понятно. А когда сейчас рядом с этой машиной не могут даже лошадь поставить или велосипед… Политика всегда уничтожается на контрастах. А уголовные дела возбуждать… Я думаю, что это головная боль для Генеральной прокуратуры. Но они исполнители, а кто автор сценария – понятно. И это самый неудачный сценарий этого года.

- Поможет ли голодовка Юрию Луценко выйти под подписку о невыезде?

Геннадий Москаль: Сидеть и молчать – это значит сказать, что ты со всем согласен. В Конституции записано, что человек может себя защищать любым путем. Для Луценко голодовка – форма защиты, форма протеста, способ обратить на себя внимание людей как в Украине, так и за пределами Украины. Было заявление прокуратуры о том, что тот, кто ознакомится с делом, будет выпущен под подписку о невыезде. Он с делом ознакомился, а никто его никуда не отпускает. Значит, ему надо привлекать внимание. Если он будет сидеть тихо, то про него через 3-4 дня забудут, а так у него есть возможность добиться пересмотра решения об изменении меры пресечения.

- Возможно ли объединение оппозиции перед парламентскими выборами 2012 года?

Геннадий Москаль: О чем вы говорите! Вы видели трех объединяющихся? У нас уже было объединение из 9 акционеров под названием «Наша Украина – Народная самооборона» и чем оно закончилось? Прежде чем объединяться, надо раскрыть источник финансирования оппозиции. Потому что есть оппозиция, которая действительно находится в оппозиции, а есть такая, что финансируется властью и создает иллюзию оппозиции. Как можно одно с другим объединить? Единственное, что на этих выборах и люди и СМИ, и общественные организации должны каждого спросить, с кем та или иная сила в парламенте будет дружить. Они придут в парламент и будут создавать большинство. И какое это будет большинство - провластное или оппозиционное? Но сегодня спросите любого, с кем он будет объединяться, никто ж ничего не говорит.

- Кто окажется в будущем парламенте?

Геннадий Москаль: Если поднимут проходной барьер, то в парламент пройдет мало партий. Пройдут Партия регионов, «Батькивщина», «Фронт перемен» и может так случиться, что больше никто не пройдет. Если останется трехпроцентный барьер, то может быть попадет в парламент и «Свобода», Кличко и Тигипко, если он реформы не доведет до конца.

-По Вашему мнению, насколько далеко уже зашла власть в «закручивании гаек»? Что можно ожидать от нее в ближайшем будущем?

Геннадий Москаль: Она еще имеет запас для того, чтобы вовремя остановиться. Иначе будет «сорвана резьба», и все пойдет вхолостую. Все ждали, и я лично ожидал, что после прихода этой команды пойдут серьезные экономические процессы. Надо было укреплять экономику. А, вместо этого, что мы видим? Да, вся администрация у нас – бело-голубая. Это хорошо. Надо создать в Верховной Раде большинство – создали. Это тоже правильно. Вертикаль власти есть.

Теперь нужно было подбирать соответствующий менеджмент – губернаторов, правоохранительные органы. Отдать реальное управление экономическими процессами менеджерам, которые бы работали под строгим партийным контролем. Тогда бы был успех. Но в реальности критерий отбора таков – ты не годишься, потому что ты не той партии. Выбрали решение всех тотально покрасить в бело-голубые тона. Девять месяцев они уже у власти – вся эта команда «крепких хозяйственников», «уверенных профессионалов». И что мы видим на девятом месяце? У них по-прежнему во всем виновата «помаранчевая» власть. Да о ней уже забыли все, об этой власти, как о страшном сне, но в роликах ПР по-прежнему обыгрывается, как им все тяжело, сложно из-за этих треклятых «оранжевых». Налицо – кризис жанра. И кадровый кризис тоже. Некому нормально работать, управлять. Вот посмотрите на парламент. Есть же в Партии регионов нормальные люди – так они сидят там «кнопкодавами». Обезьяну можно научить кнопки нажимать. Их зачем в парламент избирали? Есть кому отдавать команды, раздувать щеки, грозить, стращать – но у огромной партии нет менеджеров.

- Как Вы считаете, мы движемся к нео-кучмизму, к варианту России Путина, или это будет нечто свое, некий украинский вариант авторитаризма?

Геннадий Москаль: Есть отличия от Кучмы. Кучма не имел своей партии. Но он хорошо подбирал менеджмент. Он – директор завода, он это умел, нутром чуял, что нужно делать, кого куда поставить. Это уже позднее, когда у него случилась мания третьего срока, он все перечеркнул, что сделал хорошего. Сейчас все вспоминают, что при Кучме не так уж и плохо жилось. Спокойно было, рост экономический. Его испортило желание идти на третий срок. В конце концов, он начал ошибаться, повытаскивал на свет Божий «пацанов» и дал им власть, думая, что помогут. Но те о себе думали. Что и вылилось в результате в Майдан.

А насчет российского варианта я вам словами Яценюка скажу: для того, чтобы у нас повторилась Россия, нужны нефть, газ, Путин и российский народ. У нас же ничего этого нет. В России шальные деньги газовые пошли на пусть частичное, пусть местами, но улучшение. А у нас что? Все идет не на улучшение, а на ухудшение. Так что это будет не Кучма, не Путин, не Лукашенко, а свое, родное «никак». Бардак будет. Все будет дымиться, тлеть, и равно или поздно взорвется. Контроль будет утерян. Причем все это - еще впереди.

-Вы прогнозируете еще большее ухудшение ситуации?

Геннадий Москаль: Все непопулярные реформы будут после выборов. Сейчас следующий транш МВФ пока не бегут получать – но потом, когда начнется реформа Пенсионного фонда, когда все это начнется с нового года в реальности… Им же будет нечем крыть. У них все карты уже выложены. Черноморский флот остался в Севастополе? Отлично. О НАТО уже речи нет – на законодательном уровне мы от него отказались. Что осталось? Языки. Я уже хочу, чтобы этот закон языковой быстрее приняли. Все равно его потом будут корректировать. Потому что этот козырь у них в колоде – последний. Сегодня они вспомнили о языках, так как больше не о чем. Нет реальных экономических достижений. Они сейчас пытаются снова сбить цену на газ – и это после того, как Путин им прямо сказал: «Ребята, вы же все подписали, чем же вы недовольны?».

-Кстати, возможен ли, на Ваш взгляд, вообще культ личности Януковича?

Геннадий Москаль: Нет. Ерунда все это. Ни Брежнева, ни раннего Ющенко (подчеркиваю – раннего, потому что есть Ющенко поздний), ни Тимошенко из него не выйдет. Да, некоторые из его окружения хотели бы такое внедрить – прежде всего, затем, чтобы польстить, показать и доказать свою нужность. На местах тоже рады стараться. Но для культа харизма нужна. А она отсутствует. Полстраны на Януковича без смеха смотреть не может – какой культ, о чем вы говорите?

-Геннадий Геннадиевич, недавнее исчезновение харьковского журналиста – показательный знак для прессы или все-таки случай единичный, обусловленный местными разборками?

Геннадий Москаль: Придет время, поменяется власть, и какой-нибудь милиционер, как это было с Гонгадзе, расскажет в телевизоре, что это он совершил по приказанию такого-то и такого-то. Для Могилева дело Климентьева – бельмо на глазу. Вот он и забрал дело у центрального аппарата МВД, чтобы не было утечки информации. Кого мы должны приглашать после этого на расследование? Скотланд-Ярд? Могилев спасает свою шкуру, вцепился во власть до посинения в руках.

Ведь если завтра дело раскроют – то на следующий день «Репортеры без границ», ПАСЕ и прочие скажут, что министр должен нести политическую ответственность. Вот он и молчит. Также и Кравченко поступал. Затем такие же обвинения можно было предъявить к Смирнову и всем прочим. Что, они не знали, что происходило с Гонгадзе? Да за власть они держались!

- Насколько жестко, по вашим прогнозам, власть будет ограничивать свободу слова? Если «закручивание гаек» в СМИ все-таки произойдет, то какими могут быть способы?

Геннадий Москаль: Это вопрос не только к власти, но и к вам, журналистам. И, главное - к владельцам СМИ. Если кто-то имеет кучу заводов и еще медиа-холдинг в придачу, так на него первого и начнут жать. Они же там грызутся наверху. А если кто-то снимает квартирку в хрущевке, там у него стоит компьютер, и это называется «независимый сайт» - дело другое. Кому он нужен? Что у него отберут? Компьютер этот самый? Смешно это. Его не «закрутят» не при каких обстоятельствах. Сейчас владельцы СМИ сбавили обороты, потому что защищают свой бизнес. Так что от собственников зависит, от их гражданской и человеческой позиций. Тут половина таких, осторожных – им еще никто ничего не говорил и даже не собирался, а они уже «сменили пластинку».

- Как вы, будучи теневым министром внутренних дел, оцениваете работу МВД и Анатолия Могилева?

Геннадий Москаль: Он разложил систему МВД, дезинформирует руководство страны. А они не имеют другой информации и верят ему на слово…

Когда-то я был в Грузии. Было это в 2003-м, буквально в последние дни режима Шеварднадзе. Революция у них была уже на носу, повсюду милиция, погоны… Я посмотрел на лица местных милиционеров, и сказал сопровождавшим меня тогдашним местным чиновникам: «они вас защищать не будут». Так и случилось. И у нас не будут. Состояние системы внутри такое, что никто в защиту этой власти не пойдет, кроме разве что внутренних войск. За что ее защищать? Очень низкая заплата, и повышения ее не видать из-за требований МВФ. Новая пенсионная реформа увеличивает выслугу лет. Она была 20, а станет 30-35 лет. Но самое главное – платить пенсию будут только по достижении пенсионного возраста. А он сейчас – 65. После этого кто захочет в милиции работать? Да как только реформа вступит в силу, 70% людей из органов уволится. Пусто станет. Останутся одни дети по 20-25 лет. В милиции сегодня «чемоданное» настроение. Очень много людей уже увольняется, не дожидаясь этих «сказочных» реформ. Но и тут государство готовит «подарок». Имеется проблема в выходном пособии. Сумма может достигать и 200, и 250, и 300 тысяч гривень – смотря, кто сколько прослужил. И что? Суммы эти не намерены включать в бюджет. Пособие это вообще могут отменить. Кто после этого захочет работать, защищать?

- И все же, Геннадий Геннадиевич, в последнее время много говорят о превращении страны в полицейское государство

Геннадий Москаль: Какое полицейское государство? При нынешней милиции – нет. У нас это государство нельзя претворить в жизнь, потому что сам уровень милиции очень низкий. Полицейское государство возможно в том случае, когда полиция стоит над обществом по уровню зарплаты, по техническому оснащению, по интеллектуальному уровню, наконец! Чтобы полиция хотела охранять свое государство, ее элементарно кормить нужно, а не только считанное начальство.

Полицейское государство есть у Саакашвили. Там силовые органы – его опора. Потому что он этим людям дал деньги, престиж, создал условия для работы. А у нас что? Работа МВД зависит во многом от персональных качеств министра. Вот вам только один пример: сам Могилев получил звание генерал-лейтенанта, а начальники областных УВД – нет. Обычно, по служебной этике, министр получает звание последним! Таково неписанное правило. Это же все не проходит незамеченным в милицейском сообществе...

И вообще мы наплодили целую кучу спецслужб. Бедная страна имеет три разведывательных органа. В развитой Британии есть только разведка и контрразведка – Ми-5 и Ми-6. Все! Гитлера в свое время погубила целая куча конкурирующих между собой спецслужб. Причем все говорили ему только то, что он хотел слышать. У нас ситуация ничем не отличается. Зато погон – все прибавляется и прибавляется. Я, например, всегда выступал противником налоговой милиции. Ну, в какой стране такое возможно, чтобы еще и налоговики с оружием ходили? Непозволительно содержать и отдельную Службу охраны президента в две тысячи человек. В богатейших США такой службы нет. У нас же в этой службе – сплошь генерал-полковники и генерал-майоры.

Мы просто не то государство, которое может себе позволить такое количество силовых органов, дублирующих друг друга. В великом и могучем СССР всех высших должностных лиц опекало одно лишь 9-е управление КГБ. В Грузии вообще одно МВД. Там нет всех этих «охран президента» и прочего. А в Украине несколько дней не могли выдать версию элементарного инцидента – рассказать, кто напал с дубинками на фестиваль в Ирпене. Да в соседней России уже бы сразу государство объявило, что найдена «группа хулиганов», и по телевизору предъявило бы этих хулиганов. Хотя бы затем, чтобы не отпираться от наветов и подозрений, а показать оперативность работы и борьбу за правопорядок. В полноценном полицейском государстве полиция не может быть смешной!

- Возможны ли, на ваш взгляд, увольнения в Кабмине Азарова, в частности, в силовом блоке

Геннадий Москаль: Я за весь Кабмин говорить не буду, скажу по силовикам. Я парадоксальным покажусь, но хочу, чтобы Могилев подольше оставался. Кого я иначе буду критиковать? Если придет умный и профессиональный, что мне тогда делать? Могилев – идеальная мишень для оппозиции. Чем дольше власть его держит на посту, и чем больше неадекватных он шагов делает, тем больше дает возможности нам, оппозиции, говорить об этом. Причем все - «в точку». Не добавить, не убавить. Мне в неофициальных встречах сотрудники милиции говорят, что все, что я про Могилева пишу, они носят в карманах и дают друг другу перечитывать. Одно плохо - с таким министром мы семимильными шагами движемся к краху всей правоохранительной системы.

- И все-таки, Могилева отставка в ближайшее время не ожидает, как думаете

Геннадий Москаль: До выборов точно нет. А после выборов наступит отрезвление. Всем привить любовь к одной партии невозможно. Наверное, пора уже переходить к нормальному менеджменту, к реальному управлению. Захотят поставить нормального профессионала – Могилева вмиг не станет.

- А Хорошковский? Может ли быть он уволен? И кто может прийти ему на смену

Геннадий Москаль: Я гадать не буду, кто там и когда придет. Вот все говорят: Хорошковский - приближенный человек к президенту. Нельзя у нас ни к кому приближаться особо! Кто будет особо приближаться, первым попадет «под горячую руку». Я говорил тут с одним человеком из ПР - так вот его друг приближался уже к Януковичу. Так приблизился, что этого друга потом чуть инфаркт не хватил. Приближение к «верховному телу» может оказаться очень опасным. Когда рейтинг партии начнет падать, когда начнутся реальные трудности и проблемы, отвечать будут те, кто вблизи. И тогда никакие заслуги не спасут. Сразу вспомнится, что «пели в уши» одну информацию, а вышло что-то другое.

- Насколько сейчас действительно давят на БЮТ на местах? Где конкретно и каким образом осуществляется давление

Геннадий Москаль: Никто так не увеличивает популярность БЮТ, как власть своими же руками. Люди любят обиженных. Если хочешь популярности – надо, чтобы тебя закрыли, вызвали пару раз на допрос. У меня такое чувство, что СБУ взяла себе за цель повысить рейтинги БЮТ. Так что я ей желаю дальнейших успехов в создании образа мученика из Турчинова.Зачем вообще все это делается - с публичным вызовом на допросы и т.д.? Нужно было бы – следователь бы тихонько позвонил и сказал, что так, мол, и так, есть вопросы, я сам приеду к вам. К сожалению, власть нынешняя повторяет ошибки власти предыдущей, наступает не те же грабли, на которые уже наступали Ющенко и Кучма.

- Турчинов – это в Киеве. А в регионах, на местах? Отовсюду слышно о «клонах», «рейдерских захватах», обысках у деятелей БЮТ…

Геннадий Москаль: Да, все это есть. Власть старается изо всех сил. Но люди-то, избиратели – не такие дураки. Они уже сейчас знают, кто их них хочет проголосовать на выборах за ПР, а кто – нет. Кто не хочет голосовать за сине-белых, изберет себе любую другую партию. Люди сегодня голосуют кошельком и желудком. Они идут на базар и в супермаркет, где начинают сравнивать, как мы жили при Ющенко и при Кучме, и как живем сейчас. Они думают - зачем нам такое «улучшение жизни уже сегодня»? И проголосуют они, исходя из того, что чувствуют каждый день в своей повседневной жизни.

- Ваша оценка решения Конституционного суда по отмене политреформы?

Геннадий Москаль: С судом этим все действительно понятно. Я перестал верить Конституционному суду, когда он не мог посчитать, на каком президентском сроке находился Кучма. Но тогда еще были судьи, которые имели квалификацию в области конституционного права. А сейчас пришли те, кто вчера вел бракоразводные процессы. Судьи общей юрисдикции не могут быть судьями КС! В нынешнем составе суда нет ни одного профессора конституционного права. Но именно им поручено решать судьбу Конституции. И самое главное, что решать там, по сути, было нечего. Закона 2222 самого по себе не было – этот закон давно стал частью Конституции. Но сегодня Конституционный суд – это филиал Администрации президента. И не надо делать из этого решения трагедию. Это не трагедия, а фарс.

- Вы считаете, выборы парламента после этого все-таки перенесут на 2015 год?

Геннадий Москаль: Что касается парламента и переноса сроков его выборов, то таким образом можно спровоцировать политический кризис. Но они так могут сделать, потому что власти не с чем идти на выборы в 2012-м году. Как я уже сказал, уже почти все козыри сданы. Азаров сам сказал, что два-три года мы будем жить плохо. Зачем им после этого выборы? Но решением о переносе выборов закладывается еще одна бомба. Они тем самым перекрывают дорогу молодым партиям – Яценюку, Тигипко. А с этими партиями нужно дружить, потому что во многих областях запада и центра ПР много не наберет, и придется создавать коалиции в местные советы. А если эти партии наберут больше голосов и сами сформируют большинство в советах? Они явно никакого продления полномочий «старших товарищей» не хотят.

-Прогнозируете ли Вы массовые протесты в предстоящие месяцы, и особенно зимой? Насколько жестко могут повести себя в этом случае силовые органы? Пойдут ли украинские власти на разгоны демонстраций по образцу России?

Геннадий Москаль: Нет, зимой не прогнозирую. Раньше весны ожидать никаких протестов особых не стоит. А зима эта – первая «неоранжевая» - будет лихая, цены на продукты будут расти. Поэтому власть и решила проводить выборы осенью. А вот когда люди в новом году проснутся среди возросших цен на все, вплоть до хлеба и спичек, и с новым налоговым кодексом в придачу, тогда и поймут, что все, стоп - иллюзий и надежд больше не осталось. Вот тогда весной и грянет. А пока все ждут, авось выборы что-то поменяют. У нас зима – время традиционно инертное.

Источник: kontrakty.ua



Комментариев нет:

Отправить комментарий