среда, 26 января 2011 г.

Тяжелая атлетика Леонида Жаботинского. Часть 1. Быка - за рога


Двукратный Олимпийский чемпион по тяжелой атлетике, самый сильный человек планеты второй половины 60-х годов ХХ столетия, заслуженный мастер спорта, Почетный гражданин египетского города Суэца и украинского - Запорожья Леонид Жаботинский. На днях известному запорожцу исполняется 73 года. Сегодня Леонид Иванович - наш собеседник

"...Я знал - чтобы быка сломать, надо поймать его за рога и дернуть. Я с перепугу хвать его за рога и на себя дернул. Бык заревел. Поднялся – и наутек. И после того по селу и по району пошел слух, что внук Жаботинского укротил быка, теперь тот никого не трогает..."


- Леонид Иванович, сила, ловкость и красота всегда почитались в народе. Мальчишки всех времен мечтали и мечтают быть такими же сильными, как сказочные богатыри: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Но мечта – одно, а реальность – другое. Оказывается, не так просто стать богатырем.  И лишь единицы поднимаются на высшую ступеньку олимпийского мастерства. Вы пять лет удерживали звание самого сильного человека планеты. Что это? Результат изнурительных тренировок или подарок судьбы – хорошая наследственность?

- Конечно, это, прежде всего, колоссальный, титанический труд, который мне пришлось проделать под руководством опытных мастеров – наставников по тяжелой атлетике. Однозначно, без этого я не смог бы стать Олимпийским чемпионом. Что касается наследственности, то ее тоже нельзя сбрасывать со счетов. Не зря же в народе говорят: от худого семени не жди хорошего племени. Хотя в детстве я был худой, кожа да кости, весь в рост шел.

- То есть ваших предков, надо понимать, Бог тоже не обидел силой?

- Мой отец Иван Филиппович Жаботинский был мужчина физически крепкий. Бывший шахтер, потом – токарь Харьковского тракторного завода. Фронтовик, всю войну прошел. В молодые годы занимался борьбой и гимнастикой. «Солнце» крутил на перекладине. Война его, правда, измотала, но и в послевоенные годы он еще отличался немалой силой. Бывало, сойдутся в воскресенье на лужке недавние солдаты и начнут от нечего делать бороться. Так вот против отца никто не мог устоять. Когда ему уже было под пятьдесят, жили мы уже в Харькове, как-то он зашел в тяжелоатлетический зал, где я тренировался. Посмотрел, подошел к штанге и без всяких правил поднял 120 килограммов.

- Пример для подражания был, в общем, рядом…

- Да, я с полным основанием могу сказать, что любовь к спорту привил мне отец. Он не раз говорил: «Вместо того, чтобы болтаться без дела да по двору бегать, занимался бы лучше спортом, ходил бы на стадион». Он всячески это дело поощрял и даже купил нам с братом Володей на двоих спортивный велосипед. Володя и я всегда чувствовали на плече тяжелую, но добрую и заботливую отцовскую руку, которая вела нас по детству, приучала к труду, оберегала от зла.

- В вашей книге «На вершине Олимпа» есть любопытный эпизод о том, как ваш дед Иван Макарович Мигаль пытался сделать вас с братом богатырями…

- Дед у нас неродной – когда-то взял нашего батьку-сироту за сына. Но нам с Володькой лучшего деда и не надо было. Все сельские ребята нам завидовали. Иван Макарович научил нас плавать, грибы собирать, коров пасти, верхом на лошади ездить. И вот он как-то за ужином рассказал нам историческую притчу о том, как древнегреческий силач Милон из Кротона, чтобы стать сильным, с детских лет ежедневно носил на плечах теленка. И продолжалось это до тех пор, пока оба не выросли.

- И вы стали тренироваться по этой методике?

- Представьте себе – так и было. Чтобы «воспитать» нас в духе Милона Кротонского, дед купил у соседей молоденького бычка, которому было три недели от роду. И мы стали ухаживать за этим животным. И пытались поднимать его. Однако наша бабушка Галя решительно пресекла такие попытки. На этом дело и кончилось.

- Мне рассказывали, что в роду Жаботинских были и другие силачи – ваши дяди. Во время Великой Отечественной войны, как мне говорили, они служили в автобате. И нередко когда машины буксовали на бездорожье, будто бы Жаботинские в такой ситуации приходили на помощь – могли приподнять за передок грузовик «ЗИС-5».

- Дядей у меня было много, но я их не знаю. Они все погибли на войне. Так что не могу подтвердить или опровергнуть то, о чем вы рассказали.

- Вашим любимым предметом в школе, конечно, была физкультура?

- Не только. Литература и рисование тоже. Рисовать я люблю и поныне. В детстве я и мой брат Володя, который старше меня на два года, очень любили художественную литературу. В то время моими любимыми произведениями были «Тарас Бульба» и «Вечера на хуторе близ Диканьки» Николая Васильевича Гоголя.

- Тарас Бульба – литературный герой. А из реальных богатырей кто в детстве был вашим идеалом? Наверное, Иван Поддубный?

- Поддубный был маяком в спорте для всей молодежи. Ну, и для меня, конечно. Правда, относительно, потому что это старшее поколение. Когда мы росли, уже другое поколение силачей пришло. Но маяком действительно был Иван Поддубный. Отец мне говорил: «Ты не забывай, что у нас на Украине были такие богатыри, как Иван Максимович Поддубный».

- Ваша спортивная карьера началась с Харьковского тракторного. Как это было?

- После переезда семьи в Харьков, мои родители работали на тракторном заводе. Пришел туда и я после окончания восьми классов. Определили меня в котельно-монтажный цех. И здесь мне повезло – моим наставником стал один из лучших токарей цеха Михаил Владимирович Зобарев. Я усердствовал изо всех сил, освоил неплохо станок «ДИП-200». Вскоре мне присвоили третий разряд. На меня обратил внимание Юрий Федорович Манченко. Он был мастер, парторг цеха и один из лучших спортсменов завода, к тому же общественный тренер секции бокса. И я начал заниматься в секции бокса. Отсюда и пошло.

- Выходит, повезло вам дважды: с наставником по профессии и с человеком, который приобщил вас к заводскому спорту.

- Да. Мне это было интересно. Потом пошла борьба, толкание ядра. Хотелось заниматься и тем, и другим. Вскоре я выполнил норматив мастера спорта по легкой атлетике. Но больше всего меня притягивала к себе тяжелая атлетика. А кумиром моим на то время был Григорий Новак, чемпион Европы, один из сильнейших тяжелоатлетов.

- Вам приходилось видеть его выступления?

- Я тогда занимался в секции тяжелой атлетики под руководством замечательного тренера Михаила Петровича Светличного. Он как-то пригласил всех своих воспитанников на показательные выступления именитых штангистов, проходивших на стадионе ХТЗ. В них участвовали: Григорий Новак – первый советский чемпион мира, чемпионы Европы Марк Рудман и Федор Осыпа. Двоих из них уже нет в живых. Остался Марк Рудман, который живет сейчас в Америке. Месяца два назад он мне звонил. Приглашает к себе в гости, в Филадельфию.

- После тех показательных выступлений вы уже не колебались между легкой и тяжелой атлетикой?

- Они произвели на меня огромное впечатление. Я стал систематически посещать секцию тяжелой атлетики. Кстати, Михаил Петрович Светличный тренировал в молодости и тех тяжелоатлетов, которых я назвал – Григория Новака, Марка Рудмана и Федора Осыпу. Вот такая судьба сложилась у нас. Потом уже на протяжении многих лет я тренировался под руководством одного тренера. Михаил Петрович Светличный – это именно тот человек, которому я очень многим обязан как спортсмен.

- В середине 50-х, будучи еще школьником, я впервые увидел живого богатыря – силача Дмитрия Бедилло. Это было в одном из сел Воронежской области. Выступая в сельском клубе, он демонстрировал свою необыкновенную силу: играл двухпудовыми гирями, удерживал на себе до десятка мужчин и т.д. Вы такого не помните?

- Как же! Хорошо помню (смеется). Даже пари выиграл у него. Он приезжал в Запорожье. Пришел как-то к нам в спортзал, где тренировались штангисты и борцы. Я тогда еще только начинал свою спортивную карьеру, но уже был мастером спорта. Бедилло был старше, он, по-моему, участник Великой Отечественной войны. И весом помощнее меня. Подошел он ко мне: «А давай, - говорит, - попробуем, кто больше поднимет?». Я согласился. Начали соревноваться. Все спортсмены, находившиеся в спортзале, собрались вокруг нас, наблюдают. Бедилло предложил заключить пари. Договорились, кто проиграет, покупает 10 бутылок шампанского. В общем, я в итоге поднял килограммов на 20 больше, чем он. Ну и все спортсмены, которые там были, отправились с нами в ресторан «Таврия» (был такой в Запорожье). И погуляли за счет Дмитрия Бедилло.

- Из начинающего вы становились все более перспективным спортсменом. Можете припомнить первое сообщение в газете о ваших спортивных достижениях? Где, когда и как это было?

- Это была спартакиада народов СССР по легкой атлетике. В 1956 году, в Москве. Сколько радости тогда было, что я еду в Москву! Тогда же выступали заводские коллективы от Украины. Меня взяли по толканию ядра. Я тогда толкнул ядро на 14 метров. До рекорда СССР – 17 метров – ядро не долетело, приземлилось на 14-метровой отметке, прокатилось дальше и сбило колышек, отмечавший союзный рекорд. И московская газета написала по этому поводу так: «Видно, спортсмену Жаботинскому суждено побить всесоюзный рекорд».

- И, наверное, могли бы побить, оставшись в легкой атлетике?

- Возможно, так оно и было бы. В 19 лет я стал мастером спорта по толканию ядра и бронзовым призером чемпионата Украины. Но потом перешел на другой вид спорта. Тяжелая атлетика меня больше привлекала. Мне внимание уделял Яков Куценко. Помните, был Яков Григорьевич Куценко, тяжеловес Украины. Великолепный был тяжеловес. Одиннадцатикратный чемпион СССР в тяжелом весе. Мне интересно было познавать методику тренировок. В то время я уже начал осознавать потихоньку специфику тренировок тяжеловесов. Знакомился с их судьбами, интересовался, чем они питаются, как отдыхают, чем занимаются. Все это было мне интересно. Вот так потихоньку-потихоньку результаты росли.

- Если в детстве, вы говорите, были худой и длинный, как же вас взяли в тяжелоатлетическую секцию?

- Так то же в детстве было. А к 19 годам я уже весил под 100 килограммов. И сила была немалая. Приехал я как-то в родное село летом, дедушку проведать. Только приехал, со двора вышел, мимо с пастбища гонят коров на дойку. А в стаде был драчливый бычок. Гляжу – разбегаются женщины, даже мужчины прячутся. «Что такое?», – спрашиваю, а мне объясняют: этого бычка все боятся. Ну, думаю, посмотрим, кто кого. А он уже прямо на меня мчится. Я знал - чтобы быка сломать, надо поймать его за рога и дернуть. Я с перепугу хвать его за рога и на себя дернул. Бык заревел. Поднялся – и наутек. И после того по селу и по району пошел слух, что внук Жаботинского укротил быка, теперь тот никого не трогает.

- Но штанга – не бык, поддавалась, наверное, нелегко? Спады, неудачи случались?

- Конечно. Как без этого в спорте? Были и неприятности, даже была дисквалификация меня на Украине.

- Это за какую же провинность?

- За то, что я свою точку зрения отстаивал. Молодой же был, непокорный. Может, были и какие-то нарушения дисциплины, не помню. Но все в конце концов обошлось. Меня поддержали президент Федерации тяжелой атлетики СССР Михаил Михайлович Громов и старший тренер сборной СССР по тяжелой атлетике Николай Иванович Шатов. Громов сказал, что терять этого парня нельзя.

- А могли бы?

- Вполне. Мне уже не разрешали выступать, хотя я стремился к этому. Долго меня тогда ругали. И если бы не поддержка таких авторитетных людей, как Громов и Шатов, меня бы точно не было среди олимпийских чемпионов – тяжеловесов.

- Это не тот Громов, что через Северный Полюс летал в Америку?

- Тот самый легендарный летчик Громов, Герой Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны он командовал несколькими воздушными армиями, а после занимал ряд ключевых командных должностей в Военно-воздушных силах СССР. Воинское звание его на то время – генерал-полковник.

- Вы лично с ним были знакомы?

- Да, причем познакомились по его инициативе. Как-то после соревнований, где в числе главной судейской коллегии был и он, пригласил к себе, состоялась беседа. Разговор шел о тяжелой атлетике. В этом он разбирался прекрасно. В 1923 году он стал первым чемпионом Советского Союза по тяжелой атлетике. В 1985 году Михаила Михайловича не стало. И теперь в день его смерти – 22 января – я прихожу к его могиле, возлагаю цветы. Память о нем я храню свято.

- В юности, вы сказали, пробовали заниматься и борьбой. Что, не пошла борьба?

- Как-то борьба не увлекла меня. Хотя и в этом виде спорта получалось неплохо. Но, честно скажу, в борьбе есть такой момент, который отталкивал меня. Когда я видел у борцов помятые уши, думал: так и у меня может быть. И я решил: не буду заниматься борьбой. Я и боксом занимался. Даже был чемпионом среди студентов. Выступал за факультет, за институт. Это когда я в институте учился.

- Свой первый успех на помосте помните?

- Я всегда радовался, что я выступаю со штангой. Для меня это уже был успех. Это уже потом, позже, я стал чувствовать себя на помосте хозяином. Но и потом, и до этого, я не допускал мысли, что я не буду чемпионом. Хотя, вроде бы, и не скромно так говорить.

- Где-то я читал, что впервые на вас, как на перспективного тяжелоатлета, стали смотреть после первенства СССР, проходившего в 1958 году в Донецке. Что там было? Помните?

- Главный бой на том чемпионате разворачивался между Евгением Новиковым, молодым Юрием Власовым и именитым Алексеем Медведевым, который завоевал на тех соревнованиях золотую медаль. Выступал там и я. И впервые выполнил норму мастера спорта. И вот тогда Алексей Медведев, который позже стал моим тренером, записал в своем дневнике: «Очень понравился харьковчанин Леонид Жаботинский. Ему всего 20 лет, он строен, высок, весит 120 килограммов. Конечно, 440 килограммов по нынешним временам немного, но если парень будет работать, пойдет далеко».

ДОСЬЕ.

Леонид Иванович Жаботинский. Родился в 1938 году в селе Успенка Краснопольского района Сумской области. Двукратный Олимпийский чемпион в супертяжелом весе (1964, 1968 г.г.), пятикратный чемпион мира, шестикратный чемпион Европы, многократный чемпион СССР. Двадцать один раз вносил поправки в таблицу европейских и мировых рекордов. За феноменальные успехи в спорте награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. Кроме многочисленных спортивных наград, имеет знаки отличия Украины, в том числе ордена «За заслуги перед Отечеством» III и II степени. Награжден орденами и медалями ряда зарубежных государств. В 2004 году за заслуги перед Россией в деле укрепления обороны и безопасности удостоен ордена Петра Великого, в 2008 году указом президента России награжден орденом «Дружбы». Окончил Харьковский педагогический институт, Одесское военное артиллерийское училище имени Фрунзе, аспирантуру Киевского института физической культуры, где успешно защитил диссертацию. Вице-президент Федерации тяжелой атлетики России.

Уйдя из большого спорта, посвятил себя научно-педагогической деятельности. Несколько лет был проректором Московского государственного университета коммерции. В настоящее время – первый проректор Московского института предпринимательства и права, где одновременно заведует кафедрой физической культуры и спорта. Кандидат педагогических наук, профессор, действительный член и профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Российской Федерации. Является автором нескольких книг, большого количества учебных пособий и многочисленных публикаций. Леонид Иванович – Почетный гражданин двух городов: города Суэца, что в Египте, и города Запорожье. Отец двоих взрослых сыновей, мастеров спорта по тяжелой атлетике и дедушка двух внучек.

Николай Зубашенко,

Продолжение следует

Фото: nfmipp.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий