среда, 8 декабря 2010 г.

АДВОКАТ. Марк Стивенс: «Шведский прокурор – пожалуй, можно даже назвать его «гонителем» Ассанжа, уже несколько месяцев играет с ним в кошки-мышки…»

Интервью адвоката Джулиана Ассанжа. Марк Стивенс дал интервью радиокомпании "Голос России"
Джон Роблс: Я беседую с Марком Стивенсом, адвокатом Джулиана Ассанжа, основателя WikiLeaks. Как настроение у Джулиана, как он себя чувствует?
Марк Стивенс: Несмотря на арест, держится он неплохо. А настроение, естественно, соответствует нынешним обстоятельствам, в которых он оказался.

Джон Роблс: С ним обращаются подобающе?

Марк Стивенс: Разумеется. Британские должностные лица ведут себя корректно, относятся к делу с пониманием и беспристрастно. Одно огорчает: до судебного заседания 14 декабря мне отказано в личных встречах с Джулианом. 13 декабря, за день до начала процесса, мне разрешено побеседовать с ним. Но лимит времени очень жесткий – менее 24 часов для подготовки дела.

Джон Роблс: Вы явно шутите. Вам не разрешили пообщаться с Джулианом? Невероятно.

Марк Стивенс: Да, представьте. Я с ним не общался, не беседовал. И ясно, что в связи с этим готовиться к защите клиента мне весьма нелегко. У меня до сих пор нет подробных данных о фактах по делу. По этому вопросу шведский прокурор – пожалуй, можно даже назвать его «гонителем» Ассанжа, уже несколько месяцев играет с ним в кошки-мышки. Джулиан еще в августе просил предоставить ему детальную информацию о том, что именно ему инкриминируется, но не получил ее до сих пор. В противном случае он уверен, что смог бы опровергнуть обвинения.

Джон Роблс: То есть вы хотите сказать, что вам до сих пор не предоставили обвинительное заключение и фактическую информацию по делу, возбужденному против него в Швеции?

Марк Стивенс: Обвинительное заключение мы услышали 7 декабря в суде, но сами обвинения были предъявлены еще в середине августа и только 7-го декабря мы о них узнали. Кроме того, Джулиан имеет право на то, чтобы в ходе судебных разбирательств с ним общались на языке, который он знает, но до сих пор этого тоже сделано не было.

Джон Роблс: Однако никак не укладывается в сознании, что вам предоставлены всего сутки для подготовки к процессу. Мягко говоря, нелогично...

Марк Стивенс: Да, вы правы. Подготовиться за такое время невозможно. Но вы знаете, Джулиан подвергается давлению с самых разных сторон: в частности, против его сайта проводятся кибератаки, а «Mastercard» и «Visa» перекрыли ему доступ к его счетам. А ведь эти учреждения охотно обслуживают счета изготовителей порнопродукции и расистских движений вроде ку-клукс-клана. Почему же вполне легальный WikiLeaks вдруг удостоился их повышенного внимания?

Джон Роблс: И даже некий швейцарский банк заморозил счета его абсолютно легальных сбережений?

Марк Стивенс: Да, и это весьма необычно. Швейцарцы всегда гордились строгим соблюдением банковской тайны, но в данном случае они не только заморозили его счета, но и сообщили об этом публично. Посудите сами, чем вызвано столь странное поведение? Если вспомнить, что все это происходит в ту самую неделю, когда Ассанж обнародовал донесения американских посольств, неизбежно приходишь к выводу, что все происходящее имеет политическую подоплеку.

Джон Роблс: То есть вы думаете, что все это связано с рассекреченными телеграммами… А Джулиан действительно сдался британским властям добровольно, или его хитростью заманили в расставленные сети?

Марк Стивенс: Нет, мы не ожидали шведского ордера на арест, поскольку Джулиан был готов сотрудничать с обвинением. Он был согласен в заранее оговоренное время приходить для бесед в полицию. А несколько месяцев назад он попросил меня связаться со Скотланд-Ярдом и передать им: если, к примеру, американцы предъявят ему обвинения, он готов действовать цивилизованным путем и прийти для беседы в назначенное ему время, что является обычной процедурой – ведь он не находится в бегах.

Джон Роблс: Насколько мне известно, он трижды выражал готовность встретиться со следователями, после чего все обвинения против него были сняты …

Марк Стивенс: Да, это так. Генеральный прокурор Швеции, в частности, заявила, что никаких улик против него нет, и разрешила ему выехать из страны. Причем после этого он находился в Швеции еще сорок дней, и за это время можно было вызвать его и предъявить ему улики, если бы они были. Но затем, как известно, к делу подключился один политик: он вывез этих женщин из Стокгольма в Гётеборг и инициировал новое разбирательство по тому же факту – с участием другого прокурора. В большинстве стран это считалось бы нарушением юридической процедуры, и, на мой взгляд, именно так и следует квалифицировать действия шведского прокурора.

Джон Роблс: Насколько я понимаю, в Соединенных Штатах, к примеру, нельзя дважды предъявлять человеку обвинения по одному и тому же делу в разных судах…

Марк Стивенс: Технически ему вообще-то не были предъявлены обвинения. Но, к сожалению, следует заметить, что именно этот прокурор преследует его уже в течение долгого времени. Например, она вполне могла бы прилететь в Лондон и встретиться с Джулианом, если хотела с ним поговорить. Возможно, она хочет добиться справедливости для этих двух женщин (речь идет об обвинении Ассанжа в изнасиловании,- прим. перев.), но любой прокурор, чья цель в конечном итоге – установить истину и обеспечить верховенство закона, должен стремиться к тому, чтобы побеседовать с обвиняемым максимально удобным способом. А в данном случае это означает – прилететь в Лондон и поговорить с ним. Всем ведь известно, что он находится в тюрьме и можно приехать в тюрьму, привезти с собой дело, и тогда мы смогли бы побеседовать.

Джон Роблс: Если не вдаваться в подробности, суть обвинения, насколько мне известно, состоит не в том, что он совершил изнасилование, а в том, что он не пользовался презервативом?

Марк Стивенс: Насколько мне известно, эти женщины имели сексуальные отношения с Джулианом и до, и после «инцидента». Проблема в том, что мы не знаем точного характера обвинений. Если не считать краткого обвинения, зачитанного в суде, у нас нет ничего - мы не видели ни дела, ни улик. Я обратился к Верховному представителю Австралии в Лондоне и в австралийское посольство в Швеции с просьбой о ходатайстве перед соответствующими властями, чтобы нам передали копии материалов по делу.

Джон Роблс: Я прочел в одной газете такой комментарий: Швеция станет посмешищем для всего мира, если квалифицирует как изнасилование то, что человек не пользовался презервативом. У них, что, есть какой-то закон на этот счет?

Марк Стивенс: Насколько я знаю от своего коллеги – шведского адвоката, работающего вместе со мной по этому делу, такого закона в Швеции нет. И это будет, так сказать, «проблематичная сфера». Но пока я не видел материалов дела, я не могу подробно комментировать этот вопрос, поскольку после ознакомления с ними я должен обсудить предъявленные обвинения с клиентом.

Джон Роблс: А что же будет 14 декабря? Это будет предварительное слушание или сразу слушание об экстрадиции?

Марк Стивенс: Нет, это будет предварительное слушание по прояснению вопроса. А после прояснения вопроса будет установлена дата следующего заседания –скорее всего оно состоится в конце января-начале февраля.

Джон Роблс: Каким будет ваш следующий шаг и следующий шаг Джулиана?

Марк Стивенс: Для начала я должен встретиться с ним. Это мой главный следующий шаг. А дальше увидим.

Джон Роблс: Можете ли вы прокомментировать вопрос о так называемом «страховочном файле»?

Марк Стивенс: «Страховочный файл» - это, на мой взгляд, не совсем верное определение. Как известно, WikiLeaks подвергся множеству атак, и его редакция озабочена тем, что в какой-то момент им могут помешать опубликовать оставшуюся часть имеющихся у них материалов. И на этот случай они позаботились о том, чтобы эти материалы были сохранены для потомства, для историков и СМИ. Но это, конечно, совершенно отдельный вопрос, не имеющий отношения к обвинениям в адрес главного редактора сайта. Главный редактор сейчас не в состоянии исполнять свои обязанности – как это происходит, например, в любой газете, когда ее руководитель уходит в отпуск. И тогда его заместитель берет процесс в свои руки, и публикации продолжаются. То же самое в настоящее время происходит и в WikiLeaks.

Джон Роблс: Но он не намерен сделать достоянием гласности код к этому файлу?

Марк Стивенс: Нет. По крайней мере, не в связи с судебным разбирательством.

Джон Роблс: В Интернете я нашел сведения, что Анна Ордин якобы связана с ЦРУ и работала в антикастровской организации «Лас Дамас дель Бланко», финансируемой ЦРУ.

Марк Стивенс: Я встречал подобные утверждения в блогосфере. На данный момент я не знаю, насколько они обоснованны, и был бы заинтересован получить информацию от тех, у кого есть сведения по этому вопросу.

Джон Роблс: Могли бы вы что-то рассказать о планируемой стратегии защиты?

Марк Стивенс: Нет, пока я не видел материалов дела, бесполезно говорить о стратегии защиты.

Джон Роблс: Но это просто ни в какие рамки не лезет – что у вас до сих пор нет материалов дела.

Марк Стивенс: Да, и то, что мы не знаем конкретных обвинений, крайне беспокоит – не только меня, но и всех, кто пытается следить за этой историей.

Джон Роблс: Спасибо большое.

Источник: rus.ruvr.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий