пятница, 18 марта 2011 г.

ХУДРУК. Вадим Писарев: «Национальная премия — за обычный репертуарный спектакль? Почему?!»


Художественный руководитель Донецкого оперного театра Вадим Писарев на днях вернулся из Абу-Даби, где давал концерт и мастер-классы согласно контракту. А в это время страна узнала имена очередных обладателей Национальной премии имени Тараса Шевченко. Как уже известно из СМИ, Шевченковский комитет в этом году решил выделить сразу две премии (из четырех имеющихся) Национальной опере Украины.
 Одна — за «Норму» Дж.Беллини: обладателями Шевченковской станут режиссер Анатолий Соловьяненко, дирижер Николай Дядюра, исполнители Сергей Магера и Оксана Крамарева. Вторую — солистке столичной оперы Лидии Забилястой за оперные партии последних лет, а также за концертную деятельность. Значит ли все это, что в Украине сегодня невероятный оперный бум?

— Вадим Яковлевич, вы представитель Шевченковского комитета. Кому, как не вам, отвечать на этот вопрос… Что, действительно в нашей стране наблюдается такой расцвет оперного искусства, если из четырех премий две уходят в одни руки — в одну оперу?

— Это сложный вопрос. Если говорить откровенно, то для меня расцвет оперного искусства означала бы ситуация, когда каждый житель Украины знает оперных исполнителей в лицо, знает и любит их голоса. И когда непосредственно опера заставляет каждого слушателя жить этой музыкой, жить ее исполнителем… Безусловно, есть в украинском оперном искусстве замечательные исполнители. Но…

Все-таки „но“?

— Да, потому что, на мой взгляд, не лучшие времена сегодня в серьезном искусстве. То кризис, то еще что-то… А опера — высокий и дорогостоящий жанр, это всегда новые постановки, новые режиссеры, новые имена, интересные голоса. Это, в конце концов, звезды, благодаря которым слушатель-зритель часто и открывает для себя оперную музыку.

Теперь к сути вашего вопроса. На последнем по времени заседании Шевченковского комитета я, к сожалению, не был... Потому что, согласно контракту, давал концерт и мастер-классы за рубежом. И, поверьте, для меня стало большим удивлением то, что „Норма“ Беллини (Киевская опера) вдруг становится приоритетом для Шевченковского комитета…

— Почему?

— У нас многие театры ставят и „Трубадура“, и „Аиду“, и „Набукко“. Такие премьеры — обычный репертуарный процесс. Какие-то оперы идут реже, какие-то чаще. Но Шевченковская премия?! Это что, какая-то оригинальная украинская тематика? Почему? Почему? Почему?

Хорошо, тогда положа руку на сердце, лично вы считаете Национальную оперу флагманом оперного искусства в стране?

— Лучшие силы со всей Украины, уже по давней традиции, как правило, собираются именно в столице, в Киевской опере… Но если бы подобный вопрос вы задали не мне, а солистам этой самой оперы, даже народным артистам Украины, то они бы много чего сказали… Много…
Конечно, главное для любого театра — дать возможность талантливым исполнителям проявить себя. Чтобы они были услышанными и достойно оцененными. А если этого нет, тогда почему такие силы прозябают? Получается, что у нас иногда на „заграницу“ работают лучше, нежели для своей страны. Иногда…

— Вы имеете в виду заметный отток хороших музыкантов из Украины на Запад?

— Я, может быть, и не имею права критиковать. Но это действительно проблема злободневная... Видите ли, что происходит… Я второй год в Шевченковском комитете… И — по каким-то причинам — только столица получает премиальные поощрения. А Украина — большая! Но мало кто из других театров удостаивался этих премий. А разве у нас мало хороших театров? Оглянитесь!

А если оглянуться?.. Лично у вас были субъективные предпочтения среди тех, кто номинировался на Шевченковскую в этом году?

— Мне нравится драматический спектакль „Нація“ из Ивано-Франковска. Я считаю, что это успешный национальный проект, который заслуживает награды — там присутствует истинный национальный дух. Например, наши артисты балета были на этом спектакле. И, представьте, они плакали! Ушли после просмотра — все в слезах. А это не мелодрама! И чтобы артиста балета таким вот образом „разбудить“, нужно быть по-настоящему талантливым и профессиональным.

…К тому же мы должны знать свою историю. Именно „свою“ историю. Через Шевченко, через Лесю Украинку. Через национальных композиторов. Поэтому Национальная премия и должна быть „национальной“. И в первую очередь должны рассматриваться произведения, в основе которых национальный материал, лучшие образцы прозы, поэзии, музыки.

— Кстати, почему так и не дошла до финала шевченковских „гонок“ донецкая постановка — балет „Ромео и Джульетта“ на музыку Сергея Прокофьева?

— У меня такое ощущение, что Прокофьев никому не нужен… Представители комитета должны были этот спектакль увидеть воочию. Потому что судить по видео — сложно. Я хотел после второго тура привезти эту постановку в столицу или пригласить комитет в Донецк на просмотр. Но спектакль не прошел в третий тур.

Как по-вашему, корректно со стороны комитета определять премии за музыкальные произведения, если на заседании не присутствует человек, во многом ответственный за это направление, — то есть вы?

— Так получилось… Как всегда… Вы мне сейчас просто задаете вопрос… А в нашем мире, знаете, ведь все бунтуют… Вне себя…

— Что вы имеете в виду? Театральную, музыкальную среду?

— И Национальную оперу — непосредственно. Мне было уже столько звонков, что… Многие говорят: „Ну как же так! Кто там сидит? Кто за это отвечает?“ Очень сложная история… Я пока сам не знаю, как к этому всему относиться. Потому что уважаю Бориса Ильича Олийныка. Он Человек с большой буквы, с авторитетом. Но… Получилось так, как получилось…

— Дирижер Роман Кофман в интервью нашему изданию недавно сказал, что оперным театрам Украины сегодня позарез необходима реформа. Вы согласны с ним?

— Правильно он сказал. Реформа действительно нужна!

А у вас есть свое видение, в чем эта реформа должна заключаться и как она может быть реализована в нашей стране?

— Нужно хотя бы те классические спектакли, которые идут сегодня на оперных сценах Украины, хорошо „отреставрировать“. Так как многие из них в плачевном состоянии. Не все из репертуара можно и нужно показывать людям!

Что такое „реставрация“ в моем понимании? Это хорошая, талантливая постановка с привлечением одаренных режиссеров, самобытных исполнителей. По идее Национальная опера и должна бы объединить вокруг себя музыкальные театры Украины. И только лучшие постановки должны идти на сцене Национальной оперы! Этот театр должны воспринимать как образец! Тогда и будет стимул для развития. Тогда и будем друг у друга чему-то учиться. Это же касается и балета. И нашей музыкальной школы в целом. Есть ведь много замечательных хореографических школ… И в этом плане Национальная опера должна бы выступить объединяющим фактором, сыграть объединяющую роль даже среди филармоний. А когда те же филармонии не гастролируют даже по городам Украины, а Нацопера сидит на одном месте или ездит за рубеж — это плохо…

То, что это плохо — понятно. А что хорошо — на ваш взгляд?

— Определенным новаторством считаю то, что Донецкий театр оперы и балета решил ставить оперу „Летучий голландец“ Рихарда Вагнера, которая в Украине никогда не исполнялась. Вагнера мы практически не знаем, понимаете? И этот спектакль, надеюсь, покажем в том числе и на сцене Национальной оперы.

А Национальная опера, скажем, в свое время создала хороший спектакль „Джоконда“ (поставил итальянский режиссер). Но это видит только столица. Хорошо было бы, если бы они проехали с этим спектаклем по всей стране. В общем, накопилось много серьезных вопросов, которые, уверен, надо решать. В том числе и на уровне Министерства культуры.

И все-таки о возможности реформы, раз уж мы о ней заговорили…

— В плане организационных изменений? Предлагали, например, перейти на систему контрактов — с дирижерами, с режиссерами, с балетмейстерами… Предлагали… Не сомневаюсь, рано или поздно мы должны начать работать так, как в Европе. Только у нас эти контракты пока никто не будет подписывать — уж очень низкие зарплаты.

А кого из зарубежных режиссеров и дирижеров вы хотели бы видеть в Украине, в том числе и на донецкой оперной сцене?

— Например, по „Летучему голландцу“ в настоящее время сотрудничаем с Мюнхенской оперой. С очень талантливым режиссером, который отлично знает творчество Вагнера. У нас вагнеровской школы нет! Как нет, скажем, и школы Верди. Итальянские дирижеры дирижируют Верди совсем не так, как наши. Этому всему нужно учиться! К тому же мы должны учитывать и вкусы отечественной публики. Крутой „модерн“ — когда в джинсах исполняют „Кармен“ — у нас такое не пройдет!

Регулярный и больной вопрос для многих украинских театров — финансы. Изменилась ли ситуация за последнее время, с приходом новой власти?

— Ситуация несколько изменилась. В том числе и в лучшую сторону. Сейчас вот „Трубадура“ готовим, „Лесную песню“ запустили. Я не финансист. Но знаю, что дела идут… Да и зритель ходит в театр.

То есть финансовое благополучие театров зависит больше от зрительского интереса?

— Я бы сказал, от зрительского интереса и новых интересных постановок.

Кого из современных дирижеров и оперных режиссеров — в общем, представителей оперного искусства — вы считаете наиболее яркими в своей профессии в Украине?

— Можно вспомнить некоторые имена… Например, когда Национальную Шевченковскую премию в свое время не получил дирижер Владимир Кожухарь, то лично я очень удивился… Это же талантливейший дирижер! Всю свою жизнь он посвятил музыке! А так как премия престижная, то и личность должна соответствовать уровню этого престижа! А тогда… Впрочем, получилось «как всегда»…

Источник: Зеркало недели

Комментариев нет:

Отправить комментарий