суббота, 24 сентября 2011 г.

Таисия Исаева: «Александр Владимирович стоит у окна и говорит: «Таисия Ивановна, вон там, в парке Трудовой Славы, надо посадить сирень. Чтобы весной она цвела и радовала людей. Представьте, зацветет сирень – это же так красиво!».



Наш собеседник – экс-генеральный директор областного предприятия «Запорожзеленхоз», заслуженный работник сферы услуг Украины, почетный гражданин Коммунарского района Запорожья Таисия Исаева (на фото - с рушником, рядом мэр Запорожья Александп Поляк). Из досье. Родилась в селе Братское Михайловского района Запорожской области. Окончила Мелитопольский сельхозтехникум и Херсонский сельхозинститут. По профессии – агроном. Трудовую деятельность начала в Молочанском плодовом питомнике. С 1962 года в Запорожье. С этого времени и до ухода на пенсию в 2004 году работала ученым агрономом, бригадиром плодопитомника, агрономом, главным агрономом совхоза, директором совхоза, генеральным директором объединения зеленого хозяйства области.


Запорожские деревья в Мариинском парке
- Таисия Ивановна, говорят, что человек, посадивший хоть одно дерево, уже не зря прожил свою жизнь. Вы этим занимались 43 года. Не подсчитывали количество ваших деревьев?
 - Не менее миллиона, это точно. Причем наши деревья растут не только в Запорожье, а во всех городах Украины и даже во Франции. Конечно, там сажали эти деревья не мы, но саженцы использовались наши, запорожские. Я часто встречаю свои деревья в самых разных регионах Украины. Вот недавно в Донецке собирались коллеги с Украины. И я там любовалась своими деревьями – каштанами, липами…
 - А может это не ваши? Как их можно отличить?
 - Ну, как я могу не узнать свои каштаны или липы! Они в Донецке высажены на центральных аллеях. А саженцы они брали в основном у нас. В этом году была в Севастополе - на их набережной тоже растут наши липы и каштаны.
 - Где еще можно увидеть запорожские деревья?
- Ну, вот я была в Днепропетровске. Там наши каштаны. В Харькове – запорожская привитая береза, рябина. Харьков любит привитые формы - очень много посажено наших деревьев. Очень много наших деревьев посажено в Киеве, на улице Грушевского, в Мариинском парке. Очень красивые деревья: клены, липа, каштаны. Тоже из Запорожья привезено. Рябина плакучая на Владимирской Горке – тоже наша.
 А возьмите Львов. Очень красивый бульвар Шевченко – посажено 200 с лишним шаровидных кленов. Это наши клены! Приезжая во Львов, не могу удержаться, чтобы не побывать на этом бульваре, не пообщаться со своими коллегами. Мы и сегодня общаемся, хотя они тоже уже, как и я, на отдыхе. В позапрошлом году в Днепропетровске собрались аж 26 человек. Со всей Украины съехались ветераны зеленых хозяйств. Сделали себе праздник, пообщались, повспоминали.
 - Наверное, есть что вспомнить…
 - Конечно. Вы знаете, наши зеленые хозяйства Украины были, как одна семья. И что интересно, среди областных руководителей зеленого хозяйства я была одна женщина. Все остальные – мужчины. Мы ездили в гости, помогали друг другу. На мой юбилей приезжали все мужчины, бывшие руководители зеленого хозяйства. И Одесса, и Херсон, и Львов, и Донецк, и Харьков, и Киев, и Ужгород…

Пересадка для Ильича
- Сорок три года на одном предприятии – это что-то да значит.
 - Мне очень повезло в жизни и с коллективом, и с руководителями. Наверное, потому я и сумела достичь в жизни того, чего достигла. Всех своих руководителей и товарищей по работе вспоминаю с благодарностью. Особенно многим в своем становлении как специалиста зеленого хозяйства я обязана начальнику Запорожского треста земельного хозяйства Николаю Васильевичу Хлопко, с которым проработала 26 лет. Это мой шеф, мой руководитель. Это мой учитель и наставник. Он настолько любил свое дело, что порой забывал обо всем.
 Я иногда говорила ему: «Николай Васильевич, у вас же есть семья, нельзя же только работой жить». Помню, как мы осваивали территорию напротив областной больницы, где сейчас «Зеленхоз». Построили 15 гектаров теплиц. Я уже работала главным агрономом в комбинате цветочно-декоративных растений. Мы очень много ездили по Украине, по России. Где я только не была!
 - Опыт перенимали?
 - Надо было что-то познать, чему-то научиться, что-то привезти новое. Несколько раз была в Прибалтике, прекрасные розы оттуда привезла. В Нальчик посылали, в Белоруссию. Был такой случай. На площади Ленина росли группами большие ели. В это время там устанавливали памятник. Вызывает меня Николай Васильевич и говорит: «Надо срочно пересадить эти ели». Он переводит меня туда начальником участка. Представьте: январь, мороз, мы откапываем ели с большим комом земли - мы еще не умели делать так, как сейчас. Откапываем ели краном и пересаживаем их по обе стороны памятника. Они и сейчас там стоят. И что важно, ни одна пересаженная ель не погибла.
15 тысяч голубых елей из Подмосковья
- Цветочный комбинат - одно из подразделений треста зеленого хозяйства?
 - Да, это был один из совхозов «Цветы Запорожья», где я работала главным агрономом. Потом Николай Васильевич уговорил меня поработать директором этого совхоза. Я всячески отказывалась. Ссылалась на то, что двое маленьких детей. Но он умел уговаривать. Так я и проработала директором совхоза до 90-го года. Совхозов уже нет, они стали участками зеленого хозяйства – питомником и участком цветоводства.
 - А как городское и областное начальство, интересовалось делами вашего предприятия?
 - Каждый руководитель области и города оставил в моей памяти добрый след. Вот первый секретарь обкома партии Всеволожский Михаил Николаевич постоянно интересовался работой зеленого хозяйства, всегда поддерживал наши начинания. Он очень любил ели.
 - В «Запорожзеленхозе» бывал?
 - Бывал. Запомнился мне 1975 год, когда он приезжал к нам вместе с первым секретарем ЦК КПУ Щербицким Владимиром Васильевичем. Наши рационализаторы изобрели первую механическую скобу для подкопки деревьев. Тяжелый ручной труд заменялся машиной. Скобу цепляли к трактору и подкапывали деревья. Они приехали посмотреть механизм в работе. Кавалькада машин – Всеволожский, Щербицкий, чиновники. И все – на питомник. В туфельках красивых, при галстуках.
 А там трактор гудит, пыль, грязь. Я думаю: «Господи, как они пройдут!». Но, представьте, они смело пошли по питомнику. Интересовались, задавали вопросы. После этого визита нам дали поливочные машины, трактор. А скобы и сейчас работают прекрасно в «Зеленхозе». Михаилу Николаевичу очень нравились голубые ели. В свое время мы высадили их 12 тысяч.
 - Где вы их брали?
 - Договаривались с Подмосковьем, потом по очереди ездили туда - директор питомника Николай Павлович Юрченко, я и мастер Людмила Орлова. Месяца там работали с саженцами - выкапывали, отправляли машиной в Запорожье. Пятнадцать тысяч елей привезли мы из Подмосковья! После Всеволожского первым секретарем обкома партии стал Харченко Григорий Петрович. Он страшно любил липы, призывал нас садить их больше. Пошли липы.

Тополь Москалькова и рябина Водениктова
- В общем, руководители области и города влияли на ассортимент городских насаждений?
 - Да. Очень интересная работа у меня была с Владимиром Дмитриевичем Площенко - председателем горисполкома, потом министром коммунального хозяйства Украины. Он любил все зеленые насаждения, не отдавая предпочтения каким-то видам деревьев. Каждую неделю в своей машине Николай Васильевич возил нас по Запорожью. Тогда начал строиться Бородинский микрорайон. Он считался с нами, помогал. Потом председателем Запорожского горисполкома стал Валентин Антонович Яланский.
 - О нем я много слышал хорошего…
- Отличный руководитель и добрейший человек. Мне хорошо с ним работалось. Объезжаем с ним как-то город. Это было в начале 80-х. Началось строительство Хортицкого района. Я говорю: «Давайте улицу Лахтинскую засадим березой. Если погибнет, за счет совхоза поменяем на другую породу». Он согласился. Улица Лахтинская стала березовой.
 - Сегодня березу в Запорожье можно увидеть в любом микрорайоне.
 - Да, потом мы начали внедрять березу везде. Очень красиво получилось. Представляете: на фоне газона стоит березка или две березки. Потом рябина, потом еще что-то. Очень красиво! Потом пришел в область Петр Москальков.
 - Агроном с большой буквы, человек от земли. Мы недавно с ним интервью публиковали.
 - Да, это так. Человек душевный. Я от него была в восторге. Петр Иванович предпочтение отдавал пирамидальным тополям. Они быстрорастущие. Каштаны – тоже его любимые деревья. Доходило до того, что я отчитывалась перед ним: сколько и каких деревьев взял тот или другой район области? Он часто приезжал к нам в хозяйство.
 - В Запорожье много рябины. Это чья инициатива?
 - В этом немалая заслуга первого секретаря Запорожского горкома партии Ивана Григорьевича Водениктова. Он очень любит рябину. Давай посадим рябину! Рядовая посадка рябины – это не очень красиво. Она лучше смотрится группами. Мы высадили ее на улицах Тбилисской, Чумаченко и других. В городе много таких мест.

Клен красный из Франции как контрабандист
- Цветами вы тоже занимались?
 - Конечно! И достаточно успешно. В карантинном питомнике цветоводства мы выращивали до трех миллионов черенков гвоздики. Маточный материал получали из Голландии, Болгарии и других стран. Размножали черенками. Наш материал шел по всей Украине. Очень много брала Прибалтика и Армения. Карантинное хозяйство было только в Киеве и в Запорожье. Очень много выращивали гвоздики на срез. Были такие дни, когда мы 20 тысяч гвоздик отправляли в Россию. Очень много в теплицах выращивали роз.
 - Вы говорили, что запорожские деревья растут во многих городах Украины и даже во Франции. А туда они как попали?
 - В 78-м году наш министр Площенко собрал 30 человек озеленителей и послал во Францию. В их числе была и я. Нам все зеленые хозяйства Франции показали. Я была в восторге от этой поездки. Много увидели полезного для себя.
 - И началось сотрудничество с французскими озеленителями?
 - Не сразу. 90-й год, развал Союза, нарушение экономических связей. Я была генеральным директором. Собрались мы в Киеве, у начальника главка Леонида Лаврентьевича Костюченко, чтобы обсудить вопрос: как нам выживать? Договорились создать что-то вроде ассоциации городов и выйти на Францию, для сотрудничества. Прошел год, ничего у нас не получалось. Тогда я беру инициативу в свои руки и заключаю контракт с одной из французских фирм.
 - Контракт на что?
 - Был такой г-н Гравель. Он прилетал к нам несколько раз. По французским меркам - специалист высшего класса. Ему понравился наш посадочный материал. Мы заключили контракт на поставку его во Францию. Мы отправили туда море посадочного материала!
 - Чем он нравился французам?
 - Наш посадочный был гораздо дешевле. Да и не было у них таких каштанов и лип, как у нас. Мы все виды деревьев отправляли им. Договорились с начальником главка - будем посылать во Францию людей со всей Украины, в том числе и наших. Фирма, которая брала у нас посадочный материал, предоставляла людям жилье. Они там работали рабочими, им фирма платила по 500 долларов. Работали и учились: как обрезать, формировать, упаковывать и т.д.
 Мы отправляли посадочный материал, они его сажали в питомнике, доращивали. А потом с комом земли высаживали. У них получалась 100-процентная приживаемость. Этот метод посадки мы у них тоже позаимствовали.
 - А из Франции что-нибудь завезли в Украину?
 - Кое-что привезли, хотя пришлось при этом понервничать. Однажды, французы нарезали нам черенков разных культур – клен красный и т.д. Французы на границе пропустили нас запросто с этим грузом. Прилетаем в Киев, у нас коробка с черенками, 11 кг весом. И начались мытарства! Так на таможне издевались надо мной! Я не выдержала, сказала кое-что по-русски: мы же не из страны вывозим, к чему такая морока! Мы привезли тогда клен красный и иву серебристую. На проспекте Металлургов ее можно видеть.
У мэра Донецка глаза разбежались…
- В 90-е годы многие предприятия начали менять форму собственности. Вы тоже прошли эту стадию?
 - Некоторые предприятия зеленого хозяйства Украины стали акционироваться и т.д. Мы ни на что не пошли, мы остались коммунальной собственностью, областным объединением «Запорожзеленхоз». Потом начали отделяться участки – Мелитопольский и др. Мы вынуждены были усиленно развивать питомник, потому что в Украину начала поступать цветочная продукция из-за рубежа. Наша цветочная продукция стала убыточной. Благодаря тому, что на питомнике были отличные специалисты, мы удержались на плаву. Начальник питомника Николай Владимирович Павленко, агроном Галина Степановна Бутенко - это специалисты от Бога. Начали заниматься хвойными. Николай Владимирович летал в Нальчик, он там научился, как выращивать ель голубую из семян. И мы стали ее сами выращивать в питомнике.
 - И уже не надо было платить за это деньги?
 - Весь посадочный материал был наш. Мы завезли несколько деревьев платана из Одессы и Херсона, часть вымерзла, но несколько деревьев сохранились. С них мы собрали семена. Теперь питомник их сам выращивает. В городе эти прекрасные деревья растут хорошо. Их можно увидеть на площади Свободы. Это вековечные деревья.
 - То есть, ваша продукция стала востребованной?
 - Да, мы начали предлагать свой посадочный материал. У нас самый большой питомник в Украине. Мы начали поставлять свои саженцы во Львов, Донецк, другие города страны. Был такой случай. 2001 год. Я была во Львове, звонок по мобильному: завтра в Запорожье будет мэр Донецка, хочет посмотреть ваш питомник. Мэр Запорожья Александр Владимирович Поляк в то время приболел, мне одной пришлось встречать Александра Алексеевича Лукьянченко. Он по сей день работает мэром Донецка.
 Приехал он к нам вместе со своим заместителем, который курировал зеленое хозяйство. Поздоровались, он говорит: «Я хочу посмотреть ваш питомник». А у них в то время вообще питомника не было. Идем по питомнику, он - то покажи, это покажи. Смотрит на наши деревья - глаза разбегаются. Все ему понравилось. Потом мы поехали по городу, по проспекту Ленина. Начали от бывшего кафе «Маричка», где березки плакучие высажены. Это первые березки, что мы высадили с Александром Владимировичем Поляком.
 - Проспект Ленина уже начал обновляться…
 - Да. Потом заехали на бульвар Шевченко. Там уже Часы стояли, фонтаны, парк Трудовой Славы мы уже расчистили, все видно стало – сосны, ели. Подъехали на 12 апреля. Там уже не было того гадюшника, на его месте - красивый сквер. Теперешняя площадь Поляка была уже обустроена. Поехали к памятнику Ленину, на Правый берег. Как раз перед этим у нас в городе были Кучма и Путин. Сажали два дуба возле плотины. Я тоже участвовала. Мы делали выставку цветов. В общем, показала все Александру Алексеевичу. Многое ему понравилось.

Поляка не стало, Запорожью надо ехать в Донецк
- Что-то взял гость для себя? В смысле, для Донецка?
 - Он все взял! После его визита донецкие столько у нас посадочного материала взяли, что не могу передать! И по сей день они берут в нашем питомнике посадочный материал. Очень много каштанов посадили, лип крупнолистных, берез, кленов. Ну, буквально везде – и на аллеях, и на центральных улицах растут наши деревья. В октябре прошлого года я была в Донецке. Я вам скажу – я этим городом любовалась! Очень много старых тополей убрали, улицы расчистили. Посадили новые деревья, много кустарников.
 - Пример Запорожья вдохновил донецкого мэра…
 - Он в каждом районе Донецка создал зеленое хозяйство. И есть областное предприятие. Я вам скажу, Донецк – по-настоящему сегодня красивый город. Он столько техники купил для предприятий зеленого хозяйства! У них есть техника, которая и землю рыхлит, и газоны сеет.
 - Теперь и запорожцам не грех поучиться у дончан?
 - А почему бы и нет! Надо ехать и учиться. Видно, что мэр Донецка много внимания уделяет благоустройству своего города. Город и зеленый, и чистый. Вы знаете, мне трудно сейчас говорить о своем городе, я уже не работаю. Но вот, когда я смотрю, как обрезают ветки, а потом они по неделе лежат на улицах, меня это огорчает.
 - Таисия Ивановна, по году лежат срезанные деревья во дворах!
 - А у нас было правило: сегодня срезал, сегодня и убери. И Площенко, и Яланский, и Поляк за такие вещи строго спрашивали. Думаю, тут дело не только в работниках зеленого хозяйства. Люди стали другими. Посмотрите, что делается: все бросают, все уничтожают. Как будто живут одним днем. Иногда бываю в парке Победы. И что там вижу: деревья поломаны, мусор, грязь…
 - И в других скверах такая же картина…
 - А возьмите парк Металлургов. Мы с Александром Владимировичем там все расчистили, детский уголок сделали, каруселей наставили. Все уничтожено! Люди просто не ценят труд специалистов. Иду мимо супермаркета «О’кей». Насадили хвойных, а ухаживать за ними забыли. Посмотрите – они все погибли! Конечно, самый памятный период моей работы по озеленению Запорожья - это когда мэром стал Александр Владимирович Поляк.

Он говорил: «Я хочу, чтобы город стал садом»
- Как вы с Александром Владимировичем познакомились?
 - Я его знала давно. Наши дети ходили в одну школу. Когда он в 98-м году баллотировался в мэры, я не участвовала в этой кампании. Хотя мы знали друг друга. А потом, когда его сняли с работы, у меня как-то душа разболелась. Думаю: ну, как же так? Я ему позвонила: «Александр Владимирович, как вы?». Как посмотрела, какие у него дома ухоженные насаждения и какой газон! Знаете, вот как повернулось во мне что-то.
 Все говорили: мент, мент! А тут такой порядок. Все ухожено. Все делает сам! Берет газонокосилку и косит. Я это видела. И знаете, у меня так разболелась душа от несправедливости. Ну, нельзя так с людьми поступать, как с ним тогда поступили. В 2000 году мы выдвинули его кандидатом в мэры. Трудно было очень. Мы приезжали на заводы, нас не пускали. И вот 2000-й год. Александр Владимирович – мэр Запорожья. И начали мы с ним работать.
 - С чего начали?
 - С проспекта Ленина. Я была депутатом областного совета, занималась экологией. Начали с проспекта старые деревья убирать. Это была его мечта – сделать наш город городом-садом. Он говорил: «Я родился тут, я живу тут. Я хочу, чтобы город стал садом. Я буду стараться, только помогайте мне». Начали убирать с улицы Сталеваров старые деревья. Я вам скажу, жалоб столько было!
 - Знаю, сам был свидетелем…
 - Но мы работали. Мне звонили много. Я была председателем комиссии по экологии. Звонили и говорили: что вы делаете? Потом мы посадили первые липы. С каким удовольствием и настроением высадил Александр Владимирович первую липу на улице Сталеваров. Это надо было видеть! С Кучеренко, по-моему, он был губернатором.
 - И Ленинский проспект стал на глазах преображаться…
 - Люди начали понимать, что мэр делает хорошее дело, город становится краше, уютнее. Был такой случай. Возле гостиницы «Днепр» стоял берест – огромный-огромный. Вся кора побитая. Мы все убрали, а этот берест Александр Владимирович попросил оставить. Для сравнения, как говорил он. Пусть горожане убедятся, что лучше – этот берест или молодые липы. И, представьте, пошли звонки: почему не убираете старое дерево?! А он – нет, пусть пока стоит. Потом мы его, конечно, убрали.
 - Потом появились Часы на бульваре Шевченко, Часы влюбленных, как их называют…
 - На бульваре Шевченко были заросли. Мы все это убрали, очистили. Облагородили парк Трудовой славы. Сосны посадили. Потом начали наводить порядок в гадюшнике на 12 апреля. Как сейчас помню: идет бульдозер, гребет горы мусора, мы стоим с Александром Владимировичем, а к нам женщины подходят, возмущаются. Опять пошли кривотолки, что мы уничтожаем растения. Потом дошла очередь до Песков. У меня есть фото – высадка первых деревьев на улице Новокузнецкой. Посадили там платаны. Около сотни платанов. Он был настолько счастлив, настолько удовлетворен этим. Это была его мечта.

Последняя просьба - сирень для парка Трудовой Славы
- О чем он еще мечтал, что не успел?
 - Планы были большие. Помню, в один из последних его дней, когда я была у него в кабинете, мы стояли и разговаривали. Александр Владимирович стоит у окна и говорит: «Таисия Ивановна, вон там, в парке Трудовой Славы, надо посадить сирень. Чтобы весной она цвела и радовала людей. Представьте, зацветет сирень – сиреневая, розовая. Это же как красиво!». Сирени там сегодня нет.
 Потом у Александра Владимировича была мечта – открыть Вознесеновский парк. По-моему, он и снился ему, этот парк. Ну, а когда его не стало, этот парк начал строить нынешний мэр Евгений Григорьевич Карташов. Сегодня он выглядит хорошо, но без людей. Александр Владимирович хотел пустить по Набережной троллейбус, чтобы запорожцы могли приезжать отдыхать в этот парк. Сегодня у кого есть машина, приедут, а как другим туда добираться?
 - Действительно, очень деятельный был человек – народный мэр…
 - Он часто приезжал в «Зеленхоз», осматривал питомник. Идем с ним по питомнику. А мы как раз привезли из Франции красный клен - единичные экземпляры, как маточный материал. Он увидел, загорелся и говорит: «Посадите эти клены возле самолета». На бульваре Шевченко, где памятник-самолет. Я говорю: «Это же маточный материал, мы будем разводить его». Все равно уговорил. Сегодня там растут красные клены.
 Потом Александру Владимировичу очень захотелось высадить на улице Победы скандинавскую рябину. Давайте высадим! Высадили. Начали делать проспект Металлургов - там сейчас сосны прекрасные, барбарисы, рябина плакучая, ива французская серебристая. Это все взято из питомника. Александру Владимировичу хотелось украсить весь город. Он хотел это сделать и на Песках, и на Бородинском, везде. Много хотелось, но вот видите, как судьба распорядилась.
 - Таисия Ивановна, вся ваша жизнь была заполнена делами, работой с людьми. Теперь вы на пенсии. Не скучно?
 - Я не скучаю. Много лет являюсь членом клуба «Запорожанка», и поверьте, время мы проводим достаточно активно и интересно. Я еще и член Блока за дело Александра Поляка «Запорожье - лучший город Украины». В свое время, благодаря Майе Константиновне Мурзиной, мы побывали в гостях у космонавтов, в Звездном городке. Находим дело для себя и сейчас. Потом я еще являюсь членом клуба руководителей Коммунарского района. Там основной состав клуба – мужчины. Его возглавляет Виталий Григорьевич Петровский. Тоже собираемся, общаемся, проводим интересные мероприятия. Благодаря участию в этом клубе, я побывала на Запорожском конном заводе, выезжали даже на охоту. Представляете, на охоту! А вы говорите, скучно!
Николай Зубашенко, Валерий Полюшко (фото)

Комментариев нет:

Отправить комментарий