пятница, 24 февраля 2012 г.

КРУТОЙ ПОВОРОТ. Записки журналиста

 
Важным  рубежом  в  моей  жизни  стал  1990  год,  когда  по  семейным  обстоятельствам  я  приехал  на  постоянное  местожительство в Запорожье.  Приехал  из  России,  где  родился  и  прожил  53  года.  Вышло  это  как-то  неожиданно,  даже  можно  сказать  спонтанно.  Так  уж  получилось.
  Поэтому,  естественно,  на  первых  порах  в  незнакомом  городе,  тем  более  в  другой  республике,  где  у  меня  не  было  ни  связей,  ни  знакомых,  я  чувствовал  себя  не  совсем  уютно. С  жильем,  правда,  проблем  не  было,  а  вот  с  работой  возникли  определенные  трудности,  чего  я,  признаться,  не  ожидал.

  Дело  в  том,  что  в  советские  годы  в  областных  центрах  число  печатных  изданий  было  ограничено  до  минимума.  Например,  в  Запорожье  на  то  время  было  всего  три  газеты:  «Запорізька  правда»,  «Индустриальное  Запорожье»  и  «Комсомолець  Запоріжжя».  Все  они  областного  подчинения.  Их  тиражи  исчислялись  сотнями  тысяч  экземпляров. 

    Сегодня  в  Украине  с  таким  тиражом  в областных центрах нет   печатных  изданий.  Хотя  общая  численность  нынешних  газет  в  десятки  раз  больше,  чем их  было   в  советский  период.  Обеспеченность  журналистскими  кадрами    областных  газет  была  значительно  лучше,  чем   районных.  Но  вакансии  все-таки  случались.  Именно  на  это  я  и  рассчитывал,  отправляясь  с  визитом  в  редакции  запорожских  газет.

   Начал  с  русскоязычной  газеты  «Индустриальное  Запорожье»,  органа  обкома  партии.  Редактором  этой  газеты  был  тогда  Петр  Иванович  Горбачев – интеллигентный,  доброжелательный   человек.  Встретил  он  меня  вежливо,  поинтересовался,  кто  я  и  откуда,  и …  вежливо  отказал,  ссылаясь  на  то,  что  вакансий  пока  нет. Но  на  всякий  случай  записал  мой  домашний  телефон.


 
     Кроме  трех  названных  газет,  в  Запорожье было еще  несколько  заводских  многотиражек.  В  их  редакциях  я  тоже  побывал,  хотя  они  меня  и  не  привлекали  особенно.  Хотелось  поработать  в  областной  газете,  где  для  журналиста  есть  больше  возможностей,   чтобы  совершенствовать      свой  профессиональный  уровень.  Но  и  в  многотиражках  мне  ничего  конкретного  не  предложили.   Я  уже  начал  было  отчаиваться,  потому  что  время  шло,  и  мог  прерваться  мой  трудовой  стаж.  А  это  было  не  в  моих  интересах.

     И тут   узнаю,  что  в  горкоме  партии,  в  отделе  пропаганды   есть  инструктор,  который  курирует  городские  средства  массовой  информации.  Решил  обратиться  к  нему. Этим  инструктором  оказался  Иван  Александрович  Костенко,  нынешний  депутат  городского  совета.  Принял  он  меня  приветливо,  даже  предложил  кофе.  
      Разговорились  и  выяснилось,  что  он  бывший  офицер,  оканчивал  военное  училище  в  Саратове.  Ну,  а  я  как  раз  приехал  из  Саратовской  области.  Короче,  у  нас  нашлась  общая  тема  для  разговора.  И  вот  Иван  Александрович  сообщил  мне, что с  нового  года  в  Запорожье  будет  выходить  новая  газета,  орган  Запорожского  горкома  партии,  а  редактором  ее  будет  редактор  областной  молодежной  газеты  «Комсомолець  Запоріжжя»  Анатолий  Васильевич  Пивненко.  Посоветовал  обратиться  к  нему,  поскольку  уже  сейчас  он  формирует  штат  будущей  газеты.
    
    Редактор   «молодежки»  был  со  мной  предельно-прямолинейным:
        
-  Да, - сказал  он, - я  занимаюсь  формированием  штата  новой  газеты.  Опытные  журналисты  нам действительно  нужны.  Но  я  вас  не  знаю,  может,  вы,  извините,  «кот  в  мешке».  Бывает  ведь  и  такое,  согласитесь.
        Такой  разговор  редактора  пришелся  мне  по  душе.  По-мужски,  прямо,  без  всякой  дипломатии,  которая  в  таких  случаях,  я  считаю,  и  не  нужна.
        -Вы  правы,- говорю  редактору. – На  вашем  месте  я  поступил  бы  точно  так  же.  Журналиста  надо  видеть  и  оценивать  в  деле.  То  есть,  дать  ему  шанс  показать  себя на  что  он  способен.  Я  готов  выполнить  любое  задание  редакции,  если  вы  мне  такую  возможность  предоставите.
       - Ну,  если  так, - уже  более  миролюбиво  продолжал  редактор, - я  вам  дам  задание  и  определю  срок  его  выполнения.  Пробный  номер  новой  газеты  мы  собираемся   выпустить  в  начале  сентября.  То  есть,  в  вашем  распоряжении  две  недели.  За  это  время    вы  должны  будете  подготовить  три  корреспонденции  на  темы,  которые  я  вам  назову.  А  там  посмотрим – подходите  вы  нам  или  нет.

         Темы  названы  были такие.  Первая,  наиболее  сложная  по  тому  времени, - это  переход  оборонных  предприятий  на  производство  товаров  народного  потребления.  Так  называемая  конверсия.  Вторая  тема – как  потребительская  кооперация   области  занимается  обеспечением  населения  сельхозпродуктами.  Ну,  и  третья – о  работе  и  проблемах  городских  аптек.
        -Где,  у  кого  вы  будете  собирать  такую  информацию,  меня  не  касается,  это  ваша  проблема, - уточнил  Анатолий  Васильевич. – Для  меня  главное,  чтобы  эти  три  материала  лежали  у  меня  на  столе  в  назначенный   срок.
           Такой  подход  редактора   меня  не  напугал.  Я  чувствовал  себя   журналистом  достаточно  подготовленным  для  выполнения  любого  редакционного  задания.  Хотя  сложность  заключалась  в  том,  что  я  совершенно  не  знал  город,  не  знал  структуру  его  предприятий  и  организаций.  Не  знал  тех  людей,  которые  могли  бы  мне  в  этом  помочь.  Но  у  меня  под  руками  был  телефонный  справочник.  С  него  я  и  начал.


 
Позвонил  председателю  облпотребсоюза   Александру  Николаевичу  Пеклушенко  (ныне  народный  депутат  Украины),  договорился,  что  он  даст  интервью  для  новой  городской  газеты,  которая  уже  имела  название – «Наш  город».  Из  предприятий  оборонного  назначения  выбрал   завод  «Искра»  и  договорился  с  секретарем  парткома  о  встрече.  Ну,  а  с  аптеками  было  проще.  Их  в  Запорожье  достаточно  много.  Беседа  с  заведующей  одной  из  них  и  стала  основой  статьи  на  эту  тему.  Поработать  пришлось  напряженно.  Но  к  условленному  сроку  я  положил  на  стол  редактора  три   корреспонденции.  Он  обещал  ознакомиться  с  их  содержанием  и  потом  сообщить  мне  результат.
         И  вот  новая  встреча  с  ним.  Теперь,  замечаю, он  уже  смотрит  на  меня несколько  по-другому,  скажем  так,  с  большим  доверием,  чем  тогда,  когда  я  пришел  к  нему  впервые.
         - Я  беру  вас  в  штат  новой  газеты, - без  предисловий  говорит  Анатолий  Васильевич. – Но  газета  же  будет  выходить     с  первого  января  будущего  года,  а  сейчас  только сентябрь.  Я  понимаю,  что  вам    до  января  где-то надо поработать,  чтобы  получать  зарплату.  По  этому  вопросу  мы  сейчас  поедем  с  вами  в  горком  партии  и  там  поговорим  уже  более  конкретно.
            В  горкоме  партии  нас  принял  секретарь  горкома  по  идеологии   Владимир  Васильевич  Кияница,  который  в  настоящее  время  работает   в  горисполкоме,  является  советником  мэра.
          - Предлагаем  вам  это  время  поработать  инструктором  райкома  партии, - сказал  секретарь. – Вы  согласны?
           Конечно,  я  был  согласен.  Это  означало,  что  я  уже  не  безработный.  Это,  во-первых.  А,  во-вторых,  что  я  буду  работать  с  нового  года  в  серьезной  городской  газете,  где  редактором  будет  Анатолий  Васильевич  Пивненко,  доверием  к  которому  я  уже  проникся.  На  этом  и  договорились.
          Но  поработать  в  новой  городской  газете,  которая  называлась  «Наш  город»,  мне  не  пришлось  и  вот  почему. Как  только  вышел  пробный  номер  этой  газеты,  где  был  опубликован  и  мой  материал,  буквально  на  второй  или  на  третий  день  на  мой  домашний  телефон  позвонил  редактор  областной  газеты  «Индустриальное Запорожье»  Петр  Иванович  Горбачев  и  поинтересовался,  нашел  ли  я  себе  работу.  Я  сказал, как  было.
        - А  у  нас  появилась  вакансия,  поэтому  я  и  звоню  вам, - сообщил  он. – Если  надумаете,  заходите,  поговорим.
        Этот  звонок  привел  меня  в  некоторое  замешательство.  Я  оказался  перед  выбором.  Конечно,  работать  в  известной  областной  газете  казалось  для  меня  более  предпочтительнее,   чем  в новой  городской,  которая  к  тому  же  еще  и  не  выходит,  а  начнет  выходить  только  с  первого января.   Но  с  другой  стороны  я  испытывал  угрызения  совести,  неудобно  было  перед  Анатолием   Васильевичем  Пивненко,  который  первый  из  запорожских  редакторов  подал  мне  надежду,  поверил  в  меня.  Долго  размышлял  об  этом  и,  в  конце  концов,  решил  все-таки  идти   в  «Индустриальное  Запорожье».  Естественно,  мое  решение  Анатолий  Васильевич  принял  прохладно.  И  я  понимаю  его.  Но  о  сделанном  выборе  я  не  пожалел.  Десять  лет  в  областной  газете  явились  для  меня  неплохой  школой.

 
         По  природе  я  человек   дисциплинированный  и  исполнительный.  Поэтому  в  ритм  работы  нового  для  меня    журналистского  коллектива   включился  без  проблем.  Тем  более,  что  обязанности  корреспондента  отдела    «Партийной  жизни»   были  для  меня  хорошо  известны  еще  по  работе  в  районных  газетах.  Это  вовсе  не  означает,  что  все  шло  гладко,  и  у  меня  не  было  никаких  оснований  для  волнений  и  переживаний.  Безусловно,  они  были. Даже  беглое  знакомство   с  публикациями  моих  новых  коллег  показало,  что  большинство  из  них  имеют  имеют  достаточно  высокую   профессиональную  подготовку,  особенно  что  касается  литературной  обработки    материалов.  Чем,  кстати,  не  мог  похвастаться  в  то  время  я.  Я  мог  и  умел  собирать  нужную  информацию,  тщательно  и  глубоко  изучать  ее   и  объективно  подавать  читателям.  С  этим  у  меня  все  было  в  порядке.  А  вот  с  литературной  шлифовкой  текстов  у  меня  не  всегда  получалось.  Выходило  как-то  коряво,  самому  не  нравилось.
         И  я  стал  внимательно  присматриваться   к  работам  своих  коллег.  Особенно  слабым  звеном   в  моей  работе   в  то  время  была  подготовка  официальных  материалов – различных  отчетов   с  партийных  и  других  областных  мероприятий.  В  этом  смысле  для  меня  хорошим  примером  был  заведующий   отделом  экономики   Григорий  Гаврилович  Петраков,  умело  сочетающий  в  своем  творчестве   легкость  стиля  с  точностью и логичностью  излагаемых  фактов.
        Что  касается  общего  морального  климата  в  коллективе,   то  он  был,  на  мой  взгляд,  вполне  нормальным.  Взаимоотношения  работников  редакции   были  спокойными,  деловыми.   Конечно,  как  и  во  всяком  творческом  коллективе,  не  обходилось  без  амбиций,  без  желания  некоторых  заявить  о  своем  творческом  «я».  Но  это  вполне  нормальное  явление.  Главное,  что  никто  не  переходил    рамки  дозволенного.  И  гарантом  устойчивого  порядка  в  редакции,  конечно  же,  был  редактор  Петр  Иванович  Горбачев.  В  творческие  планы  журналистов  он  серьезно  не  вмешивался,  контроль  за  качеством  публикаций   передоверял  правлению  журналистской  организации,  которая  систематически  проводила  летучки,  где  речь  шла  о  мастерстве  авторов  публикаций.  Правда,  объективность  на  таких  летучках  присутствовала  не  всегда.  Но  это  уже  другой  вопрос.

 
О  Петре  Ивановиче  за  годы  совместной  работы  с  ним   у  меня  сложилось   приятное  впечатление.  И  как  о  руководителе,  и  как  о  человеке.  Всегда  сдержанный,  корректный,  он  был  для  подчиненных  во  многом  примером.  А  своей  внимательностью  к  людям,   своей  отзывчивостью  и  человечностью  он  заслужил  уважение  всего  коллектива.
         И  еще  об  одной  стороне  достоинств   Петра  Ивановича  хочу  сказать – он  в  совершенстве  владел  как  русским,  так  и  украинским  языком.    Когда  я  надумал  сменить  российское  местожительство  на  украинское,      была  определенная  тревога  по  поводу  того,  что  в  Украине  у  меня  может  возникнуть  языковая  проблема,  так  как  украинского  языка  я  не  знал.  Но  мои  опасения  на  этот  счет  не  подтвердились.   В  коллективе  «Индустриалки»  звучала  в  основном  русская  речь. Даже  казалось  порой,  что  из  России  я  и  не  уезжал.  Так   вот  Петр  Иванович  был  единственным  человеком  в  редакции,  который  поощрял   всячески   мои  попытки  освоить  украинскую   мову.  Коллеги  же  некоторые  смотрели  на  это  как  на  мою  причуду.  Хотя  в  своем  стремлении  я  был  искренен.  Мне  не  хотелось  выглядеть  «белой  вороной»,  когда  посетители  редакции  говорили  на  своем  родном  языке.  Мне  хотелось  в  таких  случаях  быть  с  ними  на  равных.
           В  Украину  я  приехал   в  90-м  году,  за  год  до развала  Советского  Союза.  Время  уже  было  непростое,  запутанное,  трудное.  Время  всеобщего  демократического  брожения  в  обществе,  вызванное  горбачевской  перестройкой.  Но  все-таки  единое  большое  государство -   Советский  Союз,  объединяющее  в  своем  составе  15  союзных  республик,  еще  существовало.  Так  что  целый  год  еще  жили  мы  при  советской  власти,  а  «Индустриалка»  оставалась  органом  обкома  партии,  финансирование  газеты  шло  нормально.


          И  тут  ГКЧП,  ставшее  сигналом  к  разгулу  неуправляемой  демократии.  В  Украине  начался  всеобщий  подъем  националистических  сил.  Уже  было  очевидно,  что  Горбачеву   не  удержать  власть:  Союз  трещал  по  швам.  А  потом  Ельцин,  Кравчук  и  Шушкевич  и  вовсе  добили  его  своим  сговором  о  распаде  единого  большого  государства.  Началась  эйфория  независимости,  которая  потянула  за  собой  развал  экономики.  В  Украину  пришли  бедность  и  разруха.
           Неуютно  чувствовали  себя  и  мы,  журналисты  областной  партийной  газеты.  Руховцы  тут  же  опечатали  обком  партии  и  нашу  редакцию,  поскольку  наша  газета  была  его  органом.  Но  коллектив  газеты  достаточно  быстро  сориентировался  в  ситуации.  Мы  собрали  собрание  и  приняли  решение  о  новом  статусе  газеты.  Теперь  ее  учредителем  стал   коллектив.  То  есть,  фактически  мы  стали  хозяевами  газеты.  Большой  радости  это  нам,  конечно,  не  принесло.  Потому  что  теперь  надо  было  думать,  откуда  брать  средства  на  печатание  газеты,  на  зарплату  сотрудникам  и  т.д.
            В  жизни  коллектива,  собственно,  мало  что  поменялось.  Правда,  отдела  «Партийной  жизни»  теперь  уже  не  было.  Я  перешел  в  отдел  информации,  который  со  временем  и  возглавил.  Начался  новый  период  в  моей  творческой  жизни.  И,  как  мне  кажется,  самый  плодотворный.  Теперь  у  меня  появилась  возможность  заниматься  темами,  которые  мне  нравятся  и  которые,  на  мой  взгляд,  представляют  достаточный  интерес  для  читателей.  Прежде  всего,  это  журналистские  расследования,  интервью  с  известными  людьми  и  др.  Мою  инициативу  в  этом  отношении  поддерживал  и  редактор  газеты  Петр  Иванович  Горбачев,  за  что  я  ему  весьма  признателен. 
        Ну,  а  в  2002 году  я  по  собственному  желанию  перешел  на  работу  в  редакцию   газеты  «Досье»,  основателем  и  шеф-редактором  которой  был  Валерий  Васильевич  Полюшко.  Мое  сотрудничество  с  ним  продолжается  и  сегодня.  Правда,  уже  в  новых его изданиях.

  Николай  Зубашенко, журналист
            

Комментариев нет:

Отправить комментарий