среда, 26 января 2011 г.

“Террорист” Ростислав Вынар. “Я понял, что Сталин у них считается героем Украины...”. Что происходит с задержанными “тризубовцами” по ту сторону решетки


Похоже, исключение Украины из категории свободных стран в рейтинге американской неправительственной организации Freedom House  не смущает украинскую власть. Так как именно в эти дни происходили массовые задержания активистов организации “Тризуб” им. Степана Бандеры. Всего за решеткой оказалось полтора десятка человек. Хирург из Днепродзержинска, ветеран “Тризуба” Ростислав Вынар, был одним из них.

На допросах у него подробно расспрашивали о “Тризубе”, встрече со Славой Стецько и том, как он относится к Сталину. Одним словом, методы работы правоохранительных органов очень уж напоминают методы работы советского КГБ. Интересно, это такой тип мышления исполнителей или им это кто-то навязывает? Понятно, что нездоровая атмосфера в стране создается искусственно. Власть умышленно раскалывает общество, заставляет его радикализироваться, тем самым отвлекая внимание от серьезных социально-экономических проблем. О последствиях, к сожалению, никто не задумывается, а они могут быть самыми худшими.

Более подробно о методах работы правоохранительных органов и о деятельности “Тризуба” мы говорим с Ростиславом ВЫНАРОМ.

Пан Ростислав, после взрыва в Запорожье в украинских СМИ появились сообщения о задержании “тризубовцев”, а затем об их исчезновении. Что происходило на самом деле?

— Новый год я встретил с соседями в Днепродзержинске, а вечером уже оперировал больных. Пятого января поехал к своей маме во Львов, поскольку через несколько дней исполнялся год со смерти отца. На святвечер мы собрались в семейном кругу — старший сын, брат, мама. Позднее мне позвонил товарищ из Тернополя и пригласил вместе отметить Рождество, поэтому утром я сел на автобус и поехал. Гостил там целый день, встретился с “тризубовцами” Андреем Стемпицким и Дмитром Ярошем. Вечером мы на машине отправились в одно из сел Ивано-Франковской области, где я и переночевал у Андрея. На следующий день собрался возвратиться во Львов к маме, но на автобусной остановке меня задержали люди в гражданском. Причем в довольно грубой форме.

Они представились?

— Документов никто не предъявлял. Положили на землю лицом в грязный снег, одели наручники. Честно говоря, раньше я никогда подобным образом не общался с милицией. Все произошло очень быстро, услышал только: “Держи сумку, у него там оружие!”. Привезли в Рогатинский РОВД, а в сумке ничего нет, кроме бумажника и туалетных принадлежностей.

Пояснил, кто я такой и куда еду, спросил, можно ли идти, но они не отпустили. Затем привезли еще троих “тризубовцев”. Одели на голову какой-то непрозрачный чулок или шапочку. И с криком “Голову вниз, бегом!” посадили в автозак. Привезли в областное управление МВД в Ивано-Франковске. Познакомили с постановлением следователя, из которого я понял, что меня задержали в качестве подозреваемого в поджоге избирательного штаба В.Януковича в городе Галич, который случился больше года назад, во время президентской кампании.

Я сказал, что это полная чепуха, поскольку в Галиче никогда не был, а 20 декабря 2009 года находился во Львове возле умирающего отца, что могут подтвердить мои родственники. Несмотря на это, мне заявили, что имеют право задержать меня на 72 часа, то есть на трое суток. Привезли в Надвирнянский ИВС и поместили в камеру вместе с убийцами и грабителями. Я не привык перебирать, но то, чем кормили, — какой-то гороховый суп, пюре — есть было просто невозможно.

И потом, кроме тяжелых условий содержания, тяжела моральная атмосфера — с утра “лицом к стенке”, “руки за спину”, “не поворачиваться”, “не смотреть”, “голову вниз”. Угнетала мысль о том, что моя 73-летняя мать не знает, где я нахожусь. Мне пообещали, что ее известят, но так и не известили, а мобильные телефоны изъяли.

— Не понимаю, какое отношение все это имеет к взрыву в Запорожье?

— На следующий день я встретился с двумя следователями из Запорожского областного управления СБУ, которые прибыли в Ивано-Франковск. Вели они себя ужасно, разговаривали как с уголовником, спрашивали, какая у меня “кликуха”, но обороты сбавили, возможно, узнав, что я хирург. Из заданных вопросов понял, что их интересует деятельность “Тризуба”.

Я объяснял, что отошел от активной деятельности и что у меня в организации были чисто представительские функции. Прежде всего их интересовало оружие и боеприпасы. Позднее я увидел по телевизору сообщение, будто бы у “тризубовцев” нашли целый арсенал. Но у нас никогда не было криминальных моментов, связанных с оружием. Любой человек, который хоть что-то имеет в голове, не будет держать оружие в доме. Затем нас повезли на медицинское обследование в больницу.

— Зачем?

— Не знаю. Возможно, готовили к СИЗО. Нам ничего не объясняли. На мои вопросы, куда и зачем везут и что будет дальше, был один ответ: “Что начальство скажет, то и будет!” Следующую ночь мы провели в областном управлении СБУ. Часов не было, и в камере было трудно понять, день сейчас или ночь. Мне слышались какие-то крики, голос казался знакомым, но боюсь ошибиться.

Тем временем, как я позже узнал, в моей днепродзержинской квартире провели обыск. Пришли люди с болгаркой и сварочным аппаратом, но соседи, которым я оставил ключ, открыли дверь. Во время обыска были изъяты диски из компьютера, личные вещи, литература. Забрали даже ксерокопию львовского издания 1933 года, где сообщалось о трагической гибели моего деда — бывшего полковника Украинской галицкой армии. Зачем она им понадобилась — не знаю. Не нашел я и кепку горных стрелков бундесвера, которую мне подарили друзья.

Двенадцатого января нас повезли в Запорожье. Во львовский аэропорт шестерых членов “Тризуба” доставили целой колонной. Чартерным рейсом из Запорожья за нами специально пригнали самолет. Обращение было как с террористами: руки за спину, первый пошел, второй пошел. Зашел какой-то подполковник и сказал: мы будем обращаться с вами так, как вы обращались с жителями города Запорожье.

Получалось, что наша вина доказана, хотя даже обвинение не предъявили. А в Запорожье вообще “Мапет-шоу” устроили. По два человека посадили в автозак, впереди колонны гаишники, сзади — автобус с омоновцами. Привезли, кажется, в городское управление МВД. Вызывали по одному на допрос, а остальные сидели на холоде и ждали. Мне показалось, что я прождал более 8 часов.

— В качестве кого вас доставили в Запорожье?

— Трудно сказать, потому что никаких постановлений на руки лично я не получил. Кроме того, что меня задержали по подозрению в поджоге двери штаба Януковича в городе Галич. В кабинете, куда меня привели, была куча людей в форме и в гражданском. Они допытывались об участии в деятельности “Тризуба”. А потом вдруг спрашивают: “А как вы относитесь к Сталину?”

Я отвечаю: “Как я могу относиться к человеку, который уничтожил 8-9 миллионов украинцев?”. Эти слова были встречены с таким возмущением! Мол, что ты тут рассказываешь, кто, где и когда уничтожал? “А Голодомор?”, — говорю им. Тут мне начали объяснять, что тогда все народы в Советском Союзе жили дружно.

Голод был, но он был везде, а не только в Украине, и нечего тут байки рассказывать. Я понял, что Сталин у них считается героем Украины. И это мне рассказывают люди с тризубами на погонах. Сижу и думаю: я с 1990 года за эту державу боролся, посвятил этому жизнь, здоровье. Во время ГКЧП возглавлял городскую организацию УРП. И на 20-м году существования этой державы слышу, что Сталин для них — герой. Дальше меня начали спрашивать, что такое я начудил в Днепропетровске?

— Неужели и в Днепропетровске что-то взорвали или подожгли?

— В ночь на 13-е приехали трое сотрудников Днепропетровского облУВД и забрали меня. Не знаю почему, но с их стороны отношение ко мне было очень корректным. Сказали, что ничего пихать в карманы не будут — просто у них есть некоторые вопросы. Я впервые за четыре дня расслабился, было ощущение, что еду домой. В областном управлении на улице Красной по-человечески предложили чая и составили новый протокол о задержании. Ведь срок первого давно истек.

Потом отвезли в ИВС, от которого остались самые ужасные впечатления, хотя меня поместили в камеру всего на четверых человек. Утром у сокамерника увидел искусанную шею — объяснили, что это клопы. Оказывается, мне повезло, потому что в других камерах может находиться и по десять человек. Затем приехал конвой. В областном управлении следователь сообщила, что меня подозревают в убийстве бизнесмена В.Брагинского, о котором я никогда не слышал. Этот предприниматель погиб в Днепропетровске в результате взрыва бомбы 13 октября 2009 года. Следователю я сказал, что история уже превращается в фарс.

Меня долго расспрашивали о том, в каких организациях и партиях я состоял, встречался ли с покойной Славой Стецько. Но какое это отношение имеет к убийству днепропетровского бизнесмена — никак не пойму. Наконец, меня освободили под подписку о невыезде. Следователь даже предложил сто гривен на дорогу. От денег я отказался, хотя после изъятия вещей в Ивано-Франковской области оказался без копейки. Когда вышел на улицу в грязных джинсах, небритый и без шнурков, я — хирург высшей категории с 20-летним стажем — почувствовал себя настоящим бомжом. Слава Богу, за мной приехали друзья и увезли домой в Днепродзержинск.

— Правоохранительные органы сделали вашу организацию известной, и не исключено, что теперь ей будут пугать людей. Чем на самом деле является ВО “Тризуб” им. С. Бандеры?

— Эта организация была создана по инициативе доцента Дрогобычского пединститута Василя Иванишина еще в 1993 году. У “Тризуба”, который является организацией орденского типа, было несколько направлений работы. В том числе воспитание молодежи и пропаганда национальной идеи среди украинцев. Мы считаем, что в Украине должно появиться национальное государство, в котором народ сможет влиять на власть. Однако о вооруженных методах речь не идет, поскольку это может привести к гибели украинского государства. Мы это прекрасно понимаем, хотя нас сейчас хотят представить террористами.

Кстати

“Тризубовца” задержали за мелкое хулиганство?

В воскресенье, по окончании пятидневного административного ареста, вышел на свободу Максим Кушнир — кировоградский музыкант, член ВО “Тризуб”, задержанный 11 января. Максим вышел выпить кофе из офиса фирмы, где работает, и не вернулся назад. Его разыскивали семья и сотрудники, и только на третий день выяснили, что парень находится в милиции.

В заявлении, подписанном известными кировоградскими политиками и деятелями искусств, говорится: “Несмотря на неоднократные персональные обращения и письменное заявление, в частности к начальнику УМВД в Кировоградской области Виктору Пащенко, до сих пор нет официального ответа о причинах задержания Максима Кушнира. Посему создается впечатление, что режим 1930-х гг. возвращается”. С этим заявлением и требованием освободить “тризубовца” группа молодых людей пикетировала облгосадминистрацию и областное управление внутренних дел, а председатель Кировоградской областной организации ВО “Свобода” Александр Ромащенко считает задержание коллеги политической расправой.

В то же время представитель областных властей, вышедший к пикетирующим, не видит в ситуации политического подтекста и считает, что из Кушнира делают политзаключенного его однопартийцы. Сам виновник инцидента пока что никаких комментариев не давал, но на сайте “Новости Кировоградщины” появились объяснения его адвоката Юрия Усатенко:

— Максим был задержан сотрудниками милиции, на него составлен протокол за мелкое хулиганство. Судья Кировского районного суда вынес постановление о привлечении к админответственности по 173-й — пять суток содержания под административным арестом. Никаких телесных повреждений на нем я лично не видел, жалоб от него на физическое насилие или какое-то другое незаконное влияние со стороны сотрудников милиции не поступало. Родные и близкие могут передавать ему передачи, насколько я знаю, уже передавали, посещать — я не уверен, скорее всего, нет, потому что в изоляторе нет условий для посещений.

В суд сотрудники милиции отвели его сами, без участия кого-либо. Насколько я знаю, родственники его не были поставлены в известность о том, что он содержится под админарестом. Это в любом случае нарушение, его искали, причем не смогли найти сразу. На мой взгляд, его даже, возможно, прятали, не сообщая информацию о том, где он находится. Я намерен и впредь защищать интересы Максима, но о своих дальнейших действиях не могу сообщить без его личного разрешения.

Людмила МАКЕЙ, Кировоград

***

Украинские писатели братья Виталий и Дмитрий Капрановы подали официальное заявление о вступлении в ВО “Тризуб” имени Степана Бандеры, сообщает агентство УНИАН со ссылкой на официальный сайт этой организации. Согласно тексту, обнародованному на сайте заявления, “провокация со взрывом памятника Сталину в Запорожье и аресты членов “Тризуба”, прокатившиеся сразу после этого, не оставляют сомнений — власть действует по московскому сценарию, имитируя теракты и навешивая всех собак на представителей реальной оппозиции”. “Охота на ведьм, которую устроила нынешняя власть, опасна для каждого украинца — если мы позволим держимордам господствовать в наших квартирах, офисах и душе, они уже не остановятся. Они будут подбрасывать нам оружие и наркотики, искать в книжках крамолу, как это делают сейчас с Марией Матиос, запугивать и угрожать”, — отмечают писатели. Именно поэтому в знак протеста против произвола и провокаций, в знак поддержки незаконно арестованных членов организации “Тризуб имени Степана Бандеры” писатели решили вступить в ряды этой организации, чтобы заменить ее членов, удерживаемых за решеткой.

Вадим РЫЖКОВ

Источник: http://www.day.kiev.ua/

Фото: Хроники и Комментарии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий