пятница, 15 декабря 2017 г.

Во время обеда канцлера Австрии с руководителями области в запорожском ресторане «Таврия» на сервированный стол вылез таракан…

Каждый человек неповторим не только внешним видом, характером, но и судьба у каждого разная. Иван Евдокимович Колесник  на протяжении 40 лет в качестве врача по гигиене питания  кормил президентов, премьер-министров, секретарей ЦК КПСС, именитых гостей, посещавших Запорожский край.


- В начале 60-х меня неожиданно вызвали в областное управление КГБ, - рассказывал Колесник. – В то время я работал в Запорожской городской санэпидемстанции по гигиене питания. Вызов в такую серьезную организацию, понятно, не сулил ничего хорошего. Ночью накануне плохо спал. Думал: за что же меня могут привлечь к ответу? Кажется, ничего не натворил.

После школы в родном селе Каменское Колесник закончил фельдшерскую школу и тогда же, в 1939 году, бегал на занятия Запорожского аэроклуба. Грянула война. Всех призвали, Колесника – нет. Ходил в военкомат. Там успокаивали – мол, еще призовут. Написал письмо самому Сталину. Вероятно, его перехватили спецслужбы – наконец, призвали, только не на фронт, а в авиашколу. Но участвовать в боевых действиях не довелось. 20 декабря 1945 года возвратился в Запорожье и вновь, как и до войны, работал в городской санэпидемстанции.

В КГБ, по словам Ивана Евдокимовича его сразу же успокоили и недвусмысленно подчеркнули, что ему оказана высокая честь следить за технологией приготовления различных блюд во время приезда высоких гостей в Запорожский край. В задачу врача по гигиене питания входило снятие проб, составление актов выхода конкретного продукта на стол именитых гостей. Не стоит напоминать, рассказывал Колесник, что продукты питания для стола выбирались высококачественные и завозились специально со всей области, а если было нужно, то и из соседних.

Иван Евдокимович имел энциклопедические познания в области продовольствия. Слегка перефразировав  известный лозунг, он пошутил: «Из всех искусств для нас важнейшим является искусство вкусно поесть». Но, предупредил он, нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть.

- В 1974 году, когда в мире было 840 миллионов жертв хронического недоедания, состоялась Первая Всемирная продовольственная конференция, которая провозгласила «неотъемлемое право человека на свободу от голодания», - рассказывал Иван Евдокимович. – Итоги реализации этого права были подведены на Всемирном продовольственном форуме в Риме 22 года спустя. Римская встреча наметила более скромные цели – снизить количество голодающих в 2015 году вдвое, до 400 млн. человек.

Оказывается, в той же, казалось бы, благополучной Америке из 35,5 млн. американцев за чертой бедности в середине 80-х годов более 15 миллионов недоедали. А в бедных районах Азии, Африки и Латинской Америки ежедневно погибают от болезней, вызванных недоеданием, около 40 тысячи человек. И в основе современного голода, оказывается, лежит не дефицит продовольствия, а несправедливость в его распределении.

Невероятно, но факт: ежедневно мы тратим на прием пищи в среднем 1ч. 14 мин. Мифами, по словам Колесника, были всевозможные диеты и массовые кампании против соли, то сахара, то мяса, а бывало – и против еды вообще: мол, голодайте и будете здоровы. Скажем, медики дружно утверждали, что сладкое вредно, а сахар разрушает зубы. Затем столь же дружно заявляли, что сладкое вредно, а сахар разрушает зубы. Затем столь же дружно заявляли, что сладкое великолепно снимает стресс, а сахар к кариесу не имеет никакого отношения. Считалось, что если много пьешь, куришь или работаешь, то станешь импотентом.

Правы те, кто считает, что не знать истории – значит всегда быть ребенком. К примеру, в учебниках истории диетологии есть пример того, что на могиле 112-летнего старика в Древнем Риме красовалась надпись: «Он ел и пил в меру». А в знаменитых Библии и Талмуде о количестве и качестве пищи, съедаемой во время одной трапезы, писалось, что от переедания умирает больше людей, чем от голода. Советовали прекращать трапезу, когда еда доставляет слишком большое удовольствие: «Наполни треть желудка пищей, вторую треть – питьем, а последнюю треть оставь пустой». Этот принцип, говорится далее в трактатах, служит панацеей от апоплексических ударов. А кто растит свой живот, тот растит болезни. Кто брезгует ячменным хлебом и ест только пшеничный – грешник. Словом, трактат большой и мудрый своим содержанием. Кстати, в конце его есть добавление о том, что народ, который живет по этим нормам, не нуждается во врачах.

Не обошли мы с Иваном Евдокимовичем и вопрос о спиртном. По словам Колесника, перед президентом Кучмой ставили бутылку с этикеткой «Боржоми», в которой была водка…

Еще Владимир Киевский говаривал: «Руси есть веселие питии, не может без того бытии». И после большевистского переворота 1917 года новая власть, «отрекаясь от старого мира», все же сохранила привычки царей. Им тоже хотелось жить хорошо и весело. И уж тем более произносить тосты и слышать здравицы в честь себя, любимых.

Нам со школьной скамьи внушали, что Ленин был абсолютным трезвенником. А между тем в молодые годы «вождь мирового пролетариата» не чужд был потянуть в приятной компании глоток-другой доброго вина. Когда в сибирском селе Шушенском, где отбывал ссылку Ильич, решили создать село-музей, долго раздумывали на самом высоком уровне, вводить ли в комплекс мемориала кабак, куда частенько захаживал Ленин. Решили оставить питейное заведение «за скобками», хотя остались записи Анны Ильиничны, сестры Ленина, писавшей матери: «Володя совсем испортился. Вместо молотка пьет кьянти». А в Польше Ленин перешел на более крепкие напитки.

Особо следует отметить в этом вопросе Сталина. Ходили легенды, что он предпочитал только вина типа «Хванчкари». По свидетельству Сергея Микояна, знаменитые ужины у Сталина начинались в 10-11 часов вечера и заканчивались в 3-4 утра. И он требовал, чтобы все пили, считая, что спиртное прекрасно развязывает язык. Молотов вспоминал, что вместе с «вождем» они так напоили руководителя Японии Мацуоки, что его довелось буквально вносить в вагон. Это проводы стоили того, что Япония не стала воевать с СССР.

Главный маршал авиации А.. Голованов вспоминал, как проходил обед в честь приезда Черчилля в Москву. «Тосты следовали один за другим, - рассказывал маршал, - и я с беспокойством следил за Сталиным, ведь Черчилль – известный выпивоха, устроил как бы состязания за столом со Сталиным, кто больше примет спиртного». Сталин пил на равных, и когда Черчилля на руках вынесли из-за стола, «вождь» подошел к Голованову и сказал: «Что ты так на меня смотришь? Не бойся, страну я не пропью, а он завтра у меня будет вертеться как карась на сковородке»…

Хрущев, по воспоминаниям очевидцев, был натурой заводной. Любил на лоне природы посидеть с деятелями литературы и искусства под русскую водку с красной и черной икрой. Согревшись горькой, начинал учить писателей писать, скульпторов – ваять, художников – рисовать.

Еще живы очевидцы того, как Хрущев и Булганин, побывав с визитом в Индии, возвращались домой. Решили передохнуть и заодно посетить Ташкент. Узбекские власти устроили митинг-встречу. Но еще до его начала совершили роковую ошибку – устроили обед. Митинг решено было транслировать по всему Союзу и за рубеж. Конечно, мощные громкоговорители были развешаны по всему Ташкенту… Булганин, по рассказам очевидцев, заснул в президиуме сразу же. Хрущев начал говорить. Но лучше бы он тоже заснул, потому что по мере все большей критики в адрес проклятого империализма Никита Сергеевич все больше матерился. Трезвым руководителям республики пришлось принимать непростое решение: сначала вырубили трансляцию за рубеж, а затем, после пика пламенной речи, в которой преобладали нецензурные выражения, отключили и трансляцию на СССР и по Ташкенту. Многотысячная толпа на площади недоумевала: что это так рьяно размахивает руками на трибуне маленький лысый человек, а не слышно?

За двадцатилетнюю эпоху правления Брежнева под сводами Кремля звучали тысячи тостов, под которые было выпито море горячительных напитков. Ничего не изменилось в этом вопросе и при правлении Ельцина. Его «концерты» в Берлине и во время предвыборной агитации общеизвестны.

Теперь что касается принятия «сухого закона» Горбачевым. История не зафиксировала ни одного главу государства, который бы добился победы в войне против Бахуса. А Горбачев, будучи главой Ставропольского края, куда «на воды» приезжали высшие руководители Советского Союза, был гостеприимным хозяином и не прочь был по традициям кавказского гостеприимства глотнуть на равных со всеми сорокаградусной.

Подытоживая сказанное, можно утверждать, что пьют водку что генсеки, что дровосеки одинаково.

А как вели себя высокопоставленные гости в Запорожском крае? Иван Евдокимович рассказал, что первым клиентом у него был президент Египта Гамаль Абдель Насер. Сопровождал его в поездке по Украине легендарный партизанский командир Сидор Артемьевич Ковпак, в то время занимавший пост председателя Верховного Совета Украины. От запорожцев президента Египта сопровождал первый секретарь райкома партии областного центра и, естественно, переводчик. Кортеж именитого гостя, вспоминал Колесник, запаздывал к обеду где-то на несколько часов. Мы забеспокоились. А причина задержки была прозаической. Египетского президента, оказывается, учили играть в «козла». Эта игра очень понравилась гостю, в особенности финал, когда проигравшие лезли под стол и кукарекали или блеяли. Понятно, что проигрывать приходилось гостеприимным запорожцам.

Во время визита в Запорожье австрийского канцлера Шерфа заместитель председателя облисполкома пострадал, в полном смысле, из-за таракана, который вылез во время обеда в ресторане «Таврия» (находившемся тогда напротив кинотеатра имени Маяковского, возле горисполкома). Виновным в инциденте был признан сопровождавший гостя зампредисполкома. Видите ли, не мог помешать выползанию таракана на обеденный стол зарубежного гостя! Конечно, уволили. Не таракана, естественно. Время было такое, смеялся Иван Евдокимович.

Именитого гостя трудно встречать и кормить по его вкусу. Но в тройне сложнее – гостя иностранного. Необходимо знать, к примеру, что французы тосты поднимают только под бокалы красного вина. Да и представителю Саудовской Аравии не предложишь свиные языки и колбасу из «нечистого» животного.

- Очень стыдно становилось за тех наших руководителей, - говорил Колесник, - которые не умели вести себя за столом. То руками размахивают, то пот с лица утирают, то фужер не так поставят или наливают его до краев. А ведь еще с древних времен люди научились грамотно есть, и это был ритуал. Неумение вести себя за столом характерно не только для уровня областного руководства. В анналы истории вошел пример того, как во время обеда в резиденции президента США Линдона Джонсона в 1964 году, после того как подали перепелок, поставили перед Леонидом Хрущевым хрустальную ладью с подкрашенной голубой водичкой, в которой плавали ломтики лимона – чтобы обмыть руки. Никита Сергеевич, не зная тонкостей этикета, под недоуменные взгляды присутствующих начал вилкой вылавливать дольки лимона и есть их, а когда еще и попытался отпить из ладьи, сообразительный официант быстро унес ладью. Остальные гости, естественно, остались с немытыми руками.

Каждый раз, когда в город приезжал Щербицкий, врача по гигиене питания предупреждали, чтобы на столе не было пива, потому что Владимиру Васильевичу запретили его пить ЦК КПСС.

Частным гостем в городе был Брежнев. Однажды приехал зимней порой. Оглядев праздничный стол хозяйским глазом, Леонид Ильич заметил: мол, к такой выпивке да рачков поиметь. Сказал так, вскользь, но  «в бой» ринулся молодой представитель облпотребсоюза Александр Пеклушенко. Умчался в Новониколаевский район, где специально для Брежнева выращивали раков. Нырял молодец, рассказывал Иван Евдокимович, в прорубь. И таки сумел изловить и привезти, ко всеобщему удивлению именитого гостя, несколько раков!

 За такой подвиг продвинулся тот молодец до кресла руководителя своего ведомства, а позже и в депутаты вышел. И держался там уже не один созыв. О таких «вечных» депутатах один мой знакомый пошутил: «Объясните, почему те, кто «вышел из народа», возвращаются обратно только по приговору суда?»

Первый президент Украины Леонид Кравчук очень даже не прочь пропустить рюмку-другую. Однажды во время ужина, переходившего в завтрак, возжелал пирожков с картошкой. Конечно, заказ исполнили. Но дело было в 4 утра, и Леонид Макарович забыл о нем. Каприз, видите ли. А к капризам именитых гостей, рассказывал Колесник, он за 40 лет привык…

Владимир Махинько

Опубликовано: http://ukrvedomosti.com.ua


Комментариев нет:

Отправить комментарий