вторник, 15 мая 2012 г.

ПЕРВЫЙ ЗАМ. МИНИСТРА ЖКХ УКРАИНЫ АЛЕКСАНДР АЛИПОВ: Увидев выгоду, бизнес обязательно придет в отрасль и будет работать



Предприятия, предоставляющие услуги водоснабжения и водоотвода, ожидает масштабная реорганизация. Речь идет, прежде всего, о концентрации водоканалов и, работающих в этом секторе компаний, которых на сегодня в стране насчитывается порядка 200.
При этом крупнейших игроков рынка не более 70 и все они подконтрольны государственному регулятору – Нацкоммуслуг. О том, что сфера водоснабжения окунется в процесс слияний и поглощений говориться не первый год, однако реальных схем консолидации отрасли до сих пор никто из чиновников так и не назвал.  «У.К.» обратилась за разъяснениями к первому заместителю министра регионального развития, строительства и ЖКХ Александру Алипову.
-Александр Николаевич, расскажите, как сегодня обстоят дела с укрупнением компаний в сфере водоснабжения, и каково Ваше отношение к этому?
- Исходя из моего личного опыта, как генерального директора ДВП «Укрпромводчормет», я полностью поддерживаю функционирование крупных компаний на больших территориях. Почему? Во-первых, обеспечивается единые техническая, экономическая, кадровая политика, и, соответственно, единые тарифы ЖКХ на услуги водоснабжения для тех населенных пунктов, которые объединены географией компании. Единых тарифов удается добиться за счет того, что формируется единая себестоимость услуги на всей территории. Предприятие предоставляет обоснования этой себестоимости тарифа нацрегулятору, устанавливает его и применяет для всех подопечных населенных пунктов. Таким образом, обеспечивается тот единый тариф, о котором говорил Президент. Ярким примером оптимальности такой системы управления есть Донецкая область.
Кроме того, сегодня отрасль испытывает дефицит кадров, а в рамках крупного предприятия, можно предметно, как создавать резерв кадров, так и выстраивать эффективную работу служб по всей вертикали управления - от руководства компании до последнего участка, который находится в каком-нибудь селе, где живет, например, три тысячи человек.
-А что Вы можете сказать о необходимости вложения средств в процесс такой реорганизации?
-  Необходимо сначала более детально разъяснить принцип работы предприятия. Компания ежегодно проводит общее собрание с мэрами городов, которые она обслуживает, ставит их в известность о проделанной работе, относительно имеющихся ресурсов, и определяет программы развития. В процессе обсуждения определяются перспективные направления работы на следующий год. Тут же выясняется и финансовая составляющая вопроса, например, город в силу какой-то ситуации не может обеспечить достаточный объем денежных средств для реализации определенной программы. А генеральный директор компании, в силу своей власти, может перераспределить финансовый ресурс и направить его в нужное русло. Компания приходит в город, предоставляет технику, выстраивает работу, создает базу для дальнейшего рабочего процесса. Как видите, ресурсы найти можно и выстроить оптимальную схему их использования.
-Как водоснабжающие предприятия относятся к идеи консолидации отрасли?
- Мы уже имеем результаты достаточно серьезной работы в этом направлении. Что касается укрупнения компаний – никто никого к этому не принуждает. Кто не хочет менять стратегию работы – имеет на это право, и каждая компания оставляет за собой право в любой момент выйти из объединения.
-Расскажите, подробнее о том, какой может быть схема объединения предприятий?
- Приведу такой пример: есть сооружения, которые подают воду на несколько городов, как быть в такой ситуации? Тут необходима единая структура, которая от имени всех этих городов будет содержать тот же канал, ту же фильтровальную станцию, подающую воду в разные города. Поэтому и была создана внедряемая система. Она позволяет сегодня удерживать себестоимость на нормальном уровне. Это не только обеспечивает оптимизацию себестоимости, но и позволяет эффективней использовать средства: во-первых, в компании работает один генеральный директор, вместо 30-40 региональных и, соответственно, распыление штата меньшее, т.е. оптимизируется целая система административных расходов.
Если вернуться к опыту ДВП «Укрпромводчормет», мы видим, что некоторые области пытаются перенять пример организации. Но необходимо учитывать особенности каждой области. Каждая область должна внимательно просчитать и смоделировать ситуацию реорганизации, а для этого необходимо подключить к работе ресурсы научных структур. Они должны разработать различные схемы укрупнения, просчитать логистику процесса и предоставить эти варианты с обоснованием их плюсов и минусов. Ведь в результате может оказаться, что процесс укрупнения наоборот приведет к увеличению тарифа. Соответственно, в некоторых областях будет оптимальнее создать 2 или 3 районных компании, а не одну областную.
-То есть сам процесс реорганизации, прежде всего, основывается на индивидуальном подходе?
- Конечно. В том же Донецке есть горводоканал, работающий автономно. Ему достаточно своей территории для оптимального использования ресурсов, и уходить ему с рынка не имеет смысла. А главное, что все решения по реструктуризации должны быть обсуждаемыми. Только, взвесив все аргументы и контраргументы и проведя соответствующую работу с органами местного самоуправления, можно эффективно и оптимально решить поставленную задачу.
-Раз мы уже затронули тему тарифов, уточните, пожалуйста, на сегодняшний день как может быть реализован единый подход к тарифообразованию в сфере водоснабжения?
- Экономическая обоснованность тарифов сфера деятельности национального регулятора. Однако открытым остается вопрос, каким образом сделать так, чтобы тариф был единым на всей территории. Согласно постановлению Кабмина, которое принято относительно единых подходов в сфере тарифообразования («У.К.» - постановление №869), все могут рассчитать тариф, который может быть применен к данной территории. Скажем, если это равнина, это тариф один, а там где какая-то холмистая местность либо есть необходимость поднимать сток либо воду на высоту, – это уже дополнительные затраты и совершенно другой тариф. Поэтому законодательство предусматривает индивидуальный расчет тарифов, их обоснование и утверждение Нацрегулятором.
-Насколько справедливо единое тарифообразование с точки зрения конечного потребителя? Например, жители Луганска, которым воду поднимают на 260 м, платят в несколько раз больше, чем, допустим, те же киевляне, которые, в общем-то, живут на реке. Будет ли  в этой ситуации предусмотрен механизм компенсаций?
- На сегодняшний день государство имеет целый ряд сооружений, которые транспортируют воду в маловодные регионы. Город берет эту воду и уже после этого формирует тариф. Но в некоторых областях, которые мы называем маловодными регионами, эти затраты поставки уже заложены в тариф – то есть это неправильно, несправедливо по отношению к потребителям.
Есть два пути решения этой проблемы. Один путь – отдать все магистральные водопроводы государству и чтобы государство, создав какие-то предприятия, допустим «укрводхозы», транспортировало воду и содержало их. Другой вариант – провести перерасчет и оставить все, как есть, компенсировав предприятию соответствующие затраты, как было сделано в этом году. В бюджете впервые заложена такая компенсация, пускай эта сумма небольшая, но она есть. Мы показали всей стране, что есть регионы, требующие особого внимания, и, таким образом, мы можем, компенсируя эти затраты, удерживать тариф на  уровне, который более-менее приближен к среднеукраинскому. Эта компенсация и является методом выравнивания тарифов на всей территории. Я не думаю, что будет единый тариф по всей Украине, это сложно сделать, но приблизить его к какому-то общему уровню,  - это наша задача. Я думаю, что вместе с регуляторами нам это удастся сделать.
-Правильно ли я понимаю, что этот год будет потрачен на то, чтобы подготовить всю нормативно-правовую базу и, в принципе, в этом году население не ожидает каких-либо тарифных изменений?
- Прежде всего, необходимо провести расчеты и проанализировать их. На результат изменения тарифов также имеет влияние экономическая ситуация в стране. Если страна сможет включить соответствующие компенсаторы –ничего меняться не будет, в противном случае, -  изменения возможны. Пока, согласно заявлениям Премьер-министра, никаких изменений не предполагается.
-Расскажите подробнее, какими будут основные подходы к модернизации отрасли?
-В первую очередь, это инвестиции в отрасль. Для того чтобы модернизировать системы, средств у государства нет, а перекладывать это все на плечи потребителя – не выход.  По состоянию на сегодняшний день, коммунальная теплоэнергетика страны находится на уровне третьего технологического уклада, она использует старую материальную базу, тогда как пора переходить на 4-й или 5-й уровень. Причем, не следует забывать, что Европа уже работает на 6-м уровне технологического уклада. И поэтому мы потребляем газа в три раза больше чем Европа. Причина, конечно же, заложена в финансировании. Именно поэтому Минрегион на своем сайте предлагает к рассмотрению различные инвест-проекты, реализовав которые, мы в том числе будем снижать себестоимость тарифов.Помимо быстрой окупаемости, для инвесторов мы также предлагаем модели, в которых он может стать сособственником предприятия и получать стабильный доход.  При этом будут предусматриваться и вложения из бюджета.
-Речь идет о расширении классического понятия государственно-частного партнерства?
- Конечно,  к сожалению, на сегодняшний день мы знаем много примеров, когда концессионер приходит на рынок, опустошает, оставляя население ни с чем. К этому  приводят несовершенно прописанные условия концессии не совсем грамотными участниками процесса, уровень которых еще требует существенного повышения.
-То есть, если с 2016 года в стране начнут приватизировать ТЕЦ, то речь идет именно не о чистой приватизации, а все-таки об участии частного капитала в уставных фондах теплоснабжающих предприятий?
-  Я противник того, чтобы отдавать в приватизацию системы жизнеобеспечения. Это собственность общины, которая настраивается на работу и она не должна из-за частного инвестора остаться, например, без тепла. А реализация инвестиционных проектов даст нам возможность удержать тарифы на среднегосударственном уровне. Инвестор же, зайдя со своим капиталом, становится не концессионером, а сособственником.
-Как только частный капитал сможет стать соучредителем компаний, такие формы как аренда и концессия станут ненужными? Минрегион представлял правительству свое видение развития?
- Да, мы обозначили круг проблем, обозначили основные направления, и получили задание подготовить соответствующую государственную программу. Сейчас концепция такой программы разработана и направлена на согласование в центральные органы исполнительной власти, после утверждения ими начнется разработка программы.Например, если рассмотреть котельную, которая загружена на 30%, а 70 % мощности не используется, то программа позволит не только увидеть это, но и оптимизировать расход ресурсов на данной территории. Подготовив соответствующее ТЕО (или ТЕР – техноэкономический расчет), мы покажем его всем, в том числе и бизнесу. Увидев выгоду, бизнес обязательно придет сюда и будет работать.
Так работают во всем мире. Положительный пример такого сотрудничества – Дарницкая ТЕЦ – она не государственная, а частная. И это частное предприятие эффективно обеспечивает более одной тысячи домов теплом. В то время как себестоимость в целом по стране составляет около 300 грн. за гигакалорию, у них – 240. Таким образом, стремиться действительно есть к чему, и мы уже стоим на пути вышеуказанных реформаций.
Беседовала Мария Цатурян

Комментариев нет:

Отправить комментарий