воскресенье, 21 апреля 2013 г.

ПОСЛЕДНИЙ АРГУМЕНТ РОССИИ. К 60-летию смерти вождя


5 марта 1953 года скончался Иосиф Сталин. Ровно шестьдесят лет назад. Шестьдесят лет – довольно большой срок. Достаточный для того, чтобы государственный деятель перешёл из области актуальной политики в область истории. Например, Уинстон Черчилль умер в 1965 году, а другой «коллега» Сталина, Гарри Трумэн, умер в 1972 году. То есть, позже. Но кто они оба теперь?
Всего лишь «исторические личности»: глава коалиционного правительства Великобритании времён Второй мировой войны, да тридцать третий президент США.
Никто не носит их портреты на демонстрации. Не лепит фотографии на лобовое стекло. И не брызжет ядовитой пеной ненависти, обличая их преступления перед человечеством. Нет людей, готовых сойтись в рукопашной схватке за или против доброго имени Трумэна или Черчилля. Мемуары, архивы, пыль, пыль, пыль. И только историки глотают пыль, да кропают свои монографии. Больше никому, по правде говоря, не интересно.
 А Сталин и сейчас живее всех живых. Сталин – водораздел и барьер рукопожатности, Сталин – главное слово России, Сталин – последний аргумент, Сталин – красное и белое навсегда.
 Не вино, увы. Знамя.
 Гражданская война в России не закончится, пока не похоронят Ленина, так говорили. Но кто сейчас говорит о Ленине? Только историки. О Сталине говорят все. Гражданская война в России не закончится, пока не похоронят Сталина. Вот ведь беда. Велика Россия, а похоронить негде.
 Стоп. Сталина уже похоронили. Вынесли из Мавзолея и похоронили у Кремлёвской стены. Но этого мало. Надо вынести его из коллективного мозга.
 Желательно не вынося при этом сам мозг.
 Однако не получается.
 И знаете, что мне кажется? Если бы сегодня встали все, кто в Гражданскую войну бились под белым знаменем и красным знаменем, то те и другие оказались бы по одну сторону фронта – за Сталина. Кто же они, те, кто сегодня на другой стороне? Откуда они взялись?
 Но, сначала, почему Сталин и всё с ним связанное до сих пор так актуально. Это просто. Мы карлики. Больше двадцати лет назад мы потеряли СССР. Двадцать лет – это довольно большой срок. Но за это время у нас ничего не произошло. Ничего такого, чем мы могли бы гордиться, ну или как-то это обсуждать. Нет, упаси Господи, не надо нам коллективизации, или Гражданской войны и прочих катаклизмов. Но вполне можно было бы успеть с каким-нибудь технологическим прорывом, научным рывком или экономическим чудом. Например, Германия в конце 1945 года и Германия (обе) в 1965. Есть ведь разница. Были, конечно, и у нас события: приватизация, например. Но что о ней написать историку? О ней следователям надо писать. И напишут. Когда Сталин вернётся.
 Вы помните, Борис Гребенщиков всё время пел нам про какого-то Ивана Бодхидхарму, который движется с юга? А недавно поведал, что Тайный Узбек уже здесь. Так вот, во всех случаях имеется в виду Сталин.
 Если заглянуть в сокровенное сознание настоящих масс, то все бодхихдармы и узбеки, все мессии, которых ждёт наш народ, будут Сталиным в цветочном венце.
 Ничего ценного, ничего интересного у нас не происходит. Поэтому мы снимаем всё новые и новые фильмы про Великую Отечественную войну. Алло, в танке! Война закончилась! Почти семьдесят лет назад! По новым данным разведки, последние десятилетия мы воюем только сами с собой. Например, в Чечне. Или вот ещё Грузию почти завоевали. Если бы завоевали, то было бы о чём снимать фильмы и книги писать. Но не посмели. Хозяин из Вашингтона одёрнул. И развернули танки, входившие в пригороды Тбилиси. И сделали геройскую мину при трусливой игре. Сам бы хозяин в такой ситуации вошёл бы в Тбилиси, как входил в Багдад и в другие места, и поставил бы своих новых наместников, а старого повесил бы. На то и хозяин!
 Поэтому снова и снова, Великая Отечественная, снова и снова, Сталин. Потому что нам самим удивительно, что было время, когда никто не смел нас одёрнуть. Потому что у нас был свой хозяин.
 А теперь мы свободные. На практике это означает, что каждый фраер может дать нам пинка под зад.
 И не осталось на земле уже ни одного суверенного «Кырзыхстана», который не воспользовался бы этой благоприятной возможностью. Говорят, в Уставе ООН есть специальная секретная статья: каждое государство, которое претендует на членство, обязано предоставить доказательство того, как оно унизило и оскорбило Россию в самой изощрённой и извращённой форме.
 Не волнуйтесь, ни у кого нет с этим ни единой проблемки.
 И вот у нас раздвоение личности. Мы коллективный Горлум: «Хозяин заботится о нас! Мы должны любить Хозяина!..» - «Нет! Хозяин наш враг! Он украл нашу Прелесть!..».
 Если бы мы были не Горлум, который сам завладел кольцом власти преступно, убив брата, нас бы не мучили эти противоречия.
 И сама постановка вопроса: ты за Сталина или против? – свидетельствует о том, что вопрошающий – Горлум.
 И вы ничего не поймёте в моём эссе, если попытаетесь выудить из него тот или иной горлумский вывод.
 И вот они, эти новые люди, потомки ни белых, ни красных, невесть откуда в России взявшиеся, пришельцы, alliens, чужие, они говорят: Сталин был плохой.
И они правы, конечно. Власть – это всегда зло. Большая власть – великое зло. Власть – это не по- христиански. Держитесь подальше от кесаря! И в любой вере, в любой священной книге от Вед до Евангелий предписано святому человеку сторониться правителей. Особенно в греховное время, в греховной земле, где правители есть пуп греха и порока. Потому святой всегда обличает сильных мира сего. Это его право и его правда.
 Может, они святые?
 Но вдруг видишь, что те же самые пришельцы, которые ругмя ругают Сталина, о других правителях, вроде Трумэна и Черчилля, отзываются с почтительным придыханием, и цитируют. И сразу понимаешь, что движет чужими не святость. Потому что тот и другой были просто чудовища.
 Мы все слышали, что Сталин лично убил четыреста миллионов советских людей. Гораздо реже рассказывают нам о том, скольких людей убил Черчилль. Например, сознательно устроив голодомор в Бенгалии. Про латиносов, кенийцев, буров и «неполноценных ирландцев», замученных Черчиллем. Конечно, он ведь Черчилль, он свой, ему можно. То есть, такой же, чужой.
 Это как в кино про «Чужого» - не станет же один монстр попрекать другого тем, что он сожрал миллиончик-другой неполноценных землян? Нобелевский лауреат по литературе, между прочим. Как мы все знаем, противостоять «Чужому» может только «Хищник». А мы что, мы – травоядные.
 И Гарри Трумэн, он, конечно, хороший парень. Хороший парень. Лично отдал приказ сбросить ядерную бомбу на Хиросиму. 6 августа 1945 года. Когда в этом не было никакой военной необходимости. Никакой военной необходимости. И после. После, через три дня, 9 августа 1945 года, на Нагасаки. 200 000 жителей погибли сразу. Им повезло. Остальные погибали долго, в жестоких мучениях.
 Никакой военной необходимости не было. Логика, однако, понятна. Как правильно замечает Михаил Делягин, обладание ядерным оружием не является геополитическим преимуществом в отсутствие решимости его применить. Американцы показали всему миру, что у них не только есть чудовищное оружие, но и, главное, что они сами достаточно чудовищны, чтобы не испытывая сомнений применить его, когда посчитают нужным. Для защиты интересов Америки. Или, например, чтобы посмотреть, как забавно будут корчиться в муках всякие недочеловеки. И плевать они хотели на гуманизм. На слезу ребёнка и прочие предрассудки нравственности и духовности. They just don’t care. They don’t give a shit about it. Это была заявка на мировое лидерство. Так в тюремной камере пахан вырывает кому-нибудь кадык и пьёт его кровь. Неважно кому и за что. Просто чтобы показать остальным: он способен. И никто не сможет его остановить.
 И, представляете, это был не Сталин. Это был Трумэн! Сюрприз!!!
 Тогда СССР в кратчайшие сроки создал свою атомную бомбу и приструнил пахана. Что могло бы случиться, если бы не смог? Можем ли мы сомневаться в том, что американцы, которым СССР не очень нравился, не сбросили бы на нас штук десять-двадцать атомных бомб, чтобы ещё тогда нас демократизировать и орыночнить? Вы думете, американцы – такие няшки, они бы не смогли? Ага.
 Няшки были японцы. Теперь они как нэцке. Мёртвые. Встретились два самурая. Один был с ядерным оружием, а другой мёртвый.
 Помните, в начале 90-х была очень популярна такая реприза: давайте объявим войну Америке! И сразу сдадимся! Ха-ха-ха. Так смешно. Юмористы. Все смеются. Так весело всем. Как хорошо придумано! Давайте! Объявим войну! Америке! И сдадимся! Смешно! До слёз!!!
 Признайтесь честно, вот прямо сейчас ваша рука не потянулась к револьверу? Потянулась? Успокойтесь, это нормальный рефлекс. Значит, будем жить. Однако, понадобилось время, чтобы в нас восстановились простые жизненные рефлексы.
 Смерть предателям Родины.
 Кстати, в Америке, если вы предадите Америку, вас посадят на электрический стул. Но Россию предавать и продавать можно, правда, чужие? Не жалко. Тут же это, того. Сталин.
 А ещё был Дрезден. Два чудовища, вместе, под ручку, Черчилль и Трумэн, послали туда самолёты. Бомбить мирных жителей, беженцев и военнопленных. Чтобы устрашить – не Германию, с этой уже всё было кончено – а Советский Союз!
 Почему Черчилль и Трумэн? Почему о них? А почему нет? Такого же уровня деятели. Того же периода. С кем ещё сравнивать нашего Сталина? С Ганди? Да. С Ганди он тоже был похож. Ганди не копил личных богатств, был аскетом, и Сталин, умерев, оставил только пару стоптанных башмаков. Говорят, не было приличной одежды, чтобы нарядить его в гроб.
 Нынешние правители не такие.  Нынешние правители в своих гробах будут выглядеть очень красиво.
 Казалось бы, моё отношение к Сталину должно быть простым. Должна взыграть кровь. Память моего племени. Ведь это моих дедов по отцовской линии Сталин выселил в заснеженные степи. Когда в этом не было никакой военной и политической необходимости. Просто, чтобы показать, что он на это способен. Чтобы никто, ни индивидуально, не коллективно, не восставал и не посягал на власть коммунистов и на целостность советской России. И это очень печально. Это большая трагедия.
 Но когда я вспоминаю его заморских «коллег», то я рад, что моё маленькое бедное племя не оказалось в их власти. Потому что при прочих равных условиях эти парни не испытывая сомнений устроили бы нам Дрезден и Хиросиму. Ведь потом, когда Сталина уже не было, и даже не сами они, а только направленные их бледными преемниками «финансовые советники» заправляли в Кремле, нам легко устроили Грозный. Ведь это не Сталин приказал ударить ракетой «земля-земля» по центру моего мирного городка. Нет. А самые что ни на есть «антисталинисты». Отреклись от Сталина и начали кидать на своих граждан ракеты и бомбы. Чтобы они, суки, то есть, мы, все подохли, проклятые «совки», сталинисты. А тогда народится новый народ, хороший, которым будет легко управлять.
 Эти господа точно знают, как добро побеждает зло. Просто все добрые люди должны собраться вместе в одно НАТО и до смерти замучить всех злых, плохих, проклятых, русских, сталинистов.
 А мы, русские, не хотим никого победить. Не хотим никого замучить. Мы не готовы выстрелить ядерной бомбой. Наше ядерное оружие – мимикрия ужа, притворяющегося ядовитой змеёй исключительно для самозащиты. В этом наша слабость. И наша сила.
 Раньше у нас ещё был Сталин.
 Но он умер.
 Сталин умер, братцы.
 Шестьдесят лет назад.
 Сталин к нам никогда не вернётся.
 Он был плохой и хороший, великий и злой, он был не он, но все мы, а теперь он просто умер, теперь он просто история, как Иван Грозный и Чингисхан. Ведь и Чингисхан был не одним человеком, но пыльным потоком, миллионами людей, поднятыми вихрем истории и брошенными в будущее.
 В 1975 году в Испании умер диктатор Франко. В 1977 году в кортесах Испании был подписан пакт Монклоа, о примирении. Бывшие франкисты и коммунисты, когда-то враги в гражданской войне – отныне единая испанская нация. Генерал Франко – история. Пусть мёртвые хоронят своих мертвецов.
 Черчилль умер.
 Трумэн умер.
 Даже Чингисхан, и тот не сумел избежать смерти.
 И Сталин.
 Давайте поставим им памятники, откроем музеи. И двинемся дальше.
 «Ветер и луна, всё время одно и то же, хочется сделать шаг…»
Герман Садулаев
Фото: Юровский/ РИА Новости

Комментариев нет:

Отправить комментарий