четверг, 26 января 2012 г.

ПРОКУРОР КРЫМА ВЯЧЕСЛАВ ПАВЛОВ: по закону ответят все — и макеевские, и крымские


Новый прокурор Крыма Вячеслав Павлов в эксклюзивном интервью “Комментариям” рассказал о кадровой революции в прокуратуре АРК.
- Вячеслав Владимирович, насколько неожиданным был для вас перевод из Запорожья на работу в Крым?
— Это было неожиданно, потому что накануне, 5 декабря, было оперативное совещание по рабочим вопросам в Генпрокуратуре.
После совещания я планировал вернуться в Запорожье и торжественно открыть новое здание, которое мы достроили и отремонтировали ко дню прокуратуры. Но когда побеседовал с генеральным прокурором, понял, что принято решение о моем переводе из Запорожья и уже подписано генпрокурором представление в Верховный Совет Крыма. 9 декабря я должен был быть в Крыму. Мы люди, которые носят погоны, поэтому начальство сказало — значит надо выполнять. Так что я приехал в Запорожье, сказал спасибо коллективу и уже 8 декабря вечером был здесь в Крыму.
- В прессе пишут, что вашей успешной карьере сопутствуют родственные связи в Генпрокуратуре. Так ли это?
— Руководство Генеральной прокуратуры я очень хорошо знаю и уважаю, как профессионалов, поэтому если бы я был кому-то из них родственником, я бы очень этим гордился.
- Какие цели перед вами ставило руководство Генпрокуратуры, отправляя трудиться в автономию?
— Приоритеты у нас одни — это соблюдение требований бюджетного и земельного законодательства, своевременная выплата зарплаты и борьба с коррупцией. Поэтому задачи были четко определены. Узнав, что еду в Крым, я ознакомился с социально-экономической характеристикой региона, пообщался со Степаном Владимировичем (Молицкий — экс-прокурор Крыма — ред.). Я последний раз был в Крыму в 2004 году, когда работал начальником управления Генеральной прокуратуры. В командировке я был с 10 по 18 мая — это как раз была годовщина депортации. В этот свой приезд я как раз увидел красивое здание крымской прокуратуры. Ну, а зная Степана Владимировича, его подход к работе, о том, что здесь нормальный, рабочий коллектив, я нисколько не сомневался.
- Кстати, как давно вы знаете Молицкого? Давал ли он вам напутствия, передавая дела?
— Генеральной прокуратурой была дана очень высокая оценка работе прокураты автономии. Особенно, что касается земельного законодательства. В частности то, как прокуратура Крыма эффективно реагировала на попытки разбазаривания собственности профсоюзами. Эти все дела на слуху. Поэтому говорили о том, чтобы не сбавлять ритм. Меня больше всего волнует вопрос ответственности, не опустить эту планку, а она здесь довольно высока. Я об этом сказал и коллективу, когда меня представили.
- За прошедший год вашим предшественником возбуждена масса резонансных дел, в том числе в отношении чиновников и известных состоятельных людей. Какова перспектива этих дел? Будет ли вы в своей работе занимать такую же жесткую позицию, как Молицкий?
— Обо всех делах знаю, потому как, первые с кем из заместителей общались — это те, кто курируют эти дела. Часть этих дел рассматриваются в суде, у части дел заканчивается следствие. Все дела найдут свое законное логичное разрешение. Дело Гриценко, как вы знаете, рассматривается в суде Запорожской области. Я это дело очень хорошо знаю, так как мы оказывали всевозможную помощь гособвинителям. По Файнгольду у нас завершается следствие. И оно тоже закончится тем, чем должно закончиться — будет принято законное решение.
Кстати, мы как и раньше будем реагировать на любое сообщение прессы относительно противоправных действий тех или иных личностей. Я уже попросил составить мне список самых авторитетных местных сайтов, которые будем регулярно мониторить. Я сам очень активно пользуюсь интернетом, просматриваю информационные сайты, читаю как материалы, так и комментарии к ним.
- С кем знакомы из политической элиты Крыма, среди которых теперь так много ваших земляков?
— Из Верховной Рады Крыма ни с кем не знаком. Знаю Георгия Псарева (вице-премьер Крыма — ред.). Знаю его по работе, когда он был председателем одной из райадминистраций Макеевки. Николая Антонова (первый зампредседателя Рескомзема АРК — ред.) знаю, он был заместителем городского головы Макеевки. Павел Бурлаков (первый вице-премьер Крыма — ред.) был народным депутатом от Макеевки и всегда на все праздники приезжал в Макеевку. Я его очень хорошо знаю. С Резниковым Сергеем Дмитриевичем (глава МВД Крыма — ред.) тоже знаком. Когда я был прокурором Макеевки, он возглавлял местный УБОП. Тоцкий Владимир Владимирович (глава СБУ Крыма — ред.) был начальником горотдела СБУ Макеевки.
С Могилевым Анатолием Владимировичем (премьер-министр Крыма — ред.) пересекались и работали. Я его знаю уже в рабочих моментах, когда он возглавлял Министерство внутренних дел. Мы с ним встречались, когда я был уже прокурором Запорожской области. А вообще знаком с ним с 2006 года, когда я пришел работать в Макеевку, он до этого там был начальником МВД. У нас с ним нормальные рабочие отношения. То есть коллег-земляков знаю практически всех.
- Вы уже встречались с Могилевым, о чем говорили, что обсуждали?
— Говорили о задачах, которые стояли перед исполнительной властью Крыма. Я ему говорил о том, куда будут направлены усилия прокуратуры автономии, с учетом того, что мы сделали и что собираемся делать. У нас с ним есть прямая телефонная связь, по которой мы с ним общаемся. У меня такой стиль работы, меня так учили, что если надо, я не стесняюсь снять трубку и спросить или уточнить что-то. По такому же принципу люди могут обращаться ко мне. Надо срочно приехать начальнику милиции ко мне — он приехал. У нас нет необходимости как-то официально собираться, есть вопросы, мы можем их спокойно по телефону решать.
- Кстати, в одном из своих интервью вы сказали, что работать не в родном регионе намного легче, так как нет никаких моральных обязательств перед друзьями, поскольку не смогли бы им отказать. С учетом того, что в Крыму много ваших земляков, как будете бороться со своей безотказностью?
— Я расшифрую, что имел в виду. Я говорил о том, если бы ко мне обращались одноклассники по каким-то бытовым вопросам, вопросам трудоустройства, где-то за кого-то похлопотать и так далее. Приходит к тебе человек без работы и просит пристроить куда-то директором фирмы, мол, я же сижу тут — большой начальник, в рубашке с галстуком. Просто мало кто из города, в котором я родился, в силу его специфики, получил высшее образование. И мало кто попал на госслужбу. Из моих одноклассников даже не все умеют пользоваться интернетом.
Кстати говоря, у меня нет друзей на госслужбе. То есть те, с кем я общаюсь, с кем мы можем сходить в баню, выпить по рюмке водки, они просто не работают госслужащими. Эти люди мне проблем в работе не создадут. А те, кого я знаю по работе, они все взрослые люди и они прекрасно понимают: нарушили закон — будут отвечать. Поэтому будут сигналы о нарушениях, будут проверки и по закону ответят все — и макеевские, и крымские.
- Вас не раздражает штамп “макеевского” или “енакиевского”?
— Меня, конечно, это иногда заводит, ну а что я должен был делать, когда я должен был родиться?! Я, что должен был сказать родителям, родите меня в Бахчисарае? Если я там родился — это моя родина. Кто там не был — пусть поедут, посмотрят, какой веселый и прекрасный этот шахтерский поселок Юнокоммунаровск и Енакиево тоже, где я прожил до 18 лет. А тем, что я работал в Макеевке, тоже горжусь, как и тем, что работал в Запорожской области. С Макеевкой до сих пор теплые отношения, мы на все праздники поздравляем и мэра города, и других, кто там работает или работал. А к ярлыкам я уже привык, я это все уже пережил в Запорожье. Мне больше непосредственно за структуру может быть обидно, когда выливают какие-то гадости на прокуратуру. Ведь тут люди усердно работают, за них обидно. Что касается меня — я все стерплю.
- Вы уже познакомились с коллективом, как вас приняли? Какими были или будут ваши первые шаги на новой должности, в том числе и в отношении сотрудников крымской прокуратуры? Стоит ли ждать кадровых перестановок?
— Я уже познакомился с заместителями, с начальниками управлений и с теми руководителями, которые непосредственно на меня замыкаются. Кадровых революций не было, и проводить я их не собираюсь. В любом случае, как и везде на протяжении месяца я смотрю на людей, они на меня. Я абсолютно открыт лицом ко всем и, думаю, коллектив будет вести себя также. А дальше — каждый сделает свои выводы. Кому-то понравится, кому-то нет. Я сказал, что хочу работать со всеми, и мы будем работать.
Мы же все коллеги. Вот, даже если Запорожскую область вспомнить, где я до этого работал, меня туда назначили с 1 июня 2010 года, за это время у меня там поменялось три заместителя. Первый ушел по объективным причинам на пенсию, первый заместитель, который там был, пошел на повышение в Генпрокуратуру и еще один ушел на пенсию, так как через год нашей работы с ним, я понял, что он просто не справляется.
Вопрос по кадровым перемещениям может возникнуть лишь в том случае, если руководство Генпрокуратуры захочет кого-то перевести на работу в аппарат Генпрокуратуры, может в каком-то регионе понадобится укрепить работу прокуратуры.
- Вы уже делали обход крымской прокураты, довольны условиями работы здешних сотрудников?
— Замечаний нет, я доволен. С моего последнего визита в Крым, здесь добавилась стоянка, облагорожена территория, есть прекрасная столовая для работников. Я сам там питаюсь, мне нравится. Так что меня все устраивает, но пределов совершенству нет. У нас есть профсоюз, который продолжит работу по улучшению условий труда работников прокуратуры. Я знаю, что были задумки, и они уже воплощаются в жизнь по строительству общежития для работников прокуратуры.
По материалам: http://comments.ua



Комментариев нет:

Отправить комментарий