пятница, 21 декабря 2012 г.

Российский космонавт Антон Шкаплеров: "Мы пережили "конец света" в 2000 году - и этот переживем"


С уроженцем Балаклавы, а ныне — российским космонавтом Антоном Шкаплеровым мы встретились в его родном городе. Только в мае он вернулся с орбиты и сейчас уже готовится к очередному полету в 2015 году. Навестив родителей и сестру, Антон заглянул и в родную школу, где начинал свой путь к звездам.


— Антон, вы — частый гость в своей alma mater. Почему вас сюда так тянет?

— Это огромная часть моей жизни, о которой у меня осталось множество воспоминаний. Все знания, которые я получил в этой школе, позже с успехом применил в летном училище и в академиях. Причем база знаний была отличной, хотя я и не могу похвастаться золотой медалью. Но мы ценили абсолютно все, что получали в школе, ведь это сейчас медали раздают направо и налево, а тогда все было намного серьезнее. Наша дочь постоянно ходит к каким-то репетиторам, а в мое время была просто советская школа и ее учителя. Вот за все это я и благодарен им.

— Говорят, что моряк, который однажды вышел в открытый океан, всегда будет рваться в плавание. Можно ли так сказать и о космонавте?

— Знаете, что-то в этом есть. Я к своему первому полету шел почти 40 лет, поэтому сейчас все, что связано с космосом, для меня очень ценно.

— Работа на орбите отличается от работы на Земле?

— Конечно, приходится тяжело, ведь там невесомость: всегда надо помнить, что все предметы вокруг могут куда-то улететь прямо из-под носа. Даже обычная уборка на станции превращалась в великий труд.

— Вы уже полгода как дома, воспоминания о космосе не тревожат?

Читайте также: Покоритель космоса: "К мечте нужно идти, несмотря ни на что"

— Он мне не снится, но вспоминаю очень часто. Больше всего запомнился сам выход в открытый космос. Ну только представьте: три месяца ты находишься в закрытом помещении, видишь одни и те же лица, хотя ребята, признаюсь, у меня были хорошие. Но перед выходом я чувствовал себя курсантом, который идет в самоволку — практически сбегает. Еще даже люк не открыли, а я уже 10 минут стоял готовый и в полном вооружении. Когда наконец вырвался — вот счастья-то было (смеется)!

— С членами экипажа из США вы наверняка остались хорошими друзьями?

— Да, мы еще до полета подружились. Тем более что во время подготовки, а это почти два года, я очень много времени проводил с ребятами в Америке. У меня там сейчас есть квартира, и когда я приезжаю туда с семьей, то мы видимся и проводим время вместе.

— У космонавтов есть свои традиции?

— Конечно есть! Но они придуманы не нами, не новым поколением космонавтов, а нашими уважаемыми предшественниками — такими, как Юрий Гагарин. Обязательно вечером перед стартом нужно посмотреть фильм «Белое солнце пустыни». И, конечно же, по русской традиции, нужно присесть на дорожку. Доходит до смешного: если даже все находятся в каком-то банкетном зале, где стоит только фуршетный стол, наши умудрялись садиться на пол, на батареи, в общем, выкручивались как могли (смеется).

— Антон, вы родились в Балаклаве, однако живете в России, гражданином какой страны вы себя считаете?

— Вообще-то я белорус — это если брать мои корни. Скорее всего, чувствую себя россиянином, так как я офицер Российской Федерации. Но наша необъятная страна Советский Союз, в которой я родился, вырос, воспитывался и принимал первую присягу, так и осталась для меня Родиной. Я до сих пор не понимаю и не принимаю то, что разделили нас и ту армию, в которой я служил. Поэтому, приезжая сюда, я не ощущаю себя иностранцем. Кроме того, мои родители живут здесь.

 — Расскажите немного о своей семье.

— Дочери у меня — умницы. Старшая (17 лет. — Авт.) собралась где-то нефть качать, а младшая (6 лет. — Авт.) художницей стать хочет (смеется). Благодаря двум моим дочерям у нас дома целый зоопарк во главе с попугаем, который всем по утрам не дает спать. Еще есть маленький пудель, рыбки. На этом, я думаю, мы остановимся, хотя они еще и кошку хотят.

— А вы сами любите животных?

— Да, хорошо с ними. Приходишь домой, они все с тобой здороваются — даже рыбки подплывают. На космической станции у нас, кстати, жили мухи-дрозофилы, которые были нужны для определенных экспериментов. Так вот мои выжили и приземлились вместе со мной. Я так ими гордился!

— Вы наверняка слышали, что весь мир готовится к концу света, люди массово заготавливают спички, свечи и мыло. А вы в грядущий конец времен верите?

— Это просто кошмар какой-то (смеется). Я, конечно, верю в парад планет как человек, знающий астрономию. Но то, что случится конец света, — это чушь! Напишите, пожалуйста, что его не будет. 2000-й год пережили — и этот переживем. Я в этом точно уверен. Передайте крымчанам, чтобы прекратили скупать свечки. Кстати, до нас в Россию это сумасшествие не докатилось.

— Когда вы прилетели домой, то наверняка попросили у супруги приготовить что-нибудь домашнее, вкусное?

— Да, я как раз прилетал к майским праздникам и знал, что обязательно будет традиционный для маевок шашлык. Так что именно это и было первым моим желанием — мясо! Друзья звонили и спрашивали, что привезти мне, а я отвечал: «Ребята, готовьте все! Пока я буду лежать в профилактории (после возвращения на Землю космонавтам полагается пройти восстановительный курс. — Авт.), привезите ко мне мангал: будем есть мясо и пить крепкий французский чай» (смеется). И действительно, они каждый день приезжали, так что мангал так и прижился на территории профилактория.

— На станции ведь приходится питаться из тюбиков с искусственной едой. Наверное, быстро надоел такой рацион?

— Конечно, надоел, но куда было деваться? Через три месяца употребления сублимированной пищи и консервов я заскучал. Так как все содержимое тюбиков было по вкусу практически как настоящая еда, я пытался себя убедить, что кушаю баранину или индейку. Но когда мне звонили родные и говорили, что едят макароны, я завидовал (смеется).

— Вы наверняка теперь цените каждую минуту отдыха?

— У нас с семьей бывает всего несколько дней на отдых. Летом приедем еще сюда — на море. Кстати, дочки мои говорят: «Папа, опять это море? Отвези нас в другую страну!» Но я не поддаюсь и, как говорится, поддерживаю отечественного производителя.

— С одноклассниками вы давно не виделись?

— По-разному. С некоторыми пересекался, но это было давненько. А все вместе мы не встречались почти 23 года. Жаль, что в этот приезд я не смогу с ними увидеться так, чтобы где-то посидеть, отдохнуть, но мы обязательно обменяемся телефонами и будем поддерживать связь. Запомнился момент, когда пару лет назад мы с женой и детьми сидели в кафе где-то в Германии, а они мне звонят и кричат: «Антон, давай подъезжай, мы тут пиво пьем!» Вот тут у меня сердце защемило. Все же нужно видеться чаще.

— Вы участвовали в программе «Что? Где? Когда?» в 2004 году и представляли российскую команду космонавтов. Каково оно, на телевидении?

— О, давно это было! Нас так долго учили, как надо играть, мы ездили на репетиции. Но когда я шел на игру, вообще не волновался, потому что у меня уже был в кармане билет на море. Я понимал, что неважно — выиграем мы или проиграем, — второй игры у меня уже не будет, все равно уеду (смеется). Поэтому вел я себя довольно раскованно и многие вопросы мне дались очень легко.

— Вы определились с ответами на вопрос: что такое вечность и бесконечность?

— Когда я вышел в открытый космос, были моменты, когда мы находились в тени и было видно все: звезды, пыль. И я ощущал, что наша планета такая маленькая — просто как футбольный мячик. Кометы в действительности летят с космической скоростью — больше 9 км/с. Но там такие нереальные расстояния, что есть ощущение, будто они стоят на месте. Поэтому насчет вечности я бы не говорил ничего. Нам, земным людям, отведено свое время. А вот бесконечность чувствуется, хотя это и тяжело осознать разумом, увидеть глазами, понять, что там нет конца...

 — Вы ощущали страх перед этой неизвестностью?

— Нет, знаете, были только какой-то сдержанный восторг и, конечно, мысли о вечном.

— Наверняка у вас после полета изменились взгляды на жизнь на Земле. Ведь он был первым.

— Да, так и есть. Было время поразмышлять. Вращаешься вокруг планеты и думаешь: зачем эти миллиарды людей суетятся, бегут куда-то? Я понял, что надо к своей жизни и проблемам относиться проще, особенно к деньгам и власти. Важнее семьи и близких нет ничего. И сейчас для меня такие вещи, как марка машины, счет в банке и дом возле моря — просто чушь.

— Признайтесь, вы видели что-то такое в космосе, о чем никому не расскажете?

— Ну как же я сейчас выдам свою тайну? (улыбается). Но не волнуйтесь, инопланетяне рукой не махали.

Имя: Антон Шкаплеров
Родился: 20.02.1972 в Балаклаве

Будущий космонавт окончил школу №30 в Балаклаве, а путь к звездам начал в севастопольском авиационном клубе ДОСААФ. После школы поступил в Черниговское высшее военное авиационное училище летчиков, затем учился в Качинском военном летном училище. Первый раз отправился в космос 14 ноября 2011 года в качестве командира космического корабля «Союз ТМА-22» и бортинженера экипажа МКС. Полет завершен 28 апреля этого года. Женат, воспитывает двух дочерей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий