понедельник, 7 ноября 2011 г.

ПРИГОВОР ТИМОШЕНКО БЫЛ СОГЛАСОВАН


О.БЫЧКОВА: Программа «Особое мнение», в студии телекомпании, радиостанции – Ольга Бычкова, с особым мнением – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Ну, конечно, с Юлии Тимошенко мы начнем. Я, вот, читала мнение Владимира Путина на этот счет, где он говорит, что все соглашения заключались в соответствии со всеми необходимыми нормами, и Тимошенко не подписывала, а подписывали хозяйствующие субъекты.
И тут как раз пишет нам слушатель Эрбе на сайт в интернете. Очень правильно, по-моему, он формулирует вопрос: «Путин не понимает, за что дали 7 лет Тимошенко. А вы понимаете ли?» Добавлю я от себя: понимает ли Путин? Действительно ли он не понимает, за что дали?

Е.АЛЬБАЦ: Знаете, вот тут есть, по-моему, одна очень важная вещь. Она заключается в том, что суд в той Украине, в которой он сейчас прошел, при том президенте, при котором он прошел, не усмотрел в действиях Тимошенко личной корысти. Суд установил, что она с точки зрения суда превысила свои полномочия.

При этом у нас в номере идет материал наших коллег из Киева, которые пишут о том, что в деле, как указывают адвокаты Тимошенко, целый ряд странных вещей. Например, наличие протокола допроса от 31 апреля 2011 года. Кто в курсе, в апреле нет 31-го числа. Наличие другого протокола допроса – от 18 декабря 2011 года.

О.БЫЧКОВА: 2011-го?

Е.АЛЬБАЦ: 2011-го года. Кто в курсе, декабрь 2011-го еще не наступил.

О.БЫЧКОВА: Ну, это опечатка, ошибочка вышла.

Е.АЛЬБАЦ: «Ошибочка вышла»? Это же суд. Да? Самое интересное для меня заключается в том, что как мы хорошо помним, 24 сентября после того самого известного съезда «Единой России» Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев встретились с господином Януковичем. И, судя по тому, как показывали кадры российские каналы и что писала об этом государственная пресса, все было замечательно, чудесно поговорили.

Вот, мне любопытно: на этой встрече, неужели, не обсуждался вопрос с Тимошенко? Ну, конечно, обсуждался. Не сомневаюсь ни одной секунды. Как не сомневаюсь ни одной секунды, что Янукович проинформировал Путина о том, что Тимошенко получит тот срок, который она получила. Смотрите, какая любопытная вещь. Тимошенко вменяется нарушение национальных интересов Украины, то, что она подписала договор с Россией, цена на газ в 450 долларов с января 2010 года. Мы помним, что это произошло после газовой войны, и что контрагентом по переговорам был Путин Владимир Владимирович.

О.БЫЧКОВА: Тот самый человек.

Е.АЛЬБАЦ: Тот самый человек. У меня вопрос: как суд принимает решение о том, что она превысила свои полномочия и при этом не заслушал или не получил письменное какое-то объяснение или, ну, хоть что-то от человека, который с ней этот вопрос обсуждал, с Тимошенко, а именно Путин Владимир Владимирович? Вот это для меня поразительная совершенно история. Теперь чем это может все закончиться? Вы знаете, судя по тому, что сейчас Янукович в Греции, он уехал на Афон, там встретиться, поговорить со старцами, явно он не хочет там присутствовать. И явно ему ужасно хочется сделать вид, что он не имеет к этому никакого отношения.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, ему все, ведь, намекают, да? Европейский союз намекает, ему все намекают: «Надо как-то это решение в следующей инстанции ли пересмотреть».

Е.АЛЬБАЦ: Но он же прокомментировал.

О.БЫЧКОВА: Или по помилованию выпустить. Вот, он пойдет?

Е.АЛЬБАЦ: Он же прокомментировал, что очень обидно, что это прискорбное дело мешает европейской интеграции. Очень смешной, конечно, комментарий. Я думаю, что... Ну, в следующем году на Украине выборы. Мы знаем, что Украина разделена почти полностью пополам между Януковичем и Тимошенко. И Тимошенко не только получила 7 лет, но ей запрещено на 3 года занимать какие-либо государственные посты. Я думаю, что это, собственно, все и объясняет, что главная задача Януковича – не допустить Тимошенко до выборов в следующем году.

О.БЫЧКОВА: То есть может, например, быть так, что 7 лет отменят каким-то образом, а вот эти вот 3 года вот этого запрета на занятие постов...

Е.АЛЬБАЦ: А там не каким-то – там даже известно, каким. Дело в том, что в Раду был внесен еще законопроект о деле декриминализации 365-й статьи.

О.БЫЧКОВА: Да-да-да. Ну, понятно.

Е.АЛЬБАЦ: И вот то, что пишут наши корреспонденты из Киева – что, скорее всего, после вынесения приговора... Члены партии Януковича в раде говорили корреспондентам о том, что они пока не получили отмашки, но предполагают, что после вынесения приговора пройдет законопроект о декриминализации статьи. Это, конечно, мы всё гадаем. Но мне кажется, совершенно очевидны 2 вещи. Первая, что не может быть, чтобы Янукович 24 сентября не согласовал решение по Тимошенко с Путиным и Медведевым, это первое. И второе, что главная задача – это не допустить Тимошенко в следующем году на выборы.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Мы сейчас сделаем перерыв на одну минуту, на очень небольшую рекламу. Честно говоря, вот та часть этого сюжета, которая связана с Путиным Владимиром Владимировичем, мне пока не вполне понятна.

О.БЫЧКОВА: Путин и Тимошенко или Путин и Янукович, или Москва и Киев, да? Как угодно. Получается, что вот этот вот вердикт, действительно, в отношении Тимошенко, вот все вот это вот – оно, все-таки, Путина ставит в такое, двусмысленное положение, как можно предположить. Он должен как на это сейчас реагировать, вне зависимости от того, что было сказано официально, что он не понимает этих 7-ми лет и так далее? Он и его окружение. Злорадствовать, например? Беспокоиться? Как-то думать о своей судьбе? Ну, я не знаю. Что они должны испытывать?

Е.АЛЬБАЦ: Вы знаете, о Путине говорят... Я, ведь, с ним лично не знакома, но о нем говорят, что он такой, пофигист. Что, на самом деле, он довольно цинично относится и к тому, что говорят на Западе, о том, что говорят в стране, и о том, что могут говорить тем более в ближнем подбрюшье России. Я думаю, что Путин заинтересован в том, чтобы никаких конкурентных выборов на Украине в следующем году не было. Отсутствие Тимошенко, в общем, практически предполагает, что никаких выборов там не будет.

О.БЫЧКОВА: То есть Янукович зачищает поляну примерно так же, как это делал Путин. Ну, там, другими средствами, но, в общем, идея такая же, да? Пускай никого не будет.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что Янукович, безусловно, получил добро на зачистку поляны. Собственно, Путину как любому авторитарному правителю значительно проще иметь дело, если говорить в терминах политической теории Мансура Олсона, там, работы его знаменитой, с одним бандитом, чем с многими бандитами. Так вот, когда вы имеете дело с одним правителем (назовем его Янукович), то вам совершенно плевать там... Тимошенко была нужна 2 года назад, да? Сейчас значительно важнее, чтобы было предсказуемое совершенно развитие политическое на Украине, а именно присутствие одного лидера, с которым худо-бедно удается договариваться. Ну да, ну, ругается периодически. Ничего страшного. Они, в общем, люди одного плана.

Но вы знаете, кто-то замечательно написал в Живом Журнале, по-моему, Демьян Кудрявцев, генеральный директор «Коммерсанта» в своем блоге написал, что Янукович не может себе представить, чтобы президентом был не сидевший человек. Именно поэтому он и отправил Тимошенко в тюрьму.

И вот эта идея, которая сейчас очень активно лоббируется Путиным и его окружением, так сказать, Путин как собиратель земель, вот эта идея Евразийского пространства, такого вот, непонятно какой, но, вот, какой-то империи, нового полиса власти, перемноженной на антиамериканизм и на апелляции к брежневскому времени, когда было тихо как в морге, да? Замечательно пресс-секретарь Путина господин Песков сказал о том, что при Брежневе закладывались основы сельского хозяйства и вообще экономики Советского Союза.

И вы знаете, честно говоря, я была просто глубоко этим потрясена, потому что представить себе, что Песков говорит свои слова, трудно, потому что его должность – примерно озвучивать то, что хочет сказать его патрон. Представить себе, что Путин не знает о том, что, на самом деле, именно с сельским хозяйством была полная катастрофа в брежневские времена, мне трудно. Но я считаю, что... Я специально, готовясь к этому эфиру, посмотрела цифры. Так вот, производительность труда в сельском хозяйстве в 1970 году, то есть через 6 лет после того как Брежнев пришел к власти, была в 2 раза ниже, почти в 2 раза ниже, точнее в 1,7 раз ниже, чем в Западной Европе и почти в 2,5 раза ниже, чем в США. К 1989 году этот разрыв еще увеличился.

О.БЫЧКОВА: И, наверняка... Вот я не знаю цифр, но мне кажется, что та, которую мы имеем сегодня, не очень высокую, все равно она выше, чем то, что было тогда.

Е.АЛЬБАЦ: Да, безусловно. Мы просто знаем, что Россия стала экспортером зерна. При этом замечу, что Россия занимала первое место по экспорту зерна до войны 1914 года. Теперь. К 1980 году, то есть через 16 лет после правления Брежнева СССР стал абсолютным лидером по импорту зерна в мире. Абсолютным лидером. Никто больше Советского Союза не завозил зерна. В 1975 году мы уступали только Японии. Это говорит о том, что Советский Союз абсолютно был неспособен обеспечить себя зерном. И это при том, что добыча нефти с 1965 года, в 1965-м году добыча нефти была 250 миллионов тонн, а в середине 80-х – 600 миллионов тонн в год.

О.БЫЧКОВА: А вы это говорите сейчас для Пескова или для Путина? Вот эти цифры.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, меня, простите великодушно, ни Путин, ни Песков как объекты не интересуют. Я, конечно же, говорю для слушателей «Эха Москвы», потому что это очень важно понимать, что вот эта мулька по поводу замечательного брежневского времени – она появляется не случайно. Она рассчитана на то, что люди не имеют обыкновения читать книги и особенно книги, где есть статистические материалы. Поэтому я позволю себе еще привести несколько цифр.

О.БЫЧКОВА: Можно 2 самых интересных?

Е.АЛЬБАЦ: Если вы посмотрите сальдо торговли зерном и сельскохозяйственной продукции, начиная с 1960 года и по середину 80-х годов, то вы увидите, что оно было всегда отрицательным. Последний раз положительное сальдо, то есть когда Советский Союз продавал больше, чем покупал, было в 1962 году при Хрущеве. Начиная с 1963 года (Брежнев пришел к власти в 1964-м), не было ни одного года, чтобы это не было отрицательным. Причем, мы говорим о миллионах тонн! Да? Минус в миллион тонн.

То есть Советский Союз был абсолютно зависим от окружающего мира по всем продуктам сельского хозяйства. Поэтому говорить о том, что при Брежневе были заложены основы сельскохозяйственной экономики – это говорит следующее. Ребята, при Брежневе было уничтожено. То есть, конечно, это было уничтожено абсолютно в коллективизацию при Сталине. При Хрущеве была сделана попытка как минимум... Крестьянам, наконец, дали паспорта. Они же были крепостными, они же не имели права покинуть свои деревни. Как минимум им были даны паспорта, как минимум они получили свободу передвижения. При Брежневе все, что мы зарабатывали вот на этой самой нефти, ушло ровно в то, что сейчас хотят сделать опять наши руководители, а именно на войну.

Опять приведу вам цифры. Советский ВПК, тот самый ВПК, который, прежде всего, создавался Брежневым, потреблял 100% цветных металлов, 80% научного потенциала, 80% продукции машиностроения, 60% продукции черной металлургии, 25% валового национального дохода страны. Мы производили в брежневское время истребителей в 1,5 раза больше, чем США, танков в 2,3 раза больше, чем в США, атомных подводных лодок в 3 раза больше, чем в США, бронетранспортеров – в 87 раз больше, чем в США. Полевых орудий – в 12,5 раз больше, чем в США, межконтинентальные баллистические ракеты – в 15 раз.Это я говорю к тому, что вот сейчас до этой недели Алексей Кудрин, бывший министр финансов, который был вынужден покинуть правительство именно после того как он столкнулся с господином Медведевым по поводу расходов на ВПК, сказал, что то, что мы сейчас будем вкладывать в войну, мы будем забирать у здравоохранения и у образования.

О.БЫЧКОВА: Ну, понятно, да.

Е.АЛЬБАЦ: Вот это ровно то, что было сделано при Брежневе. Я занималась в свое время в «Московских Новостях», Оль, вопросами медицины и, прежде всего, инвестиций СССР в здравоохранение. На здравоохранение Советский Союз выделял 4% валового национального продукта, из них 2% шли на 4-е Управление Минздрава СССР, то есть на управление, которое обслуживало 60 тысяч номенклатуры Советского Союза.

О.БЫЧКОВА: То есть реально 2%?

Е.АЛЬБАЦ: Реально 2%. Мы занимали, мы, Советский Союз по детской смертности занимал место то ли 144-е, то ли 145-е (сейчас не помню) после многих и многих африканских стран. В Советском Союзе каждый 4-й ребенок рождался с ментальными отклонениями.

Почему я опять об этом говорю? Потому что вот эта апелляция к замечательному стабильному доброму вкусному и теплому брежневскому времени – это апелляция к тому, чтобы снова вкладывать деньги в войну и снова не инвестировать в то, что абсолютно необходимо, а именно в здравоохранение и образование. Это то, что является просто будущим страны. И честно говоря, вот это меня ужасно напрягает, потому что в сочетании с этой идеей образования какого-то нового центра силы, этого Евразийского пространства, этой новой империи, да? Империй не бывает без ВПК, империй не бывает без вложения в войну, в ракеты, в оружие и так далее. Империй не бывает без того, чтобы объявить очередного врага. Понятно, что этим врагом будут США, и вот мне кажется, что это очень важно для нас понимать – те угрозы, которые связаны с возвращением Путина. Это с ним связанные угрозы.

О.БЫЧКОВА: Вот я в связи с этим хотела задать еще один вопрос. Путин сегодня в Китае, он там обсуждает нефть, обсуждает газ.

Е.АЛЬБАЦ: Тоже не случайно.

О.БЫЧКОВА: Да. Вот, насколько это случайно или не случайно? И можно ли говорить, как уже начинают комментировать потихоньку, что это открывание некоей новой страницы в отношениях между Россией и Китаем, ну и вообще в какой-то такой глобальной расстановке сил. Вот это признак некоего выбора, который делается целенаправленно?

Е.АЛЬБАЦ: Да, безусловно. Я думаю, что совершенно не случайно, что первый визит Путина в качестве премьера-президента (а он ровно такой сейчас имеет неформальный титул после 24 сентября), он совершает именно в Китай. Это, конечно, такая демонстрация Европейскому Союзу и США, что он готов открыть фронт против западного мира вместе с Китаем. При этом я думаю, что китайские руководители демонстрировали определенную мудрость последние десятилетия. Они отлично понимают, что их экономика целиком и полностью зависит от заказов прежде всего США – это экономика заказа, ну, об этом много писал Андрей Илларионов и другие экономисты. Поэтому я думаю, что они вряд ли поведутся на эту историю. Но мне кажется, что это, безусловно, демонстративное заявление Путина: «Вот это наши союзники».

О.БЫЧКОВА: Триад как раз задает вопрос: «Власть опять взяла курс на сближение с Китаем. Чем придется расплачиваться за дружбу с большим братом?»

Е.АЛЬБАЦ: Ну, однажды это закончилось островом Даманским.

О.БЫЧКОВА: Ну, это было давно.

Е.АЛЬБАЦ: Что значит «это было давно»? Это было. Да? Китай – колоссальная экономика, это сейчас 2-я экономика мира, Россия там просто нигде рядом не лежала. Конечно, выбор стать сырьевым придатком Китая, ну, читайте «Опричник».

О.БЫЧКОВА: Мы – уже сырьевой придаток Европы. И чего?

Е.АЛЬБАЦ: Да нет, мы – сырьевой придаток Европы, тут дело не в этом. Просто надо понимать, что у Китая есть вполне понятные территориальные претензии, связанные с тем, что у нас Сибирь очень мало заселена, при этом китайцам нужно жизненное пространство. Ну, об этом очень много... Это вы помните, была знаменитая книга профессора Гарвардского университета Хантингтона «The Clash of Civilizations», который предупреждал, что это не потому, что Китай плохой или хороший. Это же вопрос интересов. И он предупреждал, что для России альянс с Китаем не выгоден, что Россия окажется в очень тяжелой ситуации и угрозу для России, прежде всего, будет представлять, конечно, Китай.

О.БЫЧКОВА: Брежневское счастье с китайским лицом – то, что нас ожидает, судя по всему. Правильно я вас поняла?

Е.АЛЬБАЦ: Я хотела бы, чтобы это не случилось.

О.БЫЧКОВА: Михаил Прохоров выступал перед студентами в Московском международном университете и сказал, что будет добиваться отставки господина Суркова. Вот, мне интересно: он объявил, действительно, Суркову настоящую войну? И если объявил, то кто кого переборет, Евгения?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, Прохоров заявил, что он объявил войну Суркову, на том самом известном собрании, которое он сказал, что это не съезд, а собрание.

О.БЫЧКОВА: Но потом было как-то тихо после этого до сегодняшнего дня.

Е.АЛЬБАЦ: Понимаете, боюсь, что господин Прохоров сильно лукавит и он предполагает, что все остальные вокруг него такие идиоты, что они на это будут покупаться. То, что кресло под Владиславом Юрьевичем сильно шатается, известно. Достаточно посмотреть списки «Единой России», чтобы увидеть, что целый ряд креатур Суркова в эти списки не вошли. Причем, судя по всему, на Суркова, во всяком случае так говорят кливреты, рассердились оба – и президент-премьер, и тот, который был президентом до 24 сентября. Это первое.

Второе. Мы писали об этом довольно подробно, когда прописывали всю эту историю с крушением «Правого дела». Прохорову именно Медведевым было предложено 3 варианта выхода из ситуации, когда он отказался исключить из списка Евгения Ройзмана. Один из вариантов был... Значит, был первый вариант – исключить Ройзмана, второй вариант – отказаться от партии и спокойно уйти и третий вариант – поиметь у себя доктора похуже, чем тот, который был послан в свое время главе Мечела Зюзину.

Прохоров согласился на этот второй вариант, как рассказывают источники. При этом медиатор переговоров между Прохоровым и Медведевым был не кто иной как Валентин Юмашев. И поэтому говорить о том, что... Ну, понятно, что Сурков представлял историю так, как он ее представлял. Понятно, что как только он понял, что Прохоров позволяет себе некую вольность, а именно не убрать из списка того, кого от него требуют убрать, они поняли, что этот человек сейчас с этим не согласился, завтра он с этим не согласился. А нужен был абсолютно контролируемый со всех сторон человек. Понятно, что когда у этого человека еще много миллиардов долларов, то его претензия на собственное мнение становится очень опасной. Поэтому, собственно, в ночь со вторника на среду, если мне память не изменяет, и был совершен этот рейдерский захват партии «Правое дело» людьми Суркова.

О.БЫЧКОВА: Это да, это дело прошлое. Понимаете, будет ли этот конфликт дальше оказывать какое-то влияние?

Е.АЛЬБАЦ: Это очень важная история, потому что сейчас... Прохорова давно не было слышно. И как минимум от него...

О.БЫЧКОВА: И даже говорили, что он уехал куда-то далеко-далеко.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, он уезжал, да. Он уезжал. Но как минимум хотелось понять: у этого человека с таким количеством миллиардов долларов достоинство есть или нет? Сейчас мы... Я еще раз повторяю, я хочу прослушать эту речь – я еще не слушала ее. Возможно, там есть какие-то нюансы, которые говорят о том, что Прохоров готов честно говорить о той ситуации, которая сложилась. Но, к сожалению, то, что мы сейчас слышим, те слухи, которые доносятся, они говорят о том, что, скорее, мы видим вариант... Знаете, вот, Белинков когда-то написал книгу об Олеше «История сдачи советского интеллигента Юрия Олеши». Вот те слухи, которые доходят до нас – это история сдачи российского миллиардера Михаила Прохорова, который готов на любые условия...

О.БЫЧКОВА: Сдачи – в смысле сам сдался?

Е.АЛЬБАЦ: Сам сдался, да. На любые условия, которые ему поставит тот же самый Владислав Сурков. Поэтому, понимаете, то, что он повторил, он будет добиваться отставки Суркова – не, это все уже не интересно. Мы отлично знаем, что его контрагентам по переговорам по «Правому делу» был не Сурков, а Медведев. И он, когда ему было предложено отказаться от партии, он отказался. Он это сделал. И на этом, между прочим... Ведь, под Прохорова подписались довольно много разных бизнесменов, вложили свои деньги, свой авторитет, свое имя.

О.БЫЧКОВА: Вот вопрос в этом. Дальше-то что будет?

Е.АЛЬБАЦ: Вопрос в том, есть у Прохорова достоинство человеческое или нет? Вот это вопрос, который меня интересует больше всего.

О.БЫЧКОВА: А меня интересует другой вопрос. Это его личное дело... Я понимаю, что это интересно, но это его проблемы.


Е.АЛЬБАЦ: Нет. Это наши проблемы, Оля. Потому что если встает на колени человек с состоянием, там, в 18 или в 12 миллиардов долларов – не принципиально (для меня это абстрактно).

О.БЫЧКОВА: Ужасно много.

Е.АЛЬБАЦ: То это тот сигнал, который посылается всем нашим замечательным так называемым правоохранителям: «Этого поставили на колени. Любого». Это отмашка.

О.БЫЧКОВА: А что? Это первый раз произошло, что ли?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, это не первый раз, это в очередной раз. Но Прохоров был одним из самых богатых людей России. И если один из самых богатых людей России встает на колени, это ужасно плохой пример для всех остальных. Знаете, вот сейчас Антон Носик... Я сегодня прочитала где-то в интернете, он читает лекции об эмиграции. Туда люди просто попасть не могут. Вал!

О.БЫЧКОВА: Висят на люстрах.

Е.АЛЬБАЦ: Вал! Да?

О.БЫЧКОВА: Я слышала об этом.

Е.АЛЬБАЦ: Вот же что ужасно обидно.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, «Правое дело» как проект, оно потерпело неудачу сейчас. Ну, в разных смыслах. Там, Прохоров потерпел неудачу вне зависимости от того, что к этому привело, Медведев, наверное, ее тоже потерпел. Сурков, может быть. Я не знаю, там, люди, которые вкладывали в это деньги и надежды, тоже понесли это поражение. Значит ли это, что дальше с подобного рода проектами, в общем, больше никто не будет заводиться?

Е.АЛЬБАЦ: Мы же с вами отлично знаем, что «Правое дело» во главе с Михаилом Прохоровым – это был кремлевский проект. Я думаю, вот сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что это была часть вот этого плана, который был реализован 24 сентября, когда в стране де-факто перестал существовать один президент и вернулся тот, который официально войдет в Кремль в мае 2012 года. Я думаю, что, конечно, никакого «Правого дела», во главе, тем более, с таким богатым человеком как Прохоров, просто не могло существовать в конструкции возвращения Путина в Кремль, возвращения, по сути, диктатора в Кремль.

О.БЫЧКОВА: То есть закрыли тему, все-таки?

Е.АЛЬБАЦ: Да. Вот, я думаю, что это все сейчас – связанные вещи. Честно говоря, вот, до сих пор я выстраиваю эти вещи, я думаю, что и отставка Кудрина с этим связана. Понимаете, мы, к сожалению, вынуждены... Вы знаете, вот, нейтрино, частицу, одну из самых мелких частиц во Вселенной поймать нельзя.

О.БЫЧКОВА: Ее никто никогда не видел.

Е.АЛЬБАЦ: Ну да. Она оставляет след в виде миона, когда проходит через... В Баксанской лаборатории фиксируют мион как след от нейтрино. Вот, мы сейчас все время фиксируем следы, да? Следы соприкосновения нашей власти или, там, нашего правителя Путина с окружающей реальностью. И мы видим, вот пошел один мион – ушел в отставку Кудрин, еще один мион – встал на колени Прохоров, там, еще один мион – де-факто не стало президента РФ, еще один мион – села Тимошенко. Понимаете, мы все время фиксируем следы. Мы, к сожалению, не можем говорить, что мы знаем, что произошло то-то и то-то, и то-то, да? Вот, в этом же самая большая наша беда, что мы живем в условиях абсолютно нетранспарентной власти, которая может делать все, что угодно, выстраивает эти бесконечные спецоперации – здесь одна спецоперация, там еще одна спецоперация. Там я не сомневаюсь, что через неделю мы увидим след еще 4-й, 5-й спецоперации. Ну что делать? Такое сейчас у нас отечество.

ПО МАТЕРИАЛАМ: http://www.echo.msk.ru





Комментариев нет:

Отправить комментарий