пятница, 15 декабря 2017 г.

Суд Манхэттена приговорил заказчика убийства ювелира Эдуарда Некталова

В середине ноября присяжные федерального суда в Манхэттене после шести дней слушаний и недолгого совещания признали пуэрториканца Гектора Риверу виновным в том, что в 2004 году он заказал, а точней  реализовал заказ убийства 46-летнего манхэттенского ювелира Эдуарда Некталова.


65-летнего Риверу доставили в суд из тюрьмы, где он сидит уже 9 из 32 лет за предыдущие преступления, включая грабежи и похищение ювелиров. Сразу оговорюсь, что формулировка “заказал, а точнее, реализовал заказ” – мое словотворчество, поскольку в пресс-релизе прокуратуры кратко сообщалось, что Риверу “признали виновным в приказе убить Эдуарда Некталова”. Эта трагическая история была хорошо известна, а после вердикта 17 ноября стала не эпическим, а юридическим документом. Суть ее сводилось к тому, что вечером 20 мая 2004 года Некталов закрыл принадлежавший его семье ювелирный магазин «Roman & Sons Jeweler» на 47 улице между Пятой и Шестой авеню в квартале, который называют “Бриллиантовым”.

Опуская подробности, скажу, что Некталов вышел на Шестую авеню, где к нему сзади подошел 48-летний рецидивист пуэрториканец Карлос Фортьер и застрелил Некталова, получив за это 10 тыс. долларов. Через три месяца после этого убийства Фортьер стрелял в неназванного мужчину в Бронксе, был арестован, и экспертиза установила, что в обоих случаях оружием был один и тот же пистолет. До суда за убийство Некталова Фортьер не дожил и умер в тюрьме от СПИДа, которым болел много лет. Затем появились два преступника, согласившиеся сотрудничать с прокуратурой каждый по своему делу – израильтянин Рони Амрусси и пуэрториканец Ликсандер Моралес, оба бывшие участники преступной группы еще одного пуэрториканца Гектора Риверы, на котором и замкнулось дело об убийстве Некталова.

Основным свидетелем обвинения стал Амрусси, которого кое-кто считал заказчиком убийства, поскольку, как гласил пресс-релиз прокуратуры, “Ривера распорядился убить Эдуарда Некталова из-за деловых разногласий между Некталовым и одним из преступных соучастников Риверы”, то есть Амрусси. Однако суд был не над ним, а над Риверой, и никаких каверзных вопросов Амрусси не задавали. Отвечая на вопросы обвинителя Джордан Эстес и защитника подсудимого Марка Де Марко, он под присягой показал, что ему “скоро исполнится” 52 года, родился в Израиле, у него одиннадцать братьев и сестра. В США Амрусси попал в 1987 году и с тех пор живет по грин-карте. Родным языком назвал иврит. В Америке женился, его жену зовут Рут, они прожили 25 лет, у них трое детей, и больше года назад они разошлись, но не развелись. Куплей-продажей ювелирных изделий Амрусси занимается лет 25, и совершенные им преступления “были связаны с этой профессией”.

Последний раз Рони Амрусси был арестован в декабре 2008 года, после чего согласился сотрудничать с прокуратурой, и признал себя виновным в грабеже, вымогательстве, мошенничестве и чем-то связанным с оружием. Проведя за решеткой 4,5 года, он был освобожден под залог в июле 2013 года, и ждет приговора, а так как его адвокат представил судье так называемое “Письмо 5-К”, подтверждающее сотрудничество, Амрусси надеется получить “time served” – лишение свободы на уже отсиженный срок, хотя обвинение грозит ему 35 годами тюрьмы. В настоящее время он числится за федеральным бюро тюрем под № 61698-054. Рони Амрусси показал, что сейчас живет в Майами, а в Нью-Йорке жил в районе Астория в Квинсе, где начал с того, что торговал с лотка бубликами, потом пиццей, и уехал в Лос-Анджелес, где стал учиться торговать бриллиантами и дорогими часами, а своим учителем назвал ювелира израильтянина Моше Леви.

Рони Амрусси показал, что с Гектором Риверой он познакомился 23 года назад в Астории, где у Риверы была автомастерская. Они сошлись ближе, так как у обоих дети больны аутизмом, и Ривера проложил ему дорогу на 47-ю улицу, дав деньги на открытие там торговой точки. По словам Рони Амрусси, он был в автомастерской Риверы, когда тот с сообщниками ограбил местных наркодилеров, отняв у них 80 тыс. долларов, и Гектор щедро предложил Рони долю в 10 тысяч якобы только за то, что тот знал об этом. Рони согласился на 5 тысяч, необходимые для путевки в жизнь в “Бриллиантовом квартале”, и позже понял, что был нужен Ривере там, чтобы давать ему наколки на грабежи ювелиров. Амрусси вспомнил, как Гектор Ривера сказал ему, что должен был похитить его из-за долга Моше Леви, но по дружбе не сделал этого, и Рони повезло.

Как сообщила присяжным обвинитель Джордан Эстес, Рони Амруси стал для Гектора Риверы курочкой, которые несла золотые яички в виде “наколок” на грабежи ювелиров. По одной такой наколке был ограблен грузовик почтовой компании FedEx, из которого грабители забрали пакеты с бриллиантами на миллион долларов и коробки с часами Rolex на несколько сотен тысяч. Участвовавший в этом Амрусси, по его словам, так испугался, что у него дрожали колени, за что Гектор Ривера прозвл его “Pollo” – по-испански “Цыпленок”. 

Среди других сообщников Риверы по тому делу я выделил Аркадия Исраилова по кличке “Сухой” которого в нынешнем деле называют по-английски “Flaco”, а по-русски “Suhiy”. Однако затем я получил подтверждение, что к той группе Риверы он прямого отношения не имел, а к убийству Эдуарда Некталова тем более. На перекрестном допросе по делу об этом убийстве Рони Амрусси опознал Исраилова по фотографии и подтвердил, что этот человек на 47-й улице промышлял куплей-продажей в основном часов, среди которых могли быть краденые, но не более того.

Подходя к сути дела, Амрусси показал, что в 2003 году в Майами он купил у колумбийцев за 80 тыс. долларов несколько пар серег с бриллиантами, которые привез в Нью-Йорк и хотел продать на 47-й улице за 100-110 тысяч. Он знал, что это “темные”, то есть краденые серьги, но не знал, у кого. Покупателем Рони выбрал магазин семьи Некталовых “Roman & Sons Jeweler” и принес туда, кажется, одну пару, чтобы договориться. В магазине были Роман Некталов с сыновьями Львом и Эдуардом и, увидев эти серьги, Эдуард узнал в них свои, которые колумбийцы отняли у него в Майами при грабеже. Некталов потребовал вернуть все серьги, на что Рони ответил, что про грабеж ничего не знал и согласен вернуть, если ему вернут то, что он заплатил, то есть 80 тысяч долларов. По словам Рони, Эдуард Некталов заявил, что если им не вернут серьги, они заявят в полицию, и Амрусси сообщил об этом своей “крыше” Гектору Ривере.

Рони Амрусси также показал, что Ривера запретил ему возвращать деньги и позвонил Эдуарду Некталову, сообщив, что он крышует Амрусси, и посоветовал отстать от него. Вскоре после этого, по словам Рони, когда на 47-й улице он подходила к магазину Некталовых, они, без уточнения, кто именно, сильно избили его. У семьи Некталовых на этот счет другая версия, но, повторяю, я излагаю материалы дела. Затем, продолжал Рони Амрусси на перекрестном допросе, его и Пинхуса Малаева арестовали по подозрению в хранении краденого. Он провел день в КПЗ и адвокат забрал его без залога, а дело закрыли. Как написал в газете New York Post 25 ноября Брэд Хамилтон, который был очевидцем убийства Некталова и 13 ноября дал свидетельские показания в суде, Некталовы избили Амрусси на улице “в унизительной разборке”, а “Ривера увидел в этом угрозу своей власти и поклялся отплатить”

Примерно через год Эдуарда и Романа Некталовых арестовали и обвинили в связях с колумбийской наркомафией, что позже не подтвердилось. Но, как показал на допросе Рони Амрусси, тогда “крестный отец” сказал ему, что сейчас самое время разобраться с Эдуардом Некталовым, который может сотрудничать с властями. Ривера пояснил, что если Эдуард исчезнет, в этом заподозрят колумбийцев, и Амрусси согласился, сказав: “О`кэй”, но, не имея в виду, убийство. По его словам, за день до убийства Некталова к нему подошел некий Борис, торговец монетами на 47-й улице, и предложил помириться с Некталовым. На следующий день в 7.25 вечера Карлос Фортьер застрелил Эдуарда Некталова на Шестой авеню рядом с 47-й улицей по заданию Ликсандера Моралеса, который в 7.34 позвонил Ривере и сообщил, что “бейсбольный матч окончен”. В 7.42 Ривера позвонил Рони Амрусси, сказал, что им нужно встретиться, и назначил встречу в районе Джексон-Хайтс в Квинсе. В заключительной речи помощник федерального прокурора Джордан Эстес сообщила присяжным, что на этой встрече Ривера сказал Амрусси, что после убийства Некталова “мы с тобой унесем это в могилу”, после чего Рони “заплакал, так как никогда не просил подсудимого убивать ради него”.

По словам Амрусси, это сообщение так потрясло его, что он поехал ночевать к своему другу израильтянину Зайону Овадии, жена которого дала Рони снотворное. Позже туда приехала его жена Рут. На следующий день Рони встретился в Риверой, и, как заявил присяжным во вступительной речи помощник федерального прокурора Скотт Хартман, Ривера объяснил Амрусси, что “дал добро на это убийство ради него, и потребовал 150 тыс. долларов, которые ему нужно отдать за свой долг. Из страха за свою жизнь, Амрусси дал ему эти деньги”, которые ему дала Рут, взяв из своего сейфа в банке. Когда именно были взяты эти деньги, в деле не уточняется, хотя это важно, но в заключительной речи Джордан Эстес подчеркнула, что, по словам Рут, “Амрусси попросил деньги после совершения убийства”. На перекрестном допросе Рони Амрусси сказал, что передал Гектору Ривере 150 тыс. долларов в коричневом бумажном пакете.

“Как вы услышали от Ликсандера Моралеса, – сказала присяжным помощник манхэттенского федерального прокурора Джордан Эстес в заключительной речи, – вскоре после убийства он встретился с подсудимым (Гектором Риверой) и получил от него бумажный пакет, полный денег. Ему заплатили 20 тыс. долларов. А Фортье, по его словам, достались только 10 тысяч”... Такова версия убийства Эдуарда Некталова в изложении свидетеля обвинения Ронни Амрусси, который сотрудничает с федеральной прокуратурой и в правдивости которого обвинение убедило присяжных показаниями других свидетелей и логикой здравого смысла, к которому призывали обвинители.

Все остальные версии имеют право на существование в качестве слухов. В предыдущей статье я, со ссылкой на один такой слух от своего источника, написал, будто Ронни Амрусси виделся с Карлосом Фортье и через витрину магазина Некталовых на 47-й улице указал ему, в кого именно из двух братьев нужно стрелять. Эта фраза очень не понравилась Алану Футерасу, адвокату Рони Амрусси, и он оказался прав – в деле я не нашел подтверждения этому, а на допросе Амрусси сказал, что Эдуарда Некталова убил какой-то “парень со СПИДом”. Так что, как говаривали в бывшем СССР после выхода в 1959 году фильма с таким названием, “исправленному верить”.

Александр Грант, Русская реклама

Комментариев нет:

Отправить комментарий