воскресенье, 1 января 2012 г.

Как я у Вицина брал интервью. Записки журналиста.


 Уже  после  смерти  популярного  Георгия  Михайловича  Вицина  я  прочитал  в  какой-то  газете  информацию  о  том,  что  он  был  человеком  замкнутым   и  никогда  никому  из  журналистов  не  давал  интервью.  Каким  человеком  он  был,  сказать  не  могу,  потому  что  не  знаю.  А  вот  насчет  интервью – не  согласен.  Дело  в  том,  что  в  середине  90-х  я  лично  брал  у  него  интервью, 
которое  потом  было  опубликовано  в  газете  «Индустриальное  Запорожье».

        
Получилось  это  таким  образом.  В  Запорожье  приезжала  группа  киноактеров.  Где-то  человек  десять.  В  их  числе  - Крачковская,  Мишулин,  Вицин  и  др.  Не  помню  остальных.   Выступали  они  в  цирке.  Каждый  из  них  что-то  рассказывал  из  своей  творческой  биографии,  демонстрировались  кадры  из  известных  фильмов  с  их  участием.  Мне  редакция  поручила  взять  интервью  у  кого-нибудь  из  них.  Я  выбрал  Вицина.  Почему – понятно.  Он  действительно   был  человеком  закрытым  для  других.

Как  о  человеке  мы  действительно  ничего  не  знали  о  нем.  Выбрать-то  выбрал,  а  как  к  нему  подойти?    Пошел  к  директору  цирка  за  помощью.  Говорю  так-то  и  так – помогите.  Директор  сразу  дал  понять,  что  подходов  к  Вицину  у  него  нет.  Если,  мол,  сможешь  сам  с  ним  договориться – то,  пожалуйста.  И  по  секрету  сообщил,  где  он  в  тот  момент  находился.  Это  был  один  из  кабинетов,  сразу  за  ареной  цирка.

-  Он  там  сейчас  сидит  один,  но  не  говорите,  что  это  я   сообщил  вам  его  местонахождение, - предупредил  директор.  А  в  то  время  как  раз  шел  концерт,  актеры  выступали  по  очереди.  Подхожу  к  указанному  директором  кабинету,  стучу  и  открываю  дверь.  Вижу – сидит  Вицин,  как  всегда  молчаливый,  сосредоточенный.  Смотрит  на  меня  недовольным  вопросительным  взглядом. 

Я  начинаю  с  того,  что,  мол,  по  просьбе     читателей    газеты,  которые  являются  поклонниками  вашего  таланта,    хотел  бы  задать    несколько  вопросов.  В  общем,  лепил,  что  попало.  Вицин  смотрит  на  меня  бесстрастно,  молчит.  Я  уже  хотел  было  поварачивать  назад,  подумал,  что  никакого  интервью  не  получится.  И  в  этот  момент  Вицин  заговорил: «Я  сейчас  готовлюсь  к  выступлению, - сказал  он, - подойдите  после,  может,  тогда  я  отвечу  на  ваши  вопросы».
        
Конечно,  я  был  в  зале,  где  выступал   Георгий  Михайлович.   На  сцене  я  видел  совершенно  другого,  преобразившегося  человека,  щедро  рассыпающего   искры  своего  самобытного   таланта.  Зрители  встречали его  овациями.
              
Кончилось  выступление,  и  я  снова  спешу  к  кабинету,  где  был  Вицин.  Опять  в  его  глазах  не  вижу  радости  от  встречи  со  мною.  Но  уже  на  правах  знакомого  напоминаю  ему,  кто  я  и  зачем  здесь.
      
-  Хорошо,  задавайте  свои  вопросы, - соглашается  артист.
         
А  у  меня  с  собой  был  диктофон  отечественного  производства.  Из  пробной  партии.  Потом  эти  диктофоны  так  и  не  появились  в  продаже,  потому  что  были  несовершенными  во  всех  отношениях.  И  вид  у  них  был  далеко  не  товарный,  и  работали  они  очень  плохо.  А  появился  этот  диктофон  у  меня  потому,  что   редакция  закупила  где-то  по  дешевке  эту  пробную  партию,   и  в  качестве  презента  редактор  вручил  тем    сотрудникам,  у  кого  их еще не  было.   Это было  примитивное  устройство  из  сборных  пластмассовых  деталей,  плохо  соединенных  между  собой.   От  малейшего  неосторожного  движения   диктофон  рассыпался.   При  его  работе -  звук  скрипучий,  непонятный.   Производить  качественную  запись  на  таком  диктофоне  было  невозможно.
          
Но  другого,  нормального  диктофона  у  меня  не  было,  и  к  Вицину  я  зашел  со  своим «скрипучим».  Как  только  Георгий  Михайлович  дал  добро  на  интервью,  я  тут  же  поспешно  стал  готовить  к  работе  свое  орудие  труда.   Вицин  молча   наблюдал  за  мной.  В  спешке  я  нажал  что-то  не  то   и  мой  диктофон  на  глазах  знаменитого  актера  рассыпался  на  части.
      
-   Ну,  и  хорошо, - рассмеялся  артист. – Теперь  я  нормально  смогу  отвечать  на  ваши  вопросы.
         
То  есть,  он  как  бы  воодушевил  меня,  дал  понять,  что  можно  беседовать  и  без  диктофона.  И,  представьте  себе,  я  сразу  почувствовал  себя  увереннее,  стал  задавать  заранее  подготовленные  вопросы.  Он  коротко    отвечал  на  них.   Вопросов  было  не  так  уж  и  много.  Я  понимал,  что  злоупотреблять  вниманием    великого  артиста  не   стоит. 

А  когда  беседа  закончилась,  я  направился  было  к  выходу,  но  Георгий  Михайлович  остановил  меня:  «Вы  забыли свой диктофон»,  - показывая  на  рассыпанные  детали  по  полу, -  сказал  он.    И  опять   улыбался.  Вместе  с  ним  улыбался  и  я. Эта памятная   встреча  запомнилась  мне  на  всю  жизнь.

Николай  Зубашенко, журналист (для «Хроник и комментариев»)

«ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» http://operkor.wordpress.com.


         

Комментариев нет:

Отправить комментарий