вторник, 23 декабря 2014 г.

НИКОЛАЙ МАЗАЕВ И ЕГО КОЗЫ. Или о том, кому в Украине не страшен экономический кризис.


 Как-то проходя мимо поселка «Солнечный», что на западной окраине Запорожья, обратил внимание на стайку коз, которых мужчина вел на пастбище. Не гнал, как обычно это делают, а именно вел. Сам шел впереди, а они гуськом следовали за ним. Меня это несколько удивило. Дело в том, что с козами я имел дело еще в детстве, в послевоенные годы, когда приходилось пасти общественное стадо. И с тех пор отложилось в моей памяти, что козы самые
неуправляемые и вредные животные. А тут они не просто идут
за человеком, но и четко выполняют все его команды. Совсем, как это делают дрессированные цирковые животные.
Понятно, я не мог пройти мимо такого любопытного факта. Поэтому подошел к мужчине и высказал ему свое удивление по этому поводу.
- Понимаете, - сказал он, - козы очень умные животные. Они тонко чувствуют отношение к ним человека и соответственно реагируют на это. То есть, они любят тех, кто к ним относится с любовью. Вот и весь секрет.
Так началось мое знакомство с Николаем Мазаевым, ветераном труда из поселка «Солнечный», человеком весьма незаурядным, как я убедился. От него я узнал много интересного. И не только о козах. Привожу фрагменты наших бесед с ним.
- Николай Иванович, давно занимаетесь козами?
- Восьмой год, после того, как я уволился с работы и начал заниматься своим подсобным хозяйством.
-Вы кто по профессии?
-В свое время я закончил Днепропетровский сельхозинститут по специальности ученый зоотехник. А потом на заочном отделении этого же вуза получил диплом экономиста.
-То есть, вы не просто любитель-козлятник, которые встречаются в наших краях, правда, в последние годы все реже, а специалист высшего класса. Это многое объясняет в ваших отношениях с козами. Наверное, и раньше у вас был уже какой-то опыт ухода за ними?
-Нет, раньше такого опыта у меня не было. После окончания института я работал на Запорожской опытной станции от института масленичных культур – 5 лет зоотехником-селекционером и 25 – главным зоотехником.
- Но ведь эта станция занимается растениеводством.
-Да, она занимается растениеводством, но у нее в то время была и вторая отрасль – животноводство. У нас был крупный рогатый скот – 5 тысяч голов. Из них почти 2 тысячи коров. Находилось все это в пяти населенных пунктах. Кроме коров, были также свиньи и куры.
- Но коз не было?
-Не было. Потом, когда начался развал Союза, когда начался бардак во всем, я решил уволиться. Уволился и занялся частным предпринимательством – выращивали овощи и торговали ими. Два года я этим занимался. Ну, а потом пригласили меня в Хортицкую райадминистрацию землеустроителем. В этой должности я проработал почти пять лет. Потом я серьезно заболел.
-Что случилось?
-Сначала перенес обширный инфаркт. Во время лечения от инфаркта в кровь занесли инфекцию. Началась новая проблема – отказал сердечный клапан. Пришлось делать операцию – поставили искусственный клапан.
-И вы вынуждены были оставить работу?
-Не сразу. Еще два с половиной года после операции работал, а потом по собственному желанию ушел и начал заниматься своим подсобным хозяйством.
- И у вас появились козы. Почему именно козы? Чем они вас привлекли?
- Просто решили завести парочку для себя, чтобы молоко было. Пенсия же по болезни у меня была маленькая, всего 500 гривен. Сейчас, правда, она поднялась уже до 1300 гривен, а тогда была 500 гривен. Пришлось думать: как жить дальше. Мне же в то время было всего 50 лет. А дети (две дочери) как раз выросли, закончили школу и надо было учить их дальше.
-Вы перенесли серьезную операцию на сердце и все-таки решились заняться нелегким сельскохозяйственным трудом. Не переоценили ли вы свои физические возможности? Разве люди с подобными недугами могут полноценно трудиться?
-Не только могут, но и должны. Если помните, в Веселовском районе был фермер. Ему делали пересадку сердца. Выполняли эту операцию известный хирург-кардиолог Александр Семенович Никоненко и вся его команда. Кстати, Александр Семенович и мне делал операцию.
- Но веселовский фермер, насколько я помню, жил после пересадки сердца недолго.
- Да, переживал за свое хозяйство, не соблюдал, как следует, рекомендации врачей. Работать человек после операций на сердце должен, но труд должен быть посильным. А двигаться обязательно надо. Это, мне кажется, нужно делать при любом заболевании и в любом возрасте. Лично для меня в этом отношении достойным примером является артист, которому уже 99 лет. Он и сейчас на сцене выступает. Тот, что играл пастуха в фильме «Свинарка и пастух» - Владимир Зильдин. Он – учитель танцев, говорит: признаю только движение.
- С чего и как началась ваша козья ферма?
-Вначале мы купили двух козлят, им было всего по 10 дней отроду. У бабушки одной купили. Но поскольку не просто с малышами заниматься, купили еще двух коз. С того и началось.
-Сколько сегодня у вас коз?
-Семь взрослых и пять молоденьких.
-Я знаю, что у всех из них есть имена (клички), все они сейчас перед нами. Назовите их, пожалуйста.
- Ну, вот перед вами стоит черношерстная с большими рогами Аза. Она – лидер в стаде. Все остальные козы подчиняются ей беспрекословно. Я с ней стараюсь поддерживать дружеские отношения, потому что она по сути мой помощник, первой исполняет мои команды, а, глядя на нее, исполняют их и остальные животные. Азе уже семь лет, она самая старшая в стаде. Вторая по возрасту – Ласточка. Ей 6 лет. Очень хорошая коза, молоко очень вкусное. И все козы у меня высокопродуктивные.
-Не удивительно, вы же зоотехник, занимаетесь селекцией.
-Да, я отбираю молодняк от лучших коз. Короче говоря, за семь с половиной лет у меня прошло маточного поголовья дойных коз, которые приводили окот, около 25 голов. Отбираю тех, которые дают от трех с половиной до пяти литров молока.
- Николай Иванович, вы отвлеклись. Называйте имена остальных ваших питомцев.
-Пожалуйста – Барыня, Барби, Квитка, Карамелька и Анфиса. А еще маленькие - Майка, Марта, Манюня, Малышка и Красавчик.
-Красавчик – не первый уже у вас козел?
-Я их каждый год меняю.
-Кормов заготавливаете много? Все-таки козье стадо у вас немалое.
-Корм заготавливаем на 10 голов. У меня постоянно меньше десяти не бывает - 10-12- 15. Заготавливаем две тонны сена. Это с учетом, что немного остается. Я же и зимой пасу, когда позволяет погода. И им на 10 голов нужно минимум 5-6 тонн зерна. Они у меня съедают ведро зерна утром и вечером.
-А зерно откуда у вас? Закупаете?
-Да, ячмень, пшеница, кукуруза. Я даю им и целое зерно, но лучше, конечно, измельченное. Зерно закупаю. В прошлом году за один килограмм зерна платил две гривны.
- Что еще есть в рационе ваших подопечных?
- Кормовой буряк больше тонны заготавливаем, который я им даю с ноября по апрель, до травы. И тонну тыквы выращиваю. Что остается от коз, птице идет. У нас же есть еще утки, гуси, куры, индюки.
- Да, с таким хозяйством без зоотехнических знаний не каждый сможет управляться, тем более добиваться высокой продуктивности от коз.
- Да, здесь такие тонкости. Даже больше требуется тонкостей, чем с коровой. В селах держат коров, там же есть пастбища, череду по очереди пасут. А тут же я сам. В шесть утра выхожу и начинается – кормление, поение, доение, мойка посуды, уборка помещения. Потом выводишь коз, надо знать, где трава хорошая, где есть кустарники. Знания нужны обязательно.
- И любовь к животным, как вы уже сказали.
- Чувствовать животных надо так, как хороший водитель машину чувствует. Так и животных надо чувствовать. Одна моя знакомая, пожилая женщина, которая держит коз уже 30 лет, которой сейчас 82 года уже, сказала так: я их поддерживаю – пою, кормлю, а они меня.
-Она права, так оно и есть. Для пожилых людей – это опора в жизни.
- Конечно. Благодаря им,  я двигаюсь, хожу с ними. И от них энергетика исходит очень хорошая. Они такие добрые, ласковые.
- Я вижу, как они к вам ласкаются.
- Как кошки. Они так все понимают. Они так поддаются дрессировке. Как в цирке. Они знают, как их зовут. Они чувствуют, какое у меня настроение, каким тоном я обращаюсь к ним. Если я говорю строго, они сразу реагируют. Особенно Азе достается, потому что я с нее спрашиваю, как с их вожака и моего помощника. А она сразу возмущается, она в ответ бэкает, блеет, то есть, возмущается.
-Вы живете вдвоем с женой, все хозяйство на ваших плечах. Коз доит жена?
-Нет, я дою их сам – утром и вечером. И вообще козы - это целиком моя проблема. Супруга, Любовь Васильевна, конечно, иногда меня подменяет, но это редко. А вот реализация продукции – этим занимается она.
- Дойка коз – как это происходит? Они не капризничают при этом?
-Нет, что вы. Они у меня очень послушные и охотно выполняют все мои команды. Для этой цели я сделал специальный помост (возвышение), чтобы мне было удобнее доить. Сажусь на стульчик, называю имя козы, она поднимается на этот помост, и я начинаю ее доить. Закончил доить одну, называю имя другой и т.д. Никаких проблем с дойкой не бывает.
-Если не секрет, что практически дает вам подсобное хозяйство? То есть, есть ли резон заниматься, в частности козами?
- В основном благодаря козам мы имеем возможность вести строительство дома, которое начали еще девять лет назад. Мы продаем на рынке молоко, брынзу, сметану, творог. Это нам приносит определенный доход. Короче говоря, жить можно.
- Николай Иванович, сегодня в Украине страшенный экономический кризис, идет война. Все дорожает с каждым днем. На государство надеяться не приходится. И как быть? Коз заводить?
- Коз не коз, а надо думать, искать пути и больше самим что-то делать для себя. Чтобы был какой-то достаток, надо чем-то заниматься. Под лежачий камень вода не течет. Ну, вот, допустим, бабушка держит козу. Ей уже голод не грозит, она переживет эти трудные времена.
-У вас есть такие знакомые бабушки? Много их?
-Есть, но, к сожалению, мало таких. Некоторые на пяти сотках своей дачи держат коз, но таких единицы. А в нашем поселке люди имеют участки по 15 соток, но используют их с пользой для себя не все. Я хочу сказать, нам же домой никто ничего не принесет. Имея участок и ничего не делать на том участке, это же…
- А есть в вашем поселке такие участки?
-Да полно. Никто ничего не делает. Три курицы даже не держат. Кур даже не держат, не говоря уже о другой разной птице. Мы с женой держим от 50 до 150 голов разной птицы в год. Это же труд какой. Во-первых, зерно купи, деньги нужны. Потягай мешки, приезжаешь в село, там надо грузить. Это же очень тяжкий труд.
- Но вам же нельзя тягать мешки, вы же инвалид
- Тягаю, а как же. Все делаем сами. А некоторые сейчас рассказывают - жизнь очень тяжелая. Вы посмотрите на дачи, из-за которых в начале девяностых шла настоящая борьба. Собственно, благодаря дачам люди и выжили после развала Союза, когда экономика страны рухнула. А сегодня третья часть всех этих дач пустует, брошены. Я понимаю: 25 лет назад люди получили эти дачи, сегодня эти люди уже отошли, постарели, но у многих из них есть дети, внуки. Но никто из них не хочет заниматься землей. И рассказывают, что жизнь плохая, что нереально жить хорошо. Реально!
- Вы в этом уверены?
- Вполне. Мы работаем в своем подсобном хозяйстве вдвоем с женой. Мы купили машину, мы строим дом, мы детей выучили на платном обучении. Как видите, вполне реально. Только пахать надо. Наш поселок с 90-го года существует. Тогда всем выделяли землю по 15 соток. Взяли эту землю и некоторые с тех пор даже ни разу палец о палец не ударили, бурьяны растут на их участках. И вся семья здоровая и дети уже взрослые. Хотя бы эту землю от амброзии убирали. Ноль. Не говоря уже, что никакой живности не держат.
- К сожалению, по Украине таких «землевладельцев» немало. Живут люди, не думая о завтрашнем дне, надеются на государство. Наверное, тут и государство виновато. Нет у нас в Украине, по-моему, продуманной земельной политики, которая бы стимулировала людей заниматься своим подсобным хозяйством, эффективно использовать свои дачные наделы. А ведь это серьезный резерв благополучия страны.
-Не хотят заниматься землей. В лучшем случае собаку держат. Да возьми ты пять кур и держи. Вот моя знакомая бабушка, у которой я купил козу. Ей уже 82 или 83 года, с палочкой еле ходит. И до сих пор козу держит и 5-7 кур. Одна живет.
-И с голоду она не умрет. На пенсию купит хлеба, а молоко и яйца свои.
-И дольше проживет. Она же двигается. А так, чтобы она делала? Вышла бы из дома и на лавочке сидела.
- В Волгоградской области, в Прихоперье, откуда я родом, козами занимаются давно и всерьез. Об этом я знаю не понаслышке. Там пуховые козы в послевоенные годы и в годы экономического беспредела после развала Союза помогли людям выжить. Да и сейчас помогают им жить относительно достойно.
-Я что-то слышал об этом уже.
-Пуховые платки там вяжутся практически в каждой семье и являются в Прихоперье хорошим приработком к бюджету. Жители этого региона по-праву гордятся изделиями из козьего пуха, которые славятся не только в России, но и за ее пределами. В частности, в Запорожье, на рынке Анголенко, они, знаю достоверно, пользуются спросом. Так вот жители Прихоперья, в знак признательности козе-кормилице, в 2000 году в городе Урюпинске поставили памятник. А в 2003 году открыли музей козы.
- У нас в Украине неплохо приживаются дойные козы. И вот теперь на собственном опыте я убедился, насколько это полезные животные. Разве можно сравнить по качеству молочные продукты, которыми наполнены наши амсторы, с целебным козьим молоком? Ни в коем разе. Козье молоко и дешевле, и полезнее. Особенно для детей. Я думаю, что когда-нибудь и в Украине поставят памятник дойной козе. И это будет правильно. Надо всячески пропагандировать развитие этой животноводческой отрасли.
-Согласен с вами. И, мне кажется, уже есть позитивное начинание в этом смысле. Я имею в виду козью ферму «Золотая коза», что находится в селе Покровка Кировоградской области. Племенная ферма дойных коз. Правда, в феврале этого года там произошел большой пожар. Но, как сообщают СМИ, теперь ферма уже оправилась от пожара и продолжает свою работу.
-Об этой ферме я читал. Она занимается разведением зааненской породы коз. Это порода дойных коз, выведенная в Швейцарии. Она достаточно высокопродуктивная. Специализируется как племенная. Это хорошее, обнадеживающее начало. Но одна ферма не сделает в стране погоду. Надо, чтобы эта животноводческая отрасль была под контролем государства.
Еще раз повторюсь: надо заинтересовать людей в том, чтобы на своих земельных участках, в своих подсобных хозяйствах они производили то, что способствует укреплению продовольственной программы страны. Как это делается в той же Европе, куда мы так стремимся.
Николай Зубашенко. Фото автора


Комментариев нет:

Отправить комментарий