среда, 20 июля 2011 г.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР Запорожской АЭС Вячеслав Тищенко: «Десять миллионов жителей Украины живут и работают благодаря электроэнергии Запорожской АЭС…»



 ВЯЧЕСЛАВ ТИЩЕНКО: «Нет, новый блок не строится. Первоначальный проект строительства Запорожской АЭС был рассчитан на восемь блоков. Шесть построено. Первая очередь – четыре блока, вторая – два блока и третья очередь тоже два блока. Ну, а потом, с развалом СССР, строительство затормозилось. Первых пять блоков фактически построены еще при Союзе. А шестой энергоблок появился уже в независимой Украины. Его запустили в работу в 1995 году… Сегодня даже  проекта строительства седьмого энергоблока  нет..."

***

- Вячеслав Алексеевич, первым делом хотелось бы услышать от вас – как чувствует себя сегодня Запорожская АЭС?

- На сегодня наша АЭС – это самый мощный энергетический объект в Украине, от успешной работы которого зависит экономическая стабильность и энергетическая независимость страны. В последние годы станция вырабатывает 40-42 млрд. киловатт-часов электроэнергии в год, что составляет 50% всей электроэнергии, производимой атомными электростанциями Украины, и почти 21% от общей выработки электроэнергии в стране. Десять миллионов жителей Украины живут и работают благодаря электроэнергии Запорожской АЭС. С начала эксплуатации станция выработала свыше 720 млрд. киловатт-часов электроэнергии.

- В Запорожье ходят слухи о том, что на ЗАЭС будто бы строится или собираются строить новый, седьмой, энергоблок. И в связи с этим высказываются опасения, что это может стать дополнительной опасностью для окружающей среды края.

- Нет, новый блок не строится. Первоначальный проект строительства Запорожской АЭС был рассчитан на восемь блоков. Шесть построено. Первая очередь – четыре блока, вторая – два блока и третья очередь тоже два блока. Ну, а потом, с развалом СССР, строительство затормозилось. Первых пять блоков фактически построены еще при Союзе. А шестой энергоблок появился уже в независимой Украины. Его запустили в работу в 1995 году.

- А на седьмой уже, как говорится, не хватило духу. Так?

- К тому времени специалисты, которым занимались строительством атомных станций, были расформированы. Снабженческие организации тоже были разрушены. Эксплуатационники остались. Их бы хватило и на седьмой, и на восьмой блоки. Но уже не было строителей, монтажников, снабженцев, да и финансирования соответствующего уже не было.

- То есть, над дальнейшим строительством энергоблоков поставлена точка?

- Сегодня и проекта строительства седьмого энергоблока  даже нет. Хотя выбором проекта заниматься нужно. Мы над этим работаем. Ну, на всякий случай. ЗАЭС – она в плане государственного развития атомной энергетики. Седьмой блок будет включен в план строительства только на 2030 год. Но это неправильно. Я считаю, что с точки зрения современного развития этой отрасли, с точки зрения поддержки промышленности, обеспечения ее энергией, блоки, естественно, надо раньше строить.

- Большая потребность в электроэнергии?

- Потребность, вы сами ощущаете, она была и есть. Без электроэнергии сегодня ничего не обходится. Все пользуются дешевым видом энергии.

- А не станет ли строительство нового энергоблока дополнительной опасностью для Запорожского края?

- Я считаю, что те, кто так высказывается, надо быть чуть-чуть поскромнее. Лучше бы они заботились о том, чтобы люди могли дышать свежим воздухом. Это было бы правильно. А то, что опасно или не опасно, я скажу так. Самолетом летать тоже опасно, но люди же летают и будут летать. Плавать в бассейне, много кушать – тоже опасно.

- Хотелось бы услышать от вас более убедительную гарантию на этот счет.

- Вы настаиваете, чтобы я вам дал стопроцентную гарантию. Только страховой полис может дать гарантию. А я говорю фактами. Атомная станция, слава Богу, работает нормально с 1984 года. Выработала уже более 700 миллиардов киловатт-часов. Каждый год выработка электроэнергии возрастает за счет оптимизации производства, инженерного и рабочего труда, за счет всего коллектива. То есть, мы свою государственную задачу выполняем. Но если запорожские заводы, выпуская продукцию, попутно травят вас всевозможными выбросами в атмосферу, то мы производим тоже очень нужную и населению, и предприятиям электроэнергию и никого при этом не травим. У нас экология гораздо лучше.

- Экологическая нестабильность в Украине не сказывается на техническом состоянии станции?

- Я вам так скажу. Чем нестабильнее ситуация – либо в Киеве, либо в стране, либо в мире – тем сплоченнее и крепче наши ряды. Чем больше вокруг тревог и опасностей – природные катаклизмы, финансовая нестабильность и т.д. – тем более мобилизованными мы становимся. Потому что мы не можем расслабляться и не думать о государстве.

- А государство не забывает о вас? В смысле, в каких условиях работают ваши люди и т.д.?

- Вы ходили по станции, смотрели. Видели наши условия, видели и людей. Тем более, перед этим вы побывали на тепловой ГЭС, имеете возможность сравнивать. Хотя та станция является акционерным предприятием. У нас – государственное предприятие.

- У вас, конечно, лучше, чем на тепловой. Обстановка – отличная. И настроение у людей хорошее. Территория красиво обустроена. Значит, финансируетесь вы нормально. Или есть проблемы с этим?

- На сегодняшний день финансирование можно считать достаточным. Но нам все равно требуются дополнительные средства. Поскольку станция стареет, внимания к ней должно быть больше. С каждым годом требуется больше вкладывать средств.

- С кадрами есть проблема?

- К счастью, нет. У нас есть одна проблема: мы не можем остановить время. А все остальное мы решаем.

- Город Энергодар какие-то преимущества имеет от того, что рядом находится атомная станция?

- Очень большие. У нас на станции работает более 11 тысяч человек. Львиную долю своей зарплаты они составляют в городе. Это раз. Во-вторых, мы строили и продолжаем строительство жилья для работников станции. В 2008 году сдан дом на 72 квартиры. В 2005-2008 годах станция завершила сооружение и обустройство парка Победы, которым заслуженно гордятся не только персонал ЗАЭС, но и жители всего города. Нашей станции повезло в том смысле, что здесь был сильный коллектив строителей, который сооружал все эти объекты, в том числе и по городу.

- Энергодарцы платят за электроэнергию по тем же тарифам, что и все жители Украины? Или у них есть льготы?

- Все, кто проживает в тридцатикилометровой зоне АЭС, платят по льготному тарифу.

- Город Энергодар отапливается от ЗАЭС?

- Часть города отапливается теплом атомной станции. А первый и второй микрорайоны, то есть старая часть города, отапливаются тепловой ГЭС, как это и было раньше, до строительства нашей станции.

- Для населения города это обходится дешевле, чем если бы они получали тепло от котельной, работающей на газе?

- Мы же не весь город отапливаем. А цена для жителей Энергодара единая. Но она ниже, чем в Запорожье.

- В последнее время все чаще повторяется идея о том, что в перспективе и Запорожье сможет отапливаться теплом с ЗАЭС. Это возможно?

- Это возможно, но это технически достаточно серьезно. И потребует колоссальных капитальных вложений. Колоссальных! Это и строительство моста через Днепр. Либо каким-то образом нужно проводить это под дном Днепра, что равносильно строительству тоннеля под Ламаншем. Да, городские власти Запорожья обращались к нам по этому поводу. Обращались с этим вопросом и никопольчане, и Днепропетровская область. Руководители этих городов ищут пути отопления от ЗАЭС.

- Но скорей всего это их голубая мечта, наверное.

- Дело в том, что из-за отсутствия компетентности люди не представляют, насколько это дорогостоящая идея. Это идея инженерная. Она заслуживает инженерной проработки. Но она очень дорогостоящая. Некомпетентные люди говорят: там есть сбросовое тепло, которое можно использовать для отопления. Так вот я говорю: нет на атомной станции сбросового тепла. Сбросовое тепло – это то тепло, которое идет после подогрева воды на конденсаторе. На конденсаторы турбин поступает холодная вода. Потом она подогревается за счет сбрасывания пара конденсатора при работе турбины. Вырабатывается электроэнергия. Вода подогревается и сбрасывается в специальный пруд – охладитель. Ее температура несколько выше температуры природной воды – градусов 12. Летом она вообще горячая – до 40 градусов. Рыбу там можно выращивать. Но использовать эту воду как теплоноситель и куда-то ее качать – это абсурд абсолютный.

- Но вы сказали, что даже Запорожье может отапливаться от ЗАЭС. Тогда за счет чего это возможно?

- Прорабатывается проект по транспортировке тепла из тепловой установки атомной станции. Это специальная технологическая установка. Отбирается жар с концевых ступеней турбины и им подогревается сетевая вода. Потом по той же системе, как подается тепло на Энергодар, подавать его, скажем, в Запорожье. Только теперь уже не на 5-10 километров, а на 60-70. Но это не сбросовые воды, о чем часто говорят дилетанты в этом деле. Для этого нужна специальная реконструкция теплокационных установок. Это тепло передать на 60-70 километров насосами невозможно. Нужно будет ставить промежуточные насосные станции, которые потребуют колоссальных затрат электроэнергии. И целого инженерного обеспечения. Потом это же тепло нужно будет, скажем, в том же Запорожье принять на специальную котельную. И уже потом раздавать его потребителям. С таким же вопросов вышли на нас и никопольчане. Но до них всего 30 километров, а по прямой и того меньше.

- Вы их тоже не обнадежили возможностью в ближайшее время отапливать Никополь теплом от АЭС?

- Я говорю им: ребята, зачем вам миллиарды долларов вколачивать в эту идею, когда вы можете поставить просто электрическую котельную. Провода уже есть. Вы получите от нас электроэнергию. Зачем создавать себе трудности.

- Для атомной станции, чтобы подать тепло в другой город, тоже, наверное, потребуются немалые затраты?

- Безусловно. Ведь этот отборочный пар, который мы будем давать на повышение температуры теплокационной воды, можно использовать для выработки электроэнергии. А каждая теплокационная установка забирает 15-20 мегаватт электрической энергии.

- Короче говоря, легче и дешевле пользоваться электричеством в чистом виде, чем передавать с его помощью тепло на большие расстояния.

- Можно создать другую систему – топить электричеством. То есть, не надо делать даже котельной, а достаточно сделать какое-то бойлерное на отдельный дом, район, город.

- Некоторые запорожцы избегают покупать на базаре рыбу, пойманную в Каховском море. И с уверенностью утверждают – она заражена радиацией. Признаться, меня тоже такие мысли посещают. Что скажете?

- Она заражена чистотой. Вы посмотрите, с каким аппетитом ее кушают дети, взрослые, все. Причем, от браконьеров у нас нет отбоя. А уж они-то знают, где какая рыба водится. И можно ли ее кушать.

- Хорошо, обязательно  попробую каховскую рыбу. Давайте поговорим о перспективах и проблемах атомной станции.

- Надо увеличивать  мощность атомной станции. Дело в том, что тепловая АЭС уже старая. Энергия, которую она производит, получается дорогая. А для того, чтобы строить новые объекты, надо позаботиться о том, чтобы все было в стране стабилизировано. Это объемная проблема. Надо четко знать перспективы роста промышленности. И под эту задачу строить энергетические объекты. Все это по времени должно совпадать, чтобы не было, так сказать, провальных лет – промышленность уже построена, а энергетика не подтянулась. Либо наоборот. Все это надо сбалансировать. Я знаю, что этим занимаются в соответствующих министерствах. Но хотелось бы, чтобы будущие поколения эксплуатировали новые станции, новые проекты, новое оборудование. Старое оборудование, оно, как и старые автомобили. На него надежды мало.

- Средства массовой информации поднимают периодически вопрос о ядерных отходах, которые хранятся у вас на станции. Утверждают, что якобы они небезопасны для людей и окружающей среды. Кто называет складирование этих отходов могильником, кто – захоронением. Разъясните, пожалуйста.

- У нас нет могильников. Могильники – это на кладбище. Атомная станция – это объект, который использует ядерное топливо. Потом оно превращается в отработанное. Это топливо хранится на станции.

- У вас, то есть?

- Да. И никаких могильников тут нет.

- Ну, народ так называет.

- Ну, вы-то убедились, что это не могильник. А чтобы народ правильно называл, надо ему разъяснить.

- Я попытаюсь это сделать через газету.

- У нас нет никаких могильников. А то, что вы под этим подразумеваете, хранение сухого отработанного топлива.

- А с точки зрения безопасности как это выглядит?

- Ну, вот, скажем, стоит скала гранитная. Или камень лежит гранитный. Как вы думаете – это надежно?

- Я думаю, это надолго. И скала, и камень. Могут пережить не одно поколение.

- Правильно. То же самое я вам скажу и про то, что вы называете могильником.

- То, что он простоит долго, я не сомневаюсь. А радиацию он не будет излучать?

- Нет, конечно. Нет никакой радиации. Если бы она была, тут бы не бегали ни зайцы, ни фазаны. Не летали бы птицы, рыба бы не водилась. Люди бы здесь не жили, и никто бы не работал здесь.

- А раньше вы здесь хранили эти ядерные отходы?

- Хранились. Только мы хранили в бассейнах. Это более опасный метод. А сейчас мы храним их методом, который во много раз безопаснее прежнего.

- Вы храните у себя на станции только свое отработанное топливо? С других атомных станций Украины сюда не привозят его?

- К счастью, только свое.

- Почему к счастью?

- Потому что если бы нас обязали хранить не свое, то мы станцию просто остановили бы. У нас бы не хватило места для себя.

- Но так вопрос не стоит?

- И стоять не может. Так что с такими словами как могильник, смертность, опасность надо обращаться осторожнее. Ядерный объект - есть ядерный объект. У него есть свои сложности. Это никуда не денешь. Но для этого есть люди, есть инженерное сопровождение. Для этого есть государственные контролирующие органы.

Николай Зубашенко, журналист

ДОСЬЕ «ХРОНИК».

Генеральный директор  Запорожской АЭС Вячеслав Тищенко. Родился в 1948 году в Одесской области. Окончил Одесский политехнический институт по специальности инженер-теплотехник. Работал на Кольской АЭС,  Ровненской АЭС. Общий стаж работы на Запорожской АЭС – 26 лет. Отмечен наградами и почетными званиями. Отличник атомной энергетики, почетный работник атомной энергетики, почетный энергетик Украины, заслуженный работник ЗАЭС. Имеет награды:  орден Трудового Красного Знамени, ордена «За заслуги» III-й и  II-й степеней, орден Андрея Первозванного I-й степени, медаль «За развитие Запорожского края» и другие. Почетный гражданин Энергодара.


Комментариев нет:

Отправить комментарий