вторник, 15 июля 2014 г.

АДВОКАТ АЛЕКСАНДР ДОБРОВИНСКИЙ: "Никогда не возьмусь защищать убийцу, педофила и распространителя наркотиков"



Известный адвокат Александр Добровинский в интервью Firstnews рассказал об искусстве ведения судебного процесса, имидже и о том, как он стал самым востребованным адвокатом России. Образ джентльмена с бабочкой  - давно стал его визитной карточкой, а о величине его гонораров только догадываются коллеги-конкуренты.

Александр Андреевич, вы стали одним из самых успешных адвокатов России. Что вам помогло на этом пути? Были ли моменты, когда вам приходилось рисковать: либо все, либо ничего?
- Для того чтобы стать успешным адвокатом, нужно этого очень хотеть. Я думаю, что я хотел этого с детства. Профессия адвоката не очень прельщала меня в Советском союзе, когда человек просто зачитывал выдержки из закона. Но на западе это одна из самых престижных профессий.
Чтобы стать успешным адвокатом, нужно очень хотеть и знать, как этого достичь. Меня дети спрашивают, чем заниматься? Я отвечаю, занимайтесь, чем хотите, но занимайтесь хорошо. Это основное в карьере любого человека. Большинству людей мешает стать талантливыми то, что они занимаются своей работой из-за денег, а не из-за удовольствия. Это не правильно.
Но в ту секунду, когда ты перестаешь думать о деньгах и начинаешь делать то, что нравится, деньги приходят сами. Меня, как таковые, деньги никогда не интересовали. А неординарные вещи я делаю постоянно. Для меня они стали уже ординарными.
Некоторые ваши клиенты и их процессуальные противники - в прошлом очень успешные люди, которые добились определенных результатов, но не смогли их удержать. Почему это происходит? Как, попав наверх, не сорваться потом обратно вниз?
- Дело заключается в том, что большинство людей, достигнув определенного уровня, считают, что на нем можно сидеть и просто быть. Но жизнь, наше общество находятся в постоянном развитии.  Ты должен делать так, чтобы ты был постоянно востребован, а не сидеть и ждать, что на тебя будет сыпаться бриллиантовый дождь. Это большая ошибка, но она въедается в подкорку мозга, в частности к моим клиентам.
Из чего складывается имидж адвоката? Насколько важен запоминающийся образ в целом? Или как говорил Шерлок Холмс, вся суть в мелочах?
- Я считаю, имидж - что это очень важно. К адвокату приходят исходя из его имиджа. Конечно, любой имидж не может нравиться всем 100% населения. Но ты должен выбрать ту нишу, в которой ты хочешь обращаться, и, исходя из этого, создавать образ. Несомненно, кому-то понравится образ и человека в телогрейке и с топором. Но это немножко не мое. Я выбрал тот имидж, который мне нравится самому и стал его культивировать, а потом собралась плеяда людей, которые стали понимать, что именно этот адвокат им и нужен.
Как вы относитесь к адвокатам-игрокам? Необходимо ли адвокату нравиться судьям, прокурору, клиентам? Должен ли адвокат быть актером? Или лучше сравнивать судебный процесс с шахматами?
- Основная ошибка адвокатов-коллег заключается в том, что они пытаются нравиться. Но это все не важно. В ту секунду, когда ты перешел порог зала суда, ты должен говорить только с одним человеком – это с судьей. Суд должен услышать логику твоих слов и принять твою сторону.
Мы все защищаем те буквы, которые называются закон. В суде идет обсуждение, и я должен говорить такими словами, чтобы логика закона склонилась в мою сторону. Я должен нравиться своей правотой, но я должен это делать так, чтобы суд услышал мои доводы.
Что для вас адвокатура: бизнес или искусство вести состязательный процесс?
- Для меня адвокатура – это жизнь. Я не мыслю себя без того, чтобы не быть адвокатом. Это жизнь, бизнес, искусство, бытие…
За долгие годы вашей практики у вас появились настоящие процессуальные оппоненты среди коллег-адвокатов. Одобряете ли вы конкуренцию между адвокатами?
- Очень хочется пошутить и сказать, что конкуренции у меня нет. Но это очень хорошо, когда появляются люди, которые тоже хотят что-то сделать. Если нет ненависти и зависти, что вот он так много зарабатывает…
Как вы принимаете решение вступить в дело? Должно ли дело быть неординарным, интересным?
- Когда я принимаю решение вступить в дело, самое первое, я должен увидеть, что я могу помочь человеку. Создав имидж адвоката, который ничего не проиграл, я не могу взяться за процесс, если ничего не могу сделать. Я должен увидеть свет в конце туннеля. Второе, мне нужен напротив меня человек, клиент, который меня понимает, с которым я могу найти общий язык. Который не считает, что он нанял адвоката, а он его пригласил.
Есть ли категории дел, на которые у вас наложено табу, такие, за которые вы не возьметесь ни за какие деньги?
- Я никогда не возьмусь защищать убийцу, педофила и распространителя наркотиков. Вот три типа уголовных дел, которые я не беру. Я вообще не очень люблю уголовные дела, но приходится заниматься. Хотя мне в тюрьмах не уютно.
Вы работали адвокатом в Америке. Как вы относитесь к американской модели правосудия? На ваш взгляд, чтобы нам стоило у них позаимствовать?
- Всякое правосудие достойно того общества, в котором оно родилось. Мне нравится в американском законодательстве то, что оно устоялось за 250 лет, то, что оно понятно, и правила игры всегда одинаковы. У нас правила игры могут отличаться, завтра может быть уже не так, как сегодня.
В нашем обществе не приемлют большие штрафы, а зря. Наказание рублем бывает намного строже, чем лишение свободы. Я много раз слышал от людей: "я украл столько денег, но ничего, отсижу и выйду! "
На мой взгляд, был большой ошибкой судебный процесс над этими дурочками из Pussy Riot. Когда меня спрашивали иностранные журналисты, как нужно было поступить, я отвечал: "они должны были быть наказаны очень сурово".
Им нужно было назначить штрафы по несколько миллионов рублей. Такие большие суммы они бы не заплатили, и вот тут бы уже была тюрьма за то, что они обманули общество. Тогда бы никто не кинул камень в правосудие. А сейчас они сидят героями в тюрьме. Это было не наказание, а их победа.
Может быть, нужно заимствовать западную практику, когда почти в каждой семье есть "свой" адвокат, бороться с правовым нигилизмом?
- Конечно, это было бы абсолютно правильно. Тогда бы у людей повысилось правосознание. Сейчас мы видим юридически девственное общество. Если бы мы находили минуту, чтобы посвятить себя действующему закону, и узнали бы, что делать можно, а что нельзя, это было бы гениально.
Некоторые умнейшие люди страдают феерической глупостью в плане права. Мне недавно позвонил один музыкант, поэт. Сказал, что поют его песню, но поют плохо и он хочет получить за это деньги. Я ему ответил: "А если петь будут хорошо, тогда ты будешь доплачивать?" Смешно и грустно…
Вы участвуете в громком процессе о нанесении побоев бизнесменом Александром Лебедевым предпринимателю Сергею Полонскому. Насколько очевидна вина Лебедева в этом деле?
- Как можно в публичной дискуссии подойти и ударить оппонента, когда ты с ним находишься в полемике. Фу. Слово "фу" абсолютно применимо к Лебедеву. Ниже упасть невозможно. Дальше только неандертальцы. Ну, если только пистолет достать и застрелить человека, с которым ты не согласен. А второй, в ответ, должен был написать на него… Вот они и поспорили. Ужас.

ДОСЬЕ. Александр Андреевич Добровинский
Родился в Москве в 1954 году. Учился на экономическом факультете ВГИКа, но не окончив его, уехал во Францию, спустя три года отправился в США, где получил юридическое образование. Там начал свою юридическую практику. В Россию вернулся в начале 90-х годов. Получил юридическое образование экстерном и в 1992 году открыл собственное адвокатское бюро.
 Представлял интересы оппонентов ЮКОСа, экс-сенатора Владимира Слуцкера во время его бракоразводного процесса с женой, бизнесмена Руслана Байсарова по иску об установлении места жительства его сына Дени и многих других. Признан лучшим адвокатом 2003 года по итогам конкурса "Лидер года".

Комментариев нет:

Отправить комментарий