четверг, 22 декабря 2011 г.

БРИТАНСКИЙ «ШТИРЛИЦ»: «СССР рухнул по глупости». Легенда английской и советской разведки Олег Гордиевский. Интервью предателя



Личность почти легендарная в истории шпионажа времен «холодной войны», Олег Гордиевский считает, что западные дипломаты во многом идеализировали советскую действительность, не до конца понимая всех тонкостей ее жизненного уклада. ФОТО Reuters: Олег Гордиевский после награждения орденом святого Михаила и святого Георгия королевой Великобритании Елизаветой Второй в 2007г.


Историческая справка: Олег Антонович Гордиевский (псевдоним Ovation) – в прошлом полковник Первого главного управления КГБ СССР, отвечавшего за внешнюю разведку. Был завербован британской службой внешней разведки MI6 в 1974 году и проработал на англичан вплоть до самого ареста в 1985 году. Работая в должности резидента советской разведки в Лондоне, Гордиенко попал под подозрение советских спецслужб и был отозван назад в СССР под служебным предлогом.
Уже в Москве, по его словам, его напоили психотропным наркотиком и допрашивали на секретной даче КГБ. После чего Гордиевского поместили под домашний арест, где за ним велось круглосуточное наблюдение, однако ему удалось перехитрить «наружку» КГБ и при содействии британских дипломатов в багажнике автомобиля пересечь советско-финскую границу. Из Финляндии его доставили в Лондон. По некоторым источникам, он был самым важным агентом Запада в СССР на протяжении 10 лет, за что и был награжден орденом святого Михаила и святого Георгия королевой Великобритании Елизаветой Второй в 2007 году. Приговорен к расстрелу в СССР. Новое российское руководство оставило приговор в силе.В месяц двадцатилетия распада СССР Русская служба «Голоса Америки» взяла у разведчика эксклюзивное интервью.
Игорь Тихоненко: Олег Антонович, за несколько лет до того, как с вами связалась британская разведка, могли ли вы себе представить, что в разгар «холодной войны» будете работать на «вражескую» MI6?
Олег Гордиевский: Практически вся моя биография – это работа на британскую разведку. Даже когда я учился в МГИМО, у меня уже были мечты, хотя и очень расплывчатые. Я ведь видел, как возводили Берлинскую стену: автоматчики, танки. Я был свидетелем того, как люди бросались с пятого этажа, и многого другого. Я всегда ненавидел коммунизм, а после этих сцен я его просто отверг. Тогда я понял, что коммунизм – это не идеология, не партия, это – система государственного управления СССР в постсталинскую эпоху. И работать на такую преступную систему, которая уничтожала таких великих людей, как Солженицын, Сахаров и множество других диссидентов, я не мог.
И.Т.: Вы сказали, на мой взгляд, весьма интересную вещь: «Я всегда ненавидел коммунизм». Однако в какой момент вы это почувствовали впервые?

О.Г.: Я это почувствовал впервые, прослушав речь Никиты Хрущева на XX съезде партии в 1956 году (на этом съезде руководство СССР осудило культ личности Сталина и репрессии, связанные с его правлением – И.Т.). Потом мой отец принес распечатку текста речи, в которой, между прочим, были далеко не все детали сталинских зверств. У меня есть эссе о репрессиях в Советском Союзе, где рассказывается в подробностях, кого сажали, как пытали, чем били и т.д. Также свежи воспоминания с детства о том, что неподалеку от нашей небольшой дачи был маленький концлагерь, где похоронили всех крупных людей, начиная с Ягоды и заканчивая многими маршалами. И хотя в то время я был еще совсем ребенком, я наблюдал, как в сентябре 1941 года раскапывались эти могилы, чтобы немцам они не достались. Страшная система. Больше нигде такого не было.

И.Т.: В разгар «холодной войны» вы жили в целом ряде столиц Западной Европы. Что вам, представителю советской элиты, дипломату, больше всего бросалось в глаза?
О.Г.: Буквально все: демократия, свобода, возможность заниматься всем, чем только хочешь. Особенно поразило то, как здесь ухаживали за больными и старыми людьми, прошедшими войну ветеранами.
И.Т.: Существовали ли какие-нибудь веяния или предчувствия в дипломатической среде о надвигающемся распаде СССР, или же никто не допускал даже такой мысли?
О.Г.: А я вам сейчас расскажу. После того как меня арестовали, а затем я убежал в июле 1985 года, со мной беседовали дипломаты Foreign Office (МИД Великобритании – И.Т.). У них было очень плохое понимание советской действительности. Они воспринимали СССР идеалистически, даже после поездки туда. В своих рассуждениях, например, они заявляли, что теперь в Советском Союзе стали красить дома, питание улучшилось и т.д. А я им объяснял, что те дома покрасили и мясо в магазины подбросили исключительно для Олимпиады (летних Олимпийских игр, прошедших в Москве в 1980 году – И.Т.). Однако умные разведчики у меня спрашивали, сколько продержится Советский Союз? И я им отвечал тогда: максимум 20 лет. Но я был не прав; он продержался и того меньше.
И.Т.: Как вы считаете, почему все-таки рухнул Советский Союз?
О.Г.: Мне кажется, что он рухнул по глупости: главным образом из-за разногласий между Ельциным и Горбачевым. Он мог бы продержаться еще несколько лет.

И.Т.: Очень часто в книгах по истории, политологии, экономики авторы используют понятия «советская эпоха», «советский период» и т. д. У вас уникальнейший опыт: вы поработали при пяти генеральных секретарях от Хрущева до Горбачева. Отличалось ли правление каждого из них хоть чем-то, либо это была монотонная политическая полоса?
О.Г.: Ну, конечно, при Хрущеве было очень много веселого. Его всякие кукурузные и другие мероприятия осмеивались. Брежнев был очень скучный; он не сказал ни одного умного слова. Говорили, помню, что Андропов был выдающийся. Я слушал его речи; это – необразованный человек, опасный разжигатель войны. Уважать кого-либо из той верхушки было невозможно, так как в большинстве своем они были необразованными людьми и последними карьеристами.

И.Т.: После того как вы уехали из Советского Союза, вы поддерживали какие-то контакты со знакомыми, коллегами, семьей, или в тех условиях это было абсолютно невозможным?
О.Г.: После прихода к власти Горбачева был огромный наплыв запросов на интервью, беседы и т.д. В то время я опубликовал в России множество статей и три книги, выступал по радио. Однако в тот день, когда Путина назначили главой КГБ (ФСБ – И.Т.), все прекратилось.
И.Т.: Вам иногда хочется в Россию?
О.Г.: Нет. Она мне противна. Когда я вспоминаю, как вела себя та страна, как вел себя КГБ в определенных ситуациях, у меня появляется чувство отвращения к России. Я туда не хочу и никогда не поеду.
И.Т.: Как вы думаете, вас когда-нибудь амнистируют в России?
О.Г.: А почему они должны это сделать? В той стране до сих пор царит тоталитарный подход ко многим вещам.
И.Т.: В таком случае, стоит ли нам ожидать каких-либо изменений в современной России, и если да, то откуда они должны прийти?
О.Г.: Говоря чисто теоретически, никаких изменений там не будет и не может быть. Однако случайностей никто не отменял. Может произойти какой-то катаклизм в экономике, крупный международный кризис или война. Если ничего подобного не случится, то перемен ждать неоткуда, и Путин будет править страной в ближайшие 12 лет.
По материалам: http://www.voanews.com


Комментариев нет:

Отправить комментарий