четверг, 7 августа 2014 г.

ЭКС-СУДЬЯ СЕРГЕЙ ПАШИН: "Свобода в России ничего не стоит. Раньше шкурой отвечали, розгами секли, а теперь не секут розгами, свободой берут»



Главный инициатор внедрения судов присяжных в России, один из авторов законодательной базы и судья Мосгорсуда в отставке Сергей Пашин рассказал Firstnews о возможной судьбе судов присяжных. По его мнению, не исключено, что скоро суды присяжных смогут судить только людей, обвиняемых в особо опасных убийствах.

Сергей Анатольевич, вы занимались внедрением судов присяжных на протяжении 20 лет, готовили законопроекты, "запускали" их на местах. Но сейчас наблюдается обратная тенденция по свертыванию реформы. Могут ли суды присяжных вновь исчезнуть в России, как при советской власти?
- Упразднят их вряд ли, но будут понемножку вымораживать. Почему-то считается, что если лишить суд присяжных компетенции, то от этого кто-то выиграет: народ, потерпевшие, силовики. Но силовики обязательно выиграют, потому что в суде присяжных гораздо выше стандарты доказывания. Полномочия суда присяжных сокращались последние 5 лет. Сначала изъяли 9 составов, в том числе дела о терроризме, массовые беспорядки – как в воду глядели, потом исключили дела о взятках.
И теперь опять наблюдается эта тенденция: 24 апреля Госдума в первом чтении приняла закон "о защите прав потерпевших" и там еще кусок компетенции у присяжных предлагается отрезать.  Речь идет о половых преступлениях, статьях 131 и 132 Уголовного кодекса (ред. изнасилование и насильственные действия сексуального характера). Хотят оставить в ведении суда присяжных только дела, где есть угроза пожизненного заключения.
Получается, что право на суд присяжных может остаться только у серийных убийц?
- Не только, конечно, но в основном это будут убийства. У нас пять статей об убийствах в Уголовном кодексе. Есть экзотические, например, геноцид. Ни разу не была суда по геноциду. Суду присяжных оставят все убийства с особой жестокостью, убийства при разбое, посягательства на жизнь должностных лиц в разных формах.
В царской России присяжные рассматривали 2/3 всех дел, причем независимо от воли обвиняемого или потерявшего. Это были преступления, которые карались либо каторжными работами, либо лишением прав гражданского состояния, то есть гражданской смертью. Например, дворянина судили за позорящее преступление, и он лишался дворянства. Справедливее было, было гораздо больше оправдательных приговоров. В царской России справедливыми и судьи были.
Современные судьи почти не выносят оправдательных приговоров? С чем это связано?
- Они выходцы из силовых структур, во-первых, а во вторых - на крючке у этих силовых структур, в третьих многие из них полагают, что так и надо, каждый в чем-то виноват, в четвертых загруженность большая судов. Судья в Москве должен выносить по полтора приговора в день и ему проще из обвинительного заключения взять текст и в приговор поставить. У нас оправдательных приговоров нет, зато есть эвфемизмы оправдательных приговоров – это наказание в пределах отбытого срока нахождения под стражей, или условное наказание. Это разновидность оправдательных приговоров, получается где-то 30%.
Правда ли, что судей ругают за оправдательные приговоры и даже за удовлетворение ходатайств адвокатов?
- Типичная форма ругани: вы тут "либеральничаете", а под вас адвокаты деньги от подзащитных себе берут, а на суд сваливают, что якобы вам передают. Начинают говорить, что судья-взяточник, а он честно пытается разобраться. А ему это нужно? Или судья думает: мне бы в областной суд перейти или квартиру получить, а тут оказывается, что меня подозревают в том, что я взяточник.
Вот он сидит бедный и решает, что лучше как все, не правосудием заниматься, а дела быстрее отписывать. На самом деле большая часть судей люди порядочные и совсем не безнадежные, но они внутри такой машины, которая эти качества не поощряет.
Есть байка о том, что помощники судей зачастую пишут приговоры вместо самих носителей мантии. Это правда?
- Почему байка, отписывают. Но самая хорошая байка, что стороны пишут решения, например, в гражданских делах. В уголовных делах практика другая - следователь на дискете передает обвинительное заключение. Так судьи себе обеспечивают скорость, потому что вопрос о справедливости спорный, а вопрос о скорости объективный.
Каким должен быть идеальный судья?
- Идеальный судья? Английским, наверное. Судья – это говорящий закон, представитель гражданского общества, такой, который судит раз в месяц. Например, в Англии вопрос об арестах решает судья-магистрат. Это судья, который не имеет высшего юридического образования и денег не получает за свою работу. Он работает "pro bono" (ред. в качестве благотворительности) два месяца в году, это его хобби. С системой он никак не связан, квартиры он не ждет, грамоты почетной тоже, так что ему все равно. Его главная забота, чтобы из клуба не выгнали.
Наш судья может до полугода, а потом до года продлить срок содержания под стражей. А британский судья каждые 8 дней проверяет законность ареста, почувствуйте разницу. В наш суд вы не можете привести свидетелей, так как Верховный суд разъяснил, что во время избрания меры пресечения судья не может вдаваться в вопросы виновности.
А для английского судьи допрос свидетеля святое дело: надо допросить полицейского под присягой, потерпевшего, и только после этого продлить срок стражи. При этом первичный ордер может выдаваться в Англии очень легко. Магистрат может под присягу полицейского выдать ордер на арест даже по телефону, но затем последует гласная процедура.
У нас же достаточно два критерия для ареста: надлежащий следователь и тяжесть преступления. Удовлетворяются 91% ходатайств по тяжким преступлениям и 87% - по преступлениям небольшой тяжести. Поэтому все сидят в изоляторах, чтобы были под рукой и чтобы дозревали, посидишь, глядишь чего и вспомнишь.
Свобода у нас ничего не стоит, а с другой стороны с человека и взять нечего кроме свободы. Бедные мы, нищие. Раньше шкурой отвечали, розгами секли, а теперь не секут розгами, свободой берут.
И какой выход из этой ситуации?
- Суды присяжных с судьей законником. Судья будет работать с правовым образом, а вопросы доказанности или недоказанности вины пусть решают представители народа, которые не находятся внутри системы. Им-то перед прокурором не нести ответственность, для них это уникальный опыт и единственная попытка.
Но у нас в год с участием присяжных слушают примерно 530 дел из 850 тысяч уголовных дел. Это ничто. В той же Америке ежегодно рассматривается присяжными 165 тысяч дел.
А у нас приезжаешь в регионы и спрашиваешь, когда у вас был суд присяжных? Отвечают - да 2 года назад, старожилы помнят, было такое. В Липецке вот недавно я был, они там радуются – в 2012 году впервые у них вынес оправдательный приговор суд присяжных.
Но на присяжных же тоже оказывается давление? Их склоняют выносить обвинительный вердикт? Заинтересованы ли судья, чтобы присяжные не оправдывали подсудимых?
- Давление присяжные видят от силовых структур, бывают попытки подкупа внутри самой коллегии: например, говорят, ты не приходи на вердикт, пусть распустят коллегию, а мы тебе за это 5 тыс. рублей.
А чтобы угрожать, такого нет. Вот распустить коллегию, внедрить туда своих человечков. Иногда присяжные даже договариваются, чтобы встретиться в сквере и обсудить дело так, чтобы их не подслушивали. Потому что правоохранительные органы хотят свой приз получить: если человека взяли, то его должны осудить, а то, что получается – брак в работе? Органы не ошибаются.
У судей письменного указания нет, но негласное правило - да. Судья заинтересован в обвинительном вердикте, так как оправдательные вердикты чаще отменяют. А это значит, будет новый процесс, опять судить нужно, председатель суда недоволен – не бережете ресурс!
Есть дела, которые пересматривались по несколько раз, а потом и вовсе прекращались за истечением сроков давности. Почему мы не заимствуем западную практику, в которой оправдательный вердикт отмене не подлежит?
- В Америке нельзя отменить оправдательный вердикт, и в Англии также. И это правильно, никого нельзя судить дважды: оправдали, так оправдали. Но советская практика милее.
Было такое гнусное дело в Брянске, дело Холухоева. В поселке Жуковка он зарезал одного милиционера и ранил другого сотрудника ГИБДД. Его оправдал суд присяжных, а Верховный суд отменил этот вердикт, и он, бедняга, повесился. Сейчас отменяется четверть оправдательных вердиктов и 12 % обвинительных, оправдательные вердикты отменяют в два раза чаще.
20 лет назад, когда вы инициировали возвращение судов присяжных в России, как все начиналось? Где проходил первый процесс?
- Все начиналось в 1991 году, была концепция судебной реформы, где центральное место занимает суд присяжных. Верховный совет (парламент) ее одобрил, а потом я возглавил отдел судебный реформы в Администрации президента.  Первый процесс суда присяжных был в Саратове. Это было с 15 по 17 декабря 1993 года. Там председательствовал судья Галкин, а прокурором был такой энергичный молодой человек, господин Симшин.
Слушали дело об убийстве: два подсудимых, цыгане братья Мартыновы, обвинялись в том, что в городе Энгельсе зарубили топорами троих русских. Процесс шел три дня и прокурор в конце частично отказался от обвинения, он попросил присяжных признать Мартыновых виновными в убийстве с превышением пределов необходимой обороны.
Присяжные вынесли обвинительный вердикт с учетом изменения обвинения. Поэтому подсудимым назначили наказание 1,5 и 2 года заключения, они вышли на свободу буквально через несколько месяцев после приговора.
А 18 декабря был мой день рождения и мне в гостиницу позвонил замгенерального прокурора и говорит: "Сергей Анатольевич, закончился процесс, а у вас день рождения, какой подарок хотите от прокуратуры?" А я ему сказал: "Звездочку прокурору Симшину". И ему дали звездочку. Дело в том, что никто из прокуроров не хотел идти в суд присяжных, выяснилось, что прокуроры в суде выступать не умели, они предпочитали по бумагам приносить протесты.
Казалось бы, начальник местного отдела должен был сам пойти и показать пример, а он 15 лет не был в суде, вообще не выступал и не знает, как это делается. Вот прокурор Симшин нашелся: "Разрешите пострадать!" Молодец парень, с блеском он вел обвинение. Потом мы ездили, учили прокуроров и судей. Я играл процессы для прокуроров, были тренинги.
Можно ли сказать, что теперь вся реформа по внедрению судов присяжных сходит на нет?
- Но они не были бесполезными, они были действующей моделью правосудия, они показали, что можно и по-другому судить. Суд присяжных хорош тем, что заражает всю систему презумпцией невиновности, состязательностью. Раньше слово "состязательность" было ругательным.
Вы долгое время работали судьей в Московском городском суде. Сложно было принимать решения, выносить приговоры?
- Есть презумпция невиновности. Если ты видишь, что доказательств недостаточно, то надо оправдывать. Я судил с народными заседателями, нас трое было и они мне сильно помогали. Более того, я всегда говорил им, что вы решите дело, а я напишу так, чтобы не отменили. Мои приговоры стояли в Верховном суде насмерть, меня мои коллеги только за мягкость ругали.
Но было иногда страшно жалко подсудимых. Вот, например, было убийство, а убивец - ему 70 лет и он на ладан дышит. Его привезли в суд, у него торчит катетер из бока и капает в баночку желчь. Я его не стал судить, повелел дело приостановить, его в больницу положить, так он в больнице и умер. Думаю, правильно сделал, хоть без приговора умер.
Выносить приговоры очень большая ответственность, если всерьез к этому относиться. А можно дела отписывать и лишь бы начальство было довольно. Люди очень быстро выгорают на этих должностях.
Присяжные нужны, чтобы судьи не выгорали, чтобы судья занимался юридической работой. Работой, при которой судья очень уважаем, он сам себя уважаем, занимается подлинно правовыми вопросами. Он знаток, он профессор права, и это хорошо. А присяжные, они решают.
ДОСЬЕ. Сергей Пашин
Заслуженный юрист России, федеральный судья в отставке, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. Был главным инициатором возрождения судов присяжных в России.
Возглавлял отдел судебный реформы в Администрации президента. С 1996 по 2001 годы работал судьей Мосгорсуда. Был лишен судейского статуса по некоторым данным из-за конфликтов с руководством, но восстановлен Верховный судом, затем подал в отставку.
Автор и соавтор законов о Конституционном Суде РСФСР, о действии уголовного закона во времени, о статусе судей, о суде присяжных, о судебной системе Российской Федерации.

Комментариев нет:

Отправить комментарий