вторник, 6 декабря 2011 г.

ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО, второй секретарь ЦК Компартии Украины Г. Харченко: Леонид Кравчук вышел из КПСС задним числом. Интервью, взятое 20 лет назад.

 
У Григория Харченко было много титулов. Мэр Запорожья, второй секретарь ЦК Компартии Украины, член Политбюро ЦК, народный депутат СССР, первый секретарь Запорожского обкома, председатель Запорожского областного Совета народных депутатов, член Комиссии Верховного Совета СССР по вопросам госбезопасности и обороны, заместитель заведующего Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС. После известного августовского путча и развала Союза титулы исчезли, исчез  и сам Григорий Харченко. На фото: Г. Харченко  (второй слева) во время встречи Л. Брежнева на вокзале в Запорожье. Справа от Генсека - первый секретарь Запорожского обкома КПУ М. Всеволожский.  


Появились слухи. Самые противоречивые. Одни говорили, что Г. Харченко за связь с ГКЧП арестован, другие – что он, наоборот, жив-здоров и работает в Москве начальником международного аэропорта «Шереметьево», и что его даже однажды показывали по телевизору в составе группы официальных должностных лиц, встречавших Президента России, а третьи…

В общем, были и третьи, и четвертые, но пересказывать слухи и домыслы не буду, неблагодарное это занятие. Я разыскал, правда, с большим трудом в Москве бывшего народного депутата СССР от Запорожской области – это был его последний титул из перечисленных выше – Григория Харченко, теперь уже не запорожца, а москвича с постоянной пропиской и задал ему ряд вопросов. Вашему вниманию предлагаю фрагменты диктофонной  записи состоявшегося разговора.

- Григорий Петрович, в Запорожье ходят разные слухи о вашей судьбе. Мне сказали, что вы работаете начальником аэропорта «Шереметьево» в Москве…

- Нет (смех в трубке). В Запорожье знают мои телефоны. Я никуда не прятался. Живу с семьей в Москве, работаю в Российском Союзе промышленников и предпринимателей. Это бывший научно-промышленный Союз СССР.

 
- Где президентом  Вольский?

- Да, Вольский Аркадий Иванович. После августовских событий я в Киеве оставаться не мог. В том числе, и по идейным соображениям, потому что не разделял того, что началось на Украине. Для меня самое страшное – это «расцвет» того, что ведет к национализму, к обособлению. Я не знаю, как наша «нэнька» выживет в этой ситуации, но то, что сегодня…, то, против чего я предупреждал, что самое страшное для меня – это уроки Карабаха, попытки поссорить два народа. Чем закончилась ссора между теми – всем ясно, но вот то, что сегодня все делается, чтобы поссорить два великих народа – украинцев и русских… Я считаю, что большего преступления не может быть. Можно поступиться всем, чем угодно, но только не вековой дружбой и братством. Это будет трагедия для десятков миллионов людей. Я уехал из Киева. Работу там никто никому не собирался давать, и попытки устроиться не приводили ни к каким результатам.

- Говорили, что в связи с августовскими событиями в отношении первого секретаря ЦК КПУ Гуренко…

- Что его арестовали?
- Да, возбудили уголовное дело. В том числе и против вас. Были такие попытки?

- Нет. Ну, какие ко мне могут быть попытки! Я в то время был в отпуске в Бердянске, практически только 20 августа приступил… вызвали меня в Киев. Никакого дела не было.

- Вы были вторым лицом на Украине. Ваше отношение к событиям, развернувшимся вокруг дележки Черноморского флота?

- Я думаю, что этот вопрос раздут искусственно. Я с самого начала не верил в СНГ. Три человека распустили Советский Союз, ликвидировали конституционный строй и объявили о создании СНГ. Три человека?! Я считаю, что это грубейшее нарушение вообще всяких норм. И конституционных, вне всякого сомнения.

Я думаю, что та декларация, которую они составили, это фактический обман. Возьмите те 7 пунктов о прозрачности границ, о едином экономическом пространстве, о единой армии – что там еще? – о единой банковско-финансовой системе и так далее. Все это лопнуло, как мыльный пузырь. Нету СНГ. Н-е-т-у! Есть национальные квартиры, есть драчка – и больше ничего.

Вот потому я считаю, Черноморский флот использован силами с одной стороны и с другой для того, чтобы поссорить два народа и вселить недоверие, подозрительность друг к другу. Этот вопрос можно было тихо, спокойно решить за закрытыми дверями, без прессы – извини! – договориться обо всем и Кравчук мог сказать: Украине все равно нужен флот пограничный, флот береговой охраны для охраны важных экономических сооружений на Черноморском побережье. И все.

А они – национализировать. Вообще-то и Украине могут предъявить претензии, потому что на Украине развернуты три мощнейших пограничных округа, которые имеют самое большое количество стрелкового вооружения. Кстати, об этом уже пишут, что там до 30% стрелкового оружия бывшей Советской Армии, танков и так далее, и так далее. Это все надо было совершенно по-другому решать, не упускать этого дела, не делать предметом спекуляции и натравливания одного народа на другой. Я категорический противник всего этого.

- Вы по-прежнему остаетесь сторонником идеологии Компартии, в которой состояли продолжительное время?

- Я не меняю своих убеждений. Я могу отказываться от каких-то постулатов, которые были анахронизмом, которые тормозили демократизацию и прочее. У меня своя позиция, я ее высказал открыто на последнем пленуме ЦК КПСС.

-В Запорожье объявилась подпольная организация партии коммунистов…

- Это та, что Мороз организовал (Мороз – бывший лидер группы «239» в парламенте Украины, народный депутат – прим. авт.)?

-Нет, та партия называется социалистической. Я говорю вот почему. На Украине Компартия не существует, так называемая партия коммунистов - в подполье. Между тем, в России легально существует Российская компартия. Если вы придерживаетесь тех же взглядов, значит, вы являетесь членом Российской компартии?

- Нет, пока я не разберусь во всех этих вопросах, я считаю себя членом КПСС. Я не вижу пока сил, которые бы заменили КПСС. А другое… Все это раздроблено на куски и я не знаю, соберутся ли эти осколки.


 
- Вы работали в ЦК с Леонидом Кравчуком, оба были членами Политбюро. У него были тогда другие взгляды, сейчас он их пересмотрел. Кстати, вы смотрели на днях по  «Останкино» передачу «Телевизионное знакомство» с участием Леонида Кравчука?

- К сожалению, нет. Я ехал в тот момент в поезде, был в Ленинграде. Мне рассказывали. Сказали, что Урмас Отт за полтора часа так и не понял Кравчука. Это сложный человек, он неискренне вел себя в те трагические дни для всех, и для него они были трагическими. Но этот его выход из партии задним числом неискренен. Задним числом потому, что 22 августа товарищ Кравчук сидел за столом Политбюро и правил заявление Политбюро Компартии Украины по поводу происшедших событий.

- Вы это видели лично?

- Я был членом Политбюро, он сидел напротив меня и правил заявление Политбюро.

- С осуждением ГКЧП или в его поддержку?

- Да, с осуждением ГКЧП и так далее. Оно потом было опубликовано.

- Что вы этим хотите сказать?

- То, что он был членом Политбюро ЦК КПУ, и то, что он подал заявление на пленум, который говорят, в подполье проходил. А он, я имею в виду последний пленум ЦК Компартии Украины, проходил легально, нормально. Он на этот пленум прислал заявление, чтобы его освободили от обязанностей члена Политбюро и члена ЦК. А потом задним числом объявил о том, что еще 19 августа вышел из партии. А 22-ого сидел и правил постановление Политбюро. Вот отсюда и мое отношение. В крайнем случае, я считаю, что он, как и все другие, поступил неконституционно и вопреки всем законам.

- Но это было решение не его, Кравчука, лично, а Президиума Верховного Совета Украины. Голосовали все. Но оставим политику. На какой должности вы сейчас работаете?

-Я эксперт Российского Союза промышленников и предпринимателей. Долгое время не мог найти работу и только 3 января устроился.

- Трудности в трудоустройстве были связаны с вашим партийным прошлым?

- Нет, я не хочу на это грешить. Я, в общем-то, находил поддержку у многих своих товарищей, которые работали в различных министерствах и ведомствах, других государственных структурах. Но они говорили, что все будет меняться и советовали искать работу вне государственных структур бывшего Союза и России. Поэтому я теперь в Союзе промышленников и предпринимателей. Ты говоришь, Союз промышленников богатый? Не очень богатый, после развала СССР научно-промышленный Союз СССР распался, вышли многие его члены, взносы сократились, хватает проблем, как и везде. Я вот недавно прилетел из Целинограда. Уровень заключения договоров на периферии 10-12%. В связи с этим производственники говорят, что при таком проценте комплектации выпуск продукции составит 7-10%. А как определяется уровень жизни в Запорожье?

- Бешеными ценами определяется.

- В Москве тоже тяжелейшая жизнь. Столица превратилась в самую настоящую клоаку. В полном смысле. Начиная от вокзалов. На каждом – тысячи бомжей. Я уже не говорю о калеках, инвалидах. Такая картинка. На станции метро «Октябрьская» - капитан запаса, инвалид Отечественной войны, в сталинском кителе с орденами, медалями и плакатиком над головой: «Милостыню не прошу. Прошу средств для выживания». У него на кителе красная нашивка – тяжелое ранение. У меня сердце зашлось, думаю, до чего мы дожили! Ну, ладно, бомжи – это уж такое – они были у нас всегда. А это защитник Отечества пошел просить милостыню. Это конец обществу. Я считаю, что наша Родина вступила в трагедийную полосу.  Кстати, если будешь печатать, позвони, чтобы я узнал, что в газете напечатают из нашего разговора. Как интервьюируемый, я имею на это право.

***

Когда материал был подписан к печати, я позвонил в Москву. Г. Харченко сразу взял трубку. Теперь у него не было ни приемной, ни секретаря.

- Да, все что я говорил, изложено точно. Но я не согласен с тем, что ты меня называешь в начале интервью бывшим народным депутатом СССР. А что, есть на Украине решение о лишении народных депутатов СССР полномочий? Я бы это убрал.

Я не согласился и оставил. Бывший Союз, бывший Верховный Совет. И бывший народный депутат СССР. Все соответствует действительности. Как и то, что бывший член Политбюро, бывший второй секретарь ЦК КПУ теперь эксперт у зарождающейся русской буржуазии. И этим все сказано.

Валерий Полюшко, специальный корреспондент  (18.02.92 г.)


ОТ АВТОРА. Некоторые фрагменты разговора, касавшиеся личной жизни Г. Харченко в Киеве и Москве, сокращены по его просьбе. После публикации этого интервью в одной из киевских газет, телефон в моем рабочем кабинете долго не давал покоя.

Правые совестили меня по полной программе, не стесняясь резких выражений за то, что я вытащил на страницы газеты рьяного партаппаратчика и коммуниста и тем самым нанес ущерб независимости Украины и национальной идее. Левые же наоборот, высказывали слова благодарности за то, что  «в пику официальной пропаганде о святом облике Л. Кравчука» и его «продажности националистам журналист не побоялся» дать слово правды и секретарю ЦК Компартии Украины.

А один из популярных киевских журналов предложил мне сделать ряд интервью с бывшими, среди которых называлась и бывший председатель Верховного Совета УССР Шевченко.

Интервью попало в Москву в здание на Старой площади, где, наверное, и сейчас находится штаб российских деловых округов – Российского Союза промышленников и предпринимателей.

Позднее Григорий Харченко несколько раз приезжал в Запорожье в качестве представителя Союза промышленников и предпринимателей России для ведения деловых переговоров.

По имеющейся информации,  поездка представителей Запорожской области – руководства облгосадминистрации и города в Москву и подписание договора о сотрудничестве с правительством Москвы не обошлась без Григория Харченко.

Изменилась и Москва – столица России теперь не клоака, а самый богатый и сытый город соседнего государства. Провинции же в России, как и на Украине, нищие и голодные, как и прежде, заняты не политикой, а самовыживанием.

ДОСЬЕ.

ХАРЧЕНКО ГРИГОРИЙ ПЕТРОВИЧ. Родился в 1936 году в Киевской области. После окончания Московского института инженеров железнодорожного транспорта работал на Запорожском электровозоремонтном заводе. В комсомоле прошел путь от секретаря комитета комсомола до первого секретаря обкома.
С 1967 года на партийной и советской работе. В 1971—1974 годах председатель Запорожского городского исполнительного комитета. С 1974 года секретарь по промышленности, в 1976—1986 гг. второй секретарь Запорожского обкома КП Украины. В 1986—1987 гг. инспектор ЦК КПСС, в 1987—1988 гг. заместитель заведующего Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС. В 1988—1990 годах первый секретарь Запорожского обкома КП Украины. В 1990 году председатель Запорожского областного совета. В 1990—1991 годах второй секретарь ЦК КП Украины. Депутат Верховного Совета УССР двух созывов, народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР, председатель подкомитета по государственной безопасности Комитета по обороне и госбезопасности. С начала 90-х годов - директор Промышленно-финансовой компании, вице-президент страховой компании, советник Президента РСПП, заместитель руководителя аппарата депутатского объединения «Народовластие» Государственной Думы. С 2001 года - вице-президент, руководитель аппарата Российского союза товаропроизводителей. Председатель исполкома Международного союза товаропроизводителей. Награжден четырьмя орденами и тремя медалями СССР. Имеет ряд печатных работ и публикаций по проблемам механизации и автоматизации производственных процессов.


















Комментариев нет:

Отправить комментарий