среда, 29 февраля 2012 г.

Оксана Марченко: "Тень Медведчука в политике все равно есть"

 
Оксана Марченко уже почти 20 лет работает на украинском телевидении. В 1992 году она победила в конкурсе непрофессиональных ведущих и стала лицом двух каналов. Тогда ее имя ассоциировалось с социально-политическими программами и аналитическими проектами. Слава к Оксане пришла в 2009, когда она стала лицом "СТБ" - ведущей талант-шоу "Україна має талант" и "Х-Фактор". 17 ноября Марченко получила премию "Телетриумф" в номинации ведущая развлекательной программы.

Со своим вторым мужем политиком Виктором Медведчуком Оксана познакомилось весной 1999 года, после окончания церемонии "Человек года", где она была ведущей. О семье говорит тихо и неохотно. Так, вопреки настойчивым расспросам, упорно не желает рассказывать о семье старшей дочери своего супруга. Информацию о постоянном проживании собственной семьи в Швейцарии опровергает.
-Оксана, вы на телевидении много лет. Что для вас, как для профессиональной ведущей, все еще остается тяжелым?
-Мне кажется, что это одна из немногих профессий, где словосочетание "профессиональный ведущий" может возникнуть только тогда, когда человек перестанет работать на телевидении. Профессия ведущего включает в себя очень много составляющих разных телевизионных жанров. Она видоизменяется, преломляется, эволюционирует с каждым эфиром.
Для меня всегда самое сложное – внутренне эмоционально собраться. Я, видимо, чересчур неравнодушный человек, я всегда понимаю, насколько велик груз ответственности прямого эфира. Ты должен абсолютно четко ощущать время, и это не всегда зависит от тебя. Ты должен абсолютно четко координировать свои действия, не допускать оплошностей, кроме этого – быть профессиональным с точки зрения языка, дикции и модерировать все интервью, которые происходят на сцене. Естественно, нужно работать со многими службами параллельно.
Ты выступаешь в роли коммуникатора, и для меня, наверное, самым сложным все эти годы было то, что я не могу к этому проще относиться. Как, впрочем, и ко всему, что я делаю. Я всегда чересчур много требую от себя. Именно это, наверное, помогает мне никогда не останавливаться. Каждый свой эфир я очень тщательно анализирую, поэтому мне всегда есть куда стремиться, куда расти.
Я бы, наверное, воздержалась от словосочетания "профессиональный ведущий". Это как профессиональный боксер. Его могут один раз, извините, вырубить на ринге, и он больше никогда не сможет играть. Просто телеведущая – этого будет достаточно для характеристики того, что я делаю.

 
-С вашим приходом на СТБ рейтинги канала резко возросли. Чем вы это объясните? Фактор вашего личного присутствия, популярность талант-шоу, просто совпадение?
-Я всегда говорила, что телевидение – это коллективная работа. Как любая командно-коллективная работа она дает результат при слаженности действий. Я считаю, что успех проектов обусловлен и самим форматом, который, на мой взгляд, бесконечно интересен. Он имеет внутреннюю модуляцию, преломление, у него очень много ходов и он еще во многом не раскрыт, это первое.
Второе – это персонажи наших участников, которые, естественно, подбираются с точки зрения, прежде всего, интереса зрителей к тому, что и как эти участники будут делать.
Всем уже понятно, что хорошо петь – этого мало, поющих людей невероятное количество. А вот найти эдакий бутон, как говорит наш уважаемый Соседов, да чтобы он распустился на глазах у зрителей, наверное, в этом есть какая-то особенная прелесть. Все это, как в хорошем сериале, происходит у них на глазах. В этой совокупности факторов, на мой взгляд, весь секрет успеха именно этого формата.

 
-Чем объясняете то, что в последнее время на ТВ преобладают развлекательные форматы и наблюдается серьезный дефицит содержательных?
-Разве талант-шоу – не содержательные по своей направленности? Я очень много лет работала в формате документального фильма, который уж, наверное, максимально содержательный – "Имена". Я выискивала самых невероятных, талантливых, удивительных и редчайших людей и делала о них фильмы, стараясь подавать максимально эксклюзивную информацию. У передачи был свой зритель, но она не била рейтинговые рекорды. Очевидно, кроме содержания необходимо зрителю еще что-то, что его увлекает и держит в каком-то приятном напряжении.
Талант-шоу – волна, которая сейчас катится по всему миру. Зрителям надоели звезды или замыленные какие-то истории, касающиеся двух десятков отечественных персонажей или двух сотен зарубежного происхождения, и они хотят видеть таких же людей, как они сами. И смеяться над ними, и переживать с ними, негодовать, радоваться и удивляться. Зрители хотят видеть таких же как они: ребят из соседнего двора, знакомых...
-Говорят, что вы до сих пор числитесь на Первом Национальном, что у вас там лежит трудовая. Это правда?
-Нет. Меня попросили уволиться оттуда по собственному желанию. И я это сделала. На мои многочисленные, многолетние просьбы о создании нового формата для Первого Национального никто на НТКУ не откликался, к сожалению.
-Зачем вам, весьма не бедному человеку, имеющему все возможности жить хорошо, работать на ТВ? Это желание быть на виду, или что-то другое?
-Я зарабатывала деньги с ранней юности и я знаю им цену. Вопрос: работать или нет для меня никогда не стоял. Некое безбедное существование, перемещение своего тела где-то по миру или хождение по салонам или другое подобное времяпрепровождение мне неинтересно. Я никогда не приветствовала тунеядство ни в каком его виде.

 
Несмотря на плотный график, я успеваю путешествовать с детьми, показывать им разные страны, города, музеи, памятники архитектуры. Дети видят: я могла бы не работать, но я работаю. Я считаю: если ты живешь без цели, если ты никому не нужен, никому не помогаешь, если у тебя нет ничего, что бы заставляло тебя работать над собой и зарабатывать деньги, быть кому-то полезным – тогда ты просто сорняк какой-то. Я так не хочу. Для меня это неприемлемо...
-В прессе активно обсуждают ваши эфирные платья.
-Я всегда удивляюсь, почему это так волнует зрителей? Платья для "Х-Фактора", (большинство, но не все), создавались Тарасом Краскиным. Когда стали понятны темы эфиров - они у нас все посвящены каким-то темам – мы продумали некие образы, которые потом воплотились в определенные скетчи. Платья не готовятся все сразу, они готовятся к каждому эфиру. Мы потом все собираемся и смотрим, чего нужно бы добавить, что нужно перешить, удлинить и так далее. Есть платья, которые так и не вышли в эфир.
Что касается внешнего вида, если это интересно, я готова удивлять зрителей новыми образами. Меня мои платья на шоу волнуют в самую последнюю очередь. Зритель всегда прав, если интересно, я расскажу вам... У каждого платья есть имя, так проще, потому что я люблю называть как-то свои платья.
-Как вы их называете?
-Иногда смешно. Первое платье у нас называлось "Х-Фактор", второе платье называлось "шампанское", хотя зрители его уже назвали "золотая рыбка", третье платье было "Далида". Ну, и так далее.
-Ваш супруг долгое время был политиком, управленцем высокого уровня. Не замечаете ли вы у своего мужа дискомфорт в связи с тем, что он не присутствует в политике?
-Судя по количеству публикаций, ссылок, статьей в СМИ, которые периодически попадаются на глаза, что-то мне не кажется, что он "не присутствует". Вообще поразительно: сколько лет уже Виктор не занимает официальных постов, а о нем все пишут и пишут… Вы назовете еще хоть один подобный пример. Так что, определенная его "тень", если можно так выразиться, по-прежнему присутствует в политике. Мой муж – человек неординарных качеств; глубоких энциклопедических знаний; интеллектуал, обладающий действительно государственническим мышлением. Это вам подтвердит любой, кто с ним общается.


-Вы отслеживаете в Интернете публикации о себе?     
-Мне некогда этим заниматься. Я, честно говоря, в принципе недолюбливаю Интернет. У нас с ним не очень сложились отношения.
-Но вы недавно запустили свой сайт и провели там веб-конференцию с поклонниками.
-Это был ответ на все то количество "клонов" и страниц в социальных сетях, появляющихся якобы от моего имени. И когда мои друзья рассказали мне, что у них в социальных сетях есть в контактах сразу несколько десятков страниц под именем Оксаны Марченко, меня это очень удивило, ведь я не зарегистрирована не на одном из подобных сайтов. И ведь люди, которые прикрываются моими фотографиями, могут отвечать на вопросы и вступать в переписку от моего имени! Меня это так задело, вот мы и сделали сайт – чтобы информация если и поступала, то от первоисточника.
-Правда, что вы живете не в Украине, а в Швейцарии?
-Это слухи. Я не живу в Швейцарии. Бываю там редко. При этом у нашей семьи там нет никакой недвижимости, ни съемных квартир, ни домов, ничего. Знаете, я вот сейчас подумала: а хотела бы я там жить? Нет, не хотела бы! Я слишком привязана к своей родине, которую, как известно, не выбирают. Особенно мне мил мой родной город - Киев. Люблю свой старый дворик в Дарнице, где мы жили в коммунальной квартире много лет.
Вообще бывает, какие-то моменты вспоминаешь с особым трепетом... Много лет назад мы с маленьким сыном попали в больницу с сильным бронхитом. За окном нашей палаты росло дерево. И, вот утром, днем, вечером, я вынужденно наблюдала за этим деревом, рассматривала веточки, листочки. Даже сегодня я хорошо помню, как постепенно менялся цвет листвы – от ярко-зеленого к желтоватому, потом – оранжевый, бардовый, коричневый. Наконец, листья начали осыпаться. Сколько лет прошло, а это дерево до сих пор перед глазами.
-На кого учится ваш сын в Швейцарии?
-Его сейчас интересует экономика и точные науки. Он делает большие успехи.
-Вы общаетесь с семьей старшей дочери своего супруга?
Да, у нас очень теплые отношения. Я бесконечно уважаю эту семью. Они очень порядочные, трудолюбивые люди. Мне нравится, как они живут и воспитывают детей.
фото: альбом Оксаны Марченко

Комментариев нет:

Отправить комментарий