суббота, 1 октября 2011 г.

МОХНАТЫЙ ОПЕКУН. Из блокнота журналиста

 
Встретиться  с  медведем  в  тайге  без  ружья  не  каждый  охотник  отважится.  Медведь  -  зверь  непредсказуемый. Но,  оказывается,  и  он  бывает  не  страшен,  если  с  ним  по – доброму  обходиться.  Во  всяком  случае,  мне  приходилось  наблюдать   такую  ситуацию.  И  не  один  раз.


В  конце  70-х  жил  я  в  Якутии  на  станции  Золотинка,  работал  на  строительстве  БАМа.  Природа  там,  скажу  я  вам,  неописуемая.  Глядишь – не  нарадуешься.  Особенно  там  хорошо  летом  и  осенью,  когда  все  кругом  цветет  и  поет.  В  такое  время  побродить  по  тайге – сплошное  удовольствие:  и  отдохнешь  как  следует,  и  домой  не  с  пустыми  руками  вернешься.  А  добра  там  всякого  хватает.  И  грибы   есть,  и  ягоды,  да  и  рыба  разная  водится   в  тамошних  озерах. В  общем,  все  есть,  только  не  ленись – бери.  Мы  с  товарищами  по  бригаде  любили  проводить  свои  выходные  дни  в  тайге,  на  природе. Выбирались  на  нашу  излюбленную  поляну,  разводили  костер,  жарили  шашлыки,  варили  уху,  собирали  ягоды.  В  общем,  отдыхали  по  полной  программе.  Там  и  произошло  наше  знакомство  с  Потапычем.
 
Поляну  нашу  стеной  окружали  деревья  и  кустарники.  И  вот  однажды  кто-то  из  нашей  кампании  заметил,  что  в  одном  месте,  метрах  в  двадцати  от  нас,  куст  шевелится.  Было  такое  впечатление,   как  будто  за  ним  кто-то  прячется.  Естественно,  все  насторожились,  тревожно  стали  приглядываться.  Куст  снова  зашевелился,    из-за  него   показался  черный  нос  какого-то  крупного  зверя.  Хотя  я  был  не  один, и  ружье  у  нас  было,  все равно  стало  как-то  не  по  себе.  Наверное,  от  неожиданности  и  неизвестности  происходящего.

Ситуацию  прояснил  Федор  Ковалев,  водитель  КАМАЗа,  единственный  местный  житель  в  нашей  бригаде.

- Ничего  страшного,  хлопцы, - успокоил  он  нас. – Это  Потапыч  в  гости  к  нам  пожаловал.  Учуял  запах  ухи,  вот  и  пришел.  Надеется,  что  и  ему  что-то  перепадет.


 
Когда  уходили  домой,  по  совету  Федора,  налили  ухи  в  казанок,  бросили  туда  остатки  шашлыка  и  поставили  недалеко  от  куста,  в  том  месте,  где  прятался  медведь.

На  следующий  выходной  история  повторилась.  Только  теперь  Потапыч    вел  себя  смелее.  Он  не  только  высовывал  нос из-за  кустов,  но  и  сам  показывался  чуть  не  во  весь  свой  громадный  рост.  Агрессии  при  этом  не  проявлял,  вел  себя  спокойно,  терпеливо  дожидался  от  нас  очередного  гостинца.  По  примеру  Федора  некоторые  смельчаки  отваживались  подходить  к  кустам,  оставляли  там  кусок  мяса  или  рыбы.  А  потом  мы  с  интересом  наблюдали,  как  это  мясо  тут  же  исчезало,  схваченное  высунувшейся  мохнатой  лапой.

- А  может  ухи  ему  отнести? – предложил  кто-то из  кампании.
 
Федор  молча  поднялся,  взял  казан,  налил  в  него  немного  ухи  и  направился  к  кустам.  Почуяв  запах  деликатеса,  Потапыч  не  смог  удержаться  от  соблазна.  Не  обращая  внимания  на  приближающегося  человека,  он  высунул  нос,  жадно  втягивая  исходящие  от  казана  ароматные  запахи.  А  когда  Федор  опустил  казан  на  землю  и  повернулся,  чтобы  идти  обратно,  косолапый  высунулся  из  укрытия,  ловко  подхватил  обеими  лапами  казанок  и  снова   скрылся  за  кустами.  И  совсем  удивил  нас  Потапыч  тем,  что  минут  через  10-15  выставил  пустой  казан  на  поляну.

Такие  спектакли  продолжались  все лето.  Мы  привыкли  к  медведю,  а  он  привык  к  нам.  И  когда  в  очередной  раз  мы  приходили  на  поляну,  Потапыч  уже  не  стеснялся  нашего  присутствия.  Правда,  Рубикон  он  не  переходил,  всегда  оставался  за  кустами,  но  высовывал  уже  не  только  нос,  а  и  голову и,   вообще,  всячески  старался  напомнить  о  себе:  то  шелестел  ветками,  то  добродушно  урчал,  а  то  ни  с  того,  ни  с  сего  появлялся  из-за  куста  во  всей  своей  красе,  топтался  на  месте,  мотал  головой  и  снова  нырял  в  кусты.

- Пока  медведь  здесь, - просвещал  нас  опытный  Федор, - бояться  нам  нечего.  Никакой  зверь  не  подойдет  к  поляне,  потому  что  это  территория  нашего  Потапыча.

Когда  наступили  холода,  наши  вылазки  на  природу  прекратились.  О  Потапыче  теперь  мы  вспоминали  только  в  разговорах.  Правда,  надежды  на  новую  встречу  с  ним   будущим  летом  не  теряли.  К  сожалению,  она  не  состоялась.


Где-то  уже  к  концу  зимы  по  Золотинке  разнесся  слух,  что  кто-то   обворовал  продуктовый  склад,  который  находился  за  поселком,  рядом  со  стройплощадкой.  Говорили,  будто  бы  ночью  воры   сняли  со  склада  двери  и  утащили  их.  Заодно  прихватили   и  пару  ящиков  с  печеньем  и  сгущенным  молоком.  Набеги  ночных  «гостей»   повторялись  несколько  раз.  Решили  устроить  засаду.  И  каково  же  было  удивление  участников  этой  акции,   когда  они  увидели  в  образе  вора  медведя.

Оказывается,  это  был  медведь–шатун,  поднятый  охотниками  из  берлоги   преждевременно.  В  поисках  пищи  шатуны  приближаются  к  человеческому  жилью.  Именно  голод  заставил  медведя  пойти  на  кражу.  А  что  ему  оставалось  делать?  Ведь  голод  не  тетка.  Как  мы  потом  узнали,  убитый  охотниками  большой  бурый  медведь  по  всем  приметам  был  похож  на  нашего  старого  знакомого  Потапыча.  А  может,  это  был  и  не  он.   Только  на  нашей  поляне  Потапыч  больше  не  появлялся,  хотя  мы  и  ждали  его  все  лето… Эту  занимательную  историю  рассказал  мне  запорожец  Павел  Клочко.

Николай  Зубашенко, журналист
  

Комментариев нет:

Отправить комментарий