понедельник, 5 декабря 2011 г.

АЛЕКСАНДРА КУЖЕЛЬ: Я больше ни одному уроду служить не буду

 

После выхода из партии Кужель переехала еще раз. Ее новый офис находится в здании одного из киевских машиностроительных заводов, в коридорах которого стоит крепкий запах карбида кальция, а за окнами — угнетающий пейзаж украинского предприятия. В последний раз Александра Кужель назначала интервью журналистам “Украинской правды” в партийном офисе “Сильной Украины” Сергея Тигипко в центре Киева. Тогда кабинет заместителя главы партии был заставлен коробками — шел процесс переезда.

Однако в октябре Тигипко сдал свою “Сильную Украину” Партии регионов, и Кужель громко хлопнула дверью. Она достаточно резка в своих оценках — представителей власти Кужель считает мародерами, и Тигипко для нее теперь — один из них.
После выхода из партии Кужель переехала еще раз. Ее новый офис находится в здании одного из киевских машиностроительных заводов, в коридорах которого стоит крепкий запах карбида кальция, а за окнами — угнетающий пейзаж украинского предприятия.
Кужель, которая еще полгода назад неистово защищала Тигипко и прогнозировала его президентство, говорит: “Главный вывод, который я сделала — сказала себе самой, что я больше ни одному уроду служить не буду”. Она все так же тепло отзывается о Юлии Тимошенко и считает, что с ней обошлись несправедливо. “Никто честнее не украл”, — утверждает Кужель. А вот президента Виктора Януковича, по ее мнению, держат в страхе: “Кому-то очень выгодно, чтобы президент боялся, чтобы он жил в изоляции от людей”.
Она создает свою гражданскую организацию, ориентированную на средний класс. В то же время, Кужель не собирается идти в парламент по мажоритарке. “Не пойду. Не интересно, не хочу”, — говорит она. Однако и не исключает поход в Раду по спискам оппозиции. 22 ноября, в 7-ю годовщину Майдана к Кужель как к Ленину ходоки собрались предприниматели. Она раздала им свою хартию и рассказала, как правильно выдвигать требования власти.
— Сегодня все звонят, спрашивают: “Так что, где собираемся, что делаем?”. Но почему-то никто не вспоминает, что я никогда не стояла на Майдане, — говорит Кужель, перекладывая папки с документами на столе.
Я знала, что из Ющенко ничего не выйдет
- А как вы тогда отнеслись к Майдану?
— Я ни минуты не каюсь, что не призывала голосовать за Ющенко. Просто знала, что он не сможет оправдать доверие людей, которые его поддерживали. И еще тогда с ним на сцене Майдана стояло множество людей, которые просто были не способны управлять страной. Но есть один момент, который не могу исправить. Я с вами не “виборювала” свободу. Вот ту, которую мы все вкусили за эти четыре года. Только утратив эту свободу, с каждым днем теряя те ростки демократии, которые посеял Майдан, понимаю и ценю это главное достижение оранжевой революции. И сейчас я готова ради их сохранения бороться до последней капли крови.
- А почему у вас было такое отношение к Ющенко?
— Это не были эмоции. Повторяю, я с ним долгое время работала, я знала, что он просто неспособен. И я видела людей, которые стояли рядом с ним. Таких, как Кинах, Мороз, которые я знала, ничего не изменят. Я также была очарована Ющенко, только это случилось задолго до Майдана, когда Виктор Андреевич стал премьером. Прекрасно помню то чувство “полета”, готовности немедленно включиться в работу, чтобы быстро провести изменения, которых так ждала страна. И как мы все тогда решили, что будут перемены, сидели, чертили шахматку — я, Тигипко, Ющенко, Рыбачук, все молодые — представляли новое правительство, которое как рванет! (смеется, вспоминая).
- И почему не рвануло?
— (Кужель берет ручку и бумагу и рисует пирамиду). Есть такая пирамида: 95% — это пассивное население, 3% — активный предпринимательский слой, 1,5% — люди, которые умеют говорить. И только 0,5% составляют люди, которые могут правильно сформулировать цель. Так вот эти люди (1,5%) они чаще всего не могут сформулировать цель, они способны лишь рассказать о ней, оформить ее словесно. Ющенко был вот этим человеком — из 1,5%, которые умеют только говорить.
Приведу только один пример, после которого я поставила крест на Ющенко. В тот год я активно внедряла регуляторную политику. Был указ президента, но я видела, что ничего не двигается. Предварительно объяснив ему по телефону цель посещения и получив полную, казалось бы, поддержку, я записалась на прием к Виктору Андреевичу. Он сказал: “Да, давай”. После этого я в приемной просидела 9 часов. Каждый раз Виктор Андреевич, выходя — а мы были большими друзьями — говорил: “Шурочка, ти ж рідна, ти ж розумна. Дай мені з'їздити в ботсад (когось там поздоровити)”. Я отвечала, что все равно дождусь.
- Дождались?
— Я просидела 9 часов. Меня кормила охрана, меня все жалели, давали почитать газеты, а я все сидела. Поздним вечером он собрался домой и тут видит меня: “Шурочка, я завтра лечу до Польщі. Сьогодні все, нічого не розумію, виснажився. Полетиш з нами”. Полетіли. У літаку він сказав, що не підготувався до промови і мусить почитати. Потім він 2 дні провів у зустрічах. І лише по дорозі назад я змусила його прочитати. Сказала: хоч помирайте, але читайте. Він почитав і сказав: “Все, готуй нараду. І всіх поставимо як треба”.
Мы две недели без сна готовили это расширенное заседание Кабмина. Серьезнейшее же событие! Был приглашен посол США, представители других организаций, МВФ. Я написала Виктору Андреевичу, что говорить. Все пришли, собрались гости. 15 минут Виктора Андреевича нет, 25 — его нет. Ехануров, Митюков сидят, хихикают.
Тут Ехануров говорит: “Кужель начинай!”. А я говорю: “А какой смысл? Людям нужна позиция премьера”. В общем, пошла таки выступать. Полчаса докладывала. Потом еще Ехануров выступил. И тут наконец-то заходит Виктор Андреевич. Он выступал по теме ровно 3 минуты, а потом еще 1,5 часа рассказывал о… паленой водке. И, не приняв никаких решений, закрыл заседание… После этого мои сотрудники ко мне подошли и сказали: Александра Владимировна, больше мы для Ющенко ничего готовить не будем.
- И тогда вы поняли, что толку с него не будет?
— Это только один пример, а их было множество. Все они складываются в систему.
- Как вы думаете, команда Ющенко потерпела крах только из-за его неорганизованности? Ющенко всегда говорил, что Тимошенко его ошибка…
— Ющенко — провинциал. И самый большой у него недостаток был — не то, что у него рядом была Юлия Тимошенко, а то, что он просто терпеть не может конкуренции. Во-первых, он не прощает обид. Во-вторых, он не позволит рядом с собой кому-то сверкать еще. Такой же Мороз. Он всегда шел на конфронтацию с Кучмой.
С другой стороны, Ющенко понимал, что революцию-то сделала Тимошенко. Он-то ничего не сделал, чтобы стать президентом. Она была тем харизматичным лидером, за которым пошел народ. Потенциал Тимошенко, кстати, я тогда не смогла оценить в полной мере. Мы знали друг друга только как депутаты. Она приглашала меня идти с ней в 1997 году. А в Кабмине при Ющенко я даже в ее кабинет не заходила.
В Кабмине Ющенко она работала недолго, хотя смогла сломать всю теневую схему в энергетике. Она одна знала ее изнутри, и могла с ней бороться. Поэтому Ющенко и взял ее тогда в Кабмин.
Был только один эпизод, выходящий за рамки обычного знакомства. Это случилось на заседании Кабмина, когда Тимошенко отправляли в отставку. Официально об этом еще не было объявлено, но, как водится, все были в курсе. И еще в этот момент находился под арестом ее муж.
Осень, а в Кабмине не топят. Мы все задубли. И Юлия Владимировна сидит абсолютно голубого цвета, обледеневшая. И как только она что-то говорит, мужчины сразу “хи-хи-хи”. Знают же, что ее уволят.
Потом Ющенко объявил перерыв. Мы вышли. Мы даже не говорили с ней до этого, я и в кабинет-то ее никогда не заходила. Я взяла ее за руки. Мне просто по-человечески хотелось ее как-то согреть, успокоить, поддержать.
И я говорю: “Юля, я представляю, как тебе тяжело. Мы собираемся в женскую парную. Мы там собирались поболтать. Вера Ульянченко приходила. Приходи и ты! Просто погрейся”. Этот момент засняли множество телеканалов, сюжет вышел в эфир.
После этого страна разделилась на два враждующих лагеря: одни благодарили меня за поддержку Тимошенко, другие (их было гораздо больше) — объявили, что я такая же воровка, как и Тимошенко, раз держу ее за руку. А на самом-то деле, в моем поступке не было ничего политического — просто человеческое сострадание.

- Вы в свое время были в комиссии по ЕЭСУ. Скажите, есть ли там материалы, которые доказывают, что в действиях Тимошенко есть криминал?
— Криминал — это когда в середине 90-х годов всех отстреливали. А по поводу финансового становления вопросы есть не только к 100 богатейшим гражданам Украины, но и к тем 500, фамилий которых мы с вами и не знаем. Никто из них честнее не украл!
- А, что по-вашему, стоит за попыткой привязать Тимошенко к убийствам Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана?
— На самом деле, это, конечно, уже глупость. То, что Лазаренко был в этом заинтересован — это понятно, потому что шел жесткий передел рынка — то, что и сейчас происходит. А Тимошенко это не нужно было. Они ей абсолютно не мешали. Они к ней достаточно спокойно относились, нормально общались.
Тимошенко и Лазаренко — это уже тогда было не одно и то же. В тот период Юля уже создавала свою “Батькивщину”, их пути разошлись. Помню по “Итере” только один разговор с покойным Женей Щербанем. Я была тогда в следственной комиссии по ЕЭСУ, прилетела в аэропорт и встречаю Женю из Лондона. Говорю: “Женька, ты мне обещал дать материалы по “Итере”. А Женя меня обнял и говорит: “Сашенька, я очень хочу, чтобы ты была жива”. Через две недели его убили…
- Как вы думаете, власть выпустит Тимошенко?
— Не верю. Если бы они хотели, они бы уже это сделали. Я боюсь, чтобы они ее просто не уничтожили.
- Зачем им это?
— Есть же люди, патологически получающие удовольствие от уничтожения соперника…
- А Янукович — такой?
— Может быть, да. Не только он. Такой же Мороз. Он получает патологическое удовольствие от уничтожения соперника. Мне кажется, такой Колесников.
- Вы сейчас с Кучмой общаетесь?
— Всегда с удовольствием, если есть возможность попить чаю…
- Он не жалеет о том, что в 2004-м выбрал Януковича кандидатом?
— Я спросила Леонида Даниловича: “Почему вы так столкнули страну, почему назначили такую неоднозначную кандидатуру? Почему оставили нас без выбора?”. Он ответил: “Я предлагал твоему Тигипко, он не захотел”. И единственный, кто готов был брать на себя 300 голосов, ответственность за формирование коалиции, был Янукович.
Кстати, я не сразу пришла в штаб Януковича. Тигипко позвал меня через три месяца после того, как начал там работать. В этом отношении надо ему, конечно, отдать должное. Он понимал, на что идет, поэтому старался нас как-то оградить от процесса. Потом он и сказал: “Александра, тут некому выступать. Пожалуйста, выручай, потому что говорящих людей нет”. Я три дня молилась у своего покойного духовного отца, просила благословения на то, чтобы пойти на это.
Нужно помнить, что изменения в Конституцию, проголосованные накануне этих событий, делали из президента английскую королеву, а не всесильного вершителя страны. Кроме того, была договоренность о кандидатуре премьера — им должен был стать Тигипко. Это был шанс страны на реформирование, на изменения. И я пошла.
- Сейчас вы говорите, что ни за что не будете голосовать за ПР, Яценюка, “Свободу”. А за кого голосовать?
— На сегодняшний момент мне, как и миллионам украинцев, просто не за кого голосовать. И это очень страшно. Нужно говорить о полном изменении состава власти, это 100%. Но эти изменения ни в коем случае не должны осуществляться силовым путем, путем бунта. Надо готовиться. Нужно всем совершенно четко осознать — не “кого выбирать”, а “зачем выбирать”. Нужно голосовать не за личность, а за команду, способную провести качественные изменения в стране.
Олигарх не может быть ни президентом, ни премьером, ни депутатом Верховного Совета. Олигарх не может быть на высоких должностях. Почему? А у них ментальность другая. Они не знают, не понимают, как живут люди.
Ангела Меркель каждый вечер приезжает в свою скромную квартиру. В Словении президент ездит на работу на велосипеде, и он понимает, что такое, когда пробка или когда не вывозят мусор. Наши не понимают.
Они встали с золотого унитаза, прошли по чистому хрустальному коридору, сели в отполированные, безумно дорогие машины, их довезли до места назначения. Откуда придет понимание, как живут другие? Вот они и не понимают. Ну так остановитесь, спросите! Президент же сказал, что не понимает, как можно жить на 800 гривен. Так проанализируйте!
- Как вы считаете, насколько президент адекватно оценивает ситуацию? Имеет ли он объективную информацию о происходящем?
— Ну, если человек верит, что в страну завозят оружие, если человек говорит, что чернобыльцы требуют по 60-70 тысяч, то какую ему информацию подают?.. Мне кажется, что кому-то очень выгодно, чтобы президент боялся, чтобы он жил в изоляции от людей. Потому что я бы уволила и премьера и министра за то, что чернобыльцы в Донецке голодают, а к ним никто из представителей власти даже не вышел. Власть не имеет права так реагировать. Ее должны просто снести!
- Что вы думаете по поводу политики правительства по урезанию льгот? Тем же чернобыльцам, афганцам?
— Мне чернобыльцы позвонили из Донецка — Александра Владимировна, что нам делать? У них ситуация очень сложная. С одной стороны, Андреев, который полностью управляется властью (Президент Всеукраинской общественной организации “Союз Чернобыль Украины” Юрий Андреєв, УП). А с другой — те, кто по-настоящему борются за свои права. Мы им передали свой манифест, в котором четко сформулированы требования к власти. Мы им говорим — ребята нам всем важно, чтобы вы победили. Потому что тогда другие люди поймут, что с властью можно и нужно работать, заставлять ее делать то, что вам нужно.
Первый пункт в этом манифесте — депутаты должны принять закон, лишающий льгот высших сановников, депутатов, сотрудников Администрации. Нам все время говорят, что это небольшая сумма. Но это будет греть душу! Нас-то призывают затянуть пояса, взять в руки лопаты и выращивать капусту! Начните с себя — затяните свои пояса хоть на пару сантиметров! Уберите материальную помощь в размере оклада. 16-20 тысяч оклады у министра и депутата! Каждый месяц премии в размере оклада.
Можно убрать? Можно. Убрать годовую материальную помощь — 30 тысяч. Уберите бесплатные полеты. Вы же не бедные люди. Люди на могилки родных в Пасху не могут поехать, а вы летаете за госсчет по всему миру. Покажите пример! Второй пункт — это жесткая экономия на содержании органов власти. Третий — запретить вносить изменения в закон о социальных льготах.
- Но вы же понимаете, что никто в Раде не захочет это делать…
— Да. Но тогда и удержать этот бунт будет невозможно! Вы хотите изменить закон — меняйте публично, а не прячьте это строчкой в другом законе. Это же подло! А чернобыльцам я сказала, зачем вы голодаете? Это кого-то цепляет? Сидят люди, пьют чай. Тут сюжет по телевизору: в Донецке голодают. Молодцы, мужики, так этой власти и надо, — подумает каждый и переключит на другой канал с развлекательным шоу.
Они отвечают: “Ну, мы думали люди с нами выйдут” Я говорю: “Не выйдут, потому что людям дали неверную информацию — что вы требуете по 60-70 тысяч”. Представителей чернобыльцев пригласили к Киселеву (программа “Большая политика” на Интере) — и технично не дали сказать ни слова по существу, не дали им озвучить правдивую информацию.
- Сколько еще продержится Николай Азаров на посту премьера?
— Не знаю, я не гадалка. Но когда Николай Янович на Первом канале говорит, что не слушайте Кужель, у нас все классно, начинаю подозревать, что у нас не только президенту не все говорят, а еще и премьеру. Или у него нет времени и желания зайти в интернет — на любой сайт, чтобы ознакомиться с ситуацией в стране.
Его хватает только на то, чтобы на его страничку в facebook заходить, которую помощники предварительно основательно почистили. И все! Но я вам приведу слова Игоря Мазепы, известного специалиста по фондовому рынку. Когда страхуют машину, с вас берут 5%, с учетом риска, что авто может попасть в аварию. Это завышенный процент, чтобы страховик не проиграл. А на Украину дают 8%, что она в состоянии дефолта. Т.е. в мире оценивают вероятность дефолта Украины выше, чем вероятность машины попасть в аварию.
Так что Азаров пытается нам доказать? Если вчера читаю информацию, что китайцы предложили Украине вместо МВФ дать деньги. А премьер при этом сидит в эфире и говорит, что мы год прожили без МВФ и еще можем прожить. Кого он считает идиотами? Или мы все не видим, сколько напечатано денег? Сколько ОВГЗ напечатано? Сколько ОВГЗ выкупил НБУ, сколько ОВГЗ “слили” в панике иностранные компании?
- Какая была допэмиссия в этом году?
— То, что выловили — это 9 миллиардов. Вот буквально несколько дней назад они выставили еще 150 миллионов.
- Как вы относитесь к решению Нацбанка о предъявлении паспортов при обмене валюты?
— Когда болезнь — геморрой, лечение гланд не поможет. По-другому никак не скажешь. На самом-то деле, мы ведь понимаем, что когда они уже просят у Китая деньги, это же не потому, что экономика растет, и все хорошо. Когда власть говорит: “У нас рост ВВП 5%”», нам, обычным людям, каждый день покупающим подорожавшие продукты и услуги, это по фигу.
Потому что рост ВВП происходит за счет чего? За счет экспортной продукции. Мы это как налогоплательщики не чувствуем. А те отрасли, где рост экспорта? Может, металлургию еще не угробили, а сельскохозяйственную отрасль, насколько понимаю, пустили под нож. Рентабельность там только на гречке была 12%, больше нигде. То есть, они всеми этими экспортными квотами и взятками сельхозпроизводителя положили просто на две лопатки.
- Как вы думаете, в правительстве осознают эту ситуацию? Или, как крокодилы, перед тем, как уйти в спячку, пытаются схватить даже то, что не переварится?
— Не знаю. Вы говорите “крокодилы”, я назвала бы их мародерами. Потому что для меня это ощущение… Первый раз в жизни за 20 лет я это вижу. Потому что все решения, которые подсовывает министерство социальной политики Тигипко… я бы их всех за это уволила! Когда они выставляют эти позорные законопроекты, отлавливают… матерей—одиночек с велосипедами. Уверена, что никто это ни с кем не согласовал, выставили на сайте, в нормальную здоровую голову даже прийти такое не может.
- У вас нет ощущения, что Сергеем Леонидовичем Тигипко как-то прикрываются, его подставляют?
— Я знаю точно: прикрываются фиговыми листочками. То есть, с тобой поступают так, как ты это позволяешь.
- Вы для себя поняли, почему он опять наступил на те же грабли, что и в 2004, и опять пошел на компромисс с Партией регионов?
— Я для себя приняла одно решение — я эту страницу перевернула, он мне не интересен. Даже не думаю, не пытаюсь анализировать. Просто не интересен. Он теперь для меня один из них. Все!
Я сказала Януковичу — у вас не команда, а стая, которая может его же и разорвать.
- Вы знаете, чем закончилась история со слиянием “Сильной Украины” и Партии регионов?
— Главный вывод, который я сделала — сказала себе самой, что я больше ни одному уроду служить не буду. Я готова служить только стране. Если есть результат в стране, значит, нам с вами хорошо.
- Что случилось с партией Тигипко? Какие они получили квоты в Партии регионов?
— Ничего не получили. Нет же второго этапа съезда. Никак не согласуют.
- А Тигипко дали должность в руководстве Партии регионов?
— Не знаю. Знаю только, что социологические исследования, которые проводили по заказу немцев, показали — Партия регионов не получила ни одного процента добавочной поддержки. А третий сектор, сектор третей силы увеличился до 30%. Но там никого нет. Поэтому в данном случае Партия регионов добилась определенного результата. Она вычистила все свое поле. На ее поле нет никого. А на поле оппозиции — деритесь.
- Поле ПР все равно сужается…
— Как сказать. Им только стоит попросить Тягнибока, чтобы он несколько маршей “Свободы” сделал по Восточной Украине, и там прибегут, проголосуют быстро за Партию регионов.
- Вся эта история с терактами в Донецке — зачем это?
— “Управляемый хаос” называется.
- Вы считаете, что это специально?
— Конечно.
- Какая цель? Держать Януковича в страхе, или весь Донбасс?
— Донбасс из страха и не выходил.
- Говорили, что независимость сделали шахтеры. Иногда кажется, что именно шахтерам придется убирать Януковича.
— Я попросила чернобыльцев: “Пожалуйста, не голодайте. Вы привели эту власть, пожалуйста, будьте здоровы, чтобы вы ее и забрали”. Но Донбасс убивают изнутри. Поедьте, если дадут командировку, в Константиновку. Это даже уже не гетто. На заборах маки нарисованы. Все знают, куда можно зайти за дозой, а куда — за бутылкой паленой водки. Рабочим стараются выдавать зарплату после каждой смены. Ее многие не доносят домой. Потому что везде можно выпить и уколоться. Это целенаправленная политика. Это не случайно.
В таком состоянии люди вряд ли способны к осмысленным протестам. Главное, чтобы Украину не раскололи. Когда сопротивляется нагрузке пластичный материал, сила отдачи практически равна силе, с которой на него воздействуют. А когда хрупкий, он может расколоться. Поэтому, вопрос, какой мы с вами материал…
- Как вы оцениваете последнюю тенденцию, когда Янукович приводит во власть семью, близких людей.
— Я не думаю, что это начал президент, что это была его идея. Он просто четко уловил тенденцию. Так не только сын Януковича начал действовать. Мне рассказывают, что очень активно действует и сын Пшонки. Насколько мне давали информацию, что вроде даже Бахтеева судится с ним, он пытается забрать ее бизнес.
- Зачем такие люди семье?
— В принципе, это замкнутый круг, обеспечивающий президентский покой. А дальше, обеспечивающий покой людям президента… Это может быть сын, может еще очень важный человек, близкий. Здесь нет ничего удивительного, потому что когда-то у меня был уникальный разговор с господином Януковичем. В Викторе Федоровиче присутствует чувство дворовой команды. Он мне тогда рассказывал, что очень гордится тем, что никого из тех, с кем он там проходил все тернии своей жизни, не растерял. Для него это внутреннее состояние, а нам кажется со стороны, что “он же тянет опять вот этих”, а он просто считает, что это его команда. Но я ему тогда сказала, что это не команда, а стая, которая может его же и разорвать.
- Это первая команда, которая публично устроила передел между собой.
— Я же сказала, что это стая шакалов. У шакалов нет правил! Как вы пытаетесь вложить их в какие-то правила, когда сегодня действует та фраза, которую когда-то сформулировал Черновецкий? Когда-то он меня попросил стать его советником, я тогда нигде не работала. Говорит: “Ты можешь мне помочь по предпринимательству?”.
Я буквально два или три дня по его просьбе побыла среди его “молодой команды” и спросила: “Леня, а какие правила в твоей команде?”. Он говорит: “Топчи, рви всех, кого хочешь. Главное — поднимайся сама”. Я, не попрощавшись, ушла. Вот эти звериные стаи, вот такие правила игры в командах я не воспринимаю. И этого раньше никогда не было в “Регионах”. Все знали свое место.
- Как вам кажется, насколько хватит этой команды? Они доживут хотя бы до конца первого президентского срока?
— Очень надеюсь, что нет. Хотелось бы. Потому что должно у них сработать чувство самосохранения. Потому что я уверена, что Ринат Ахметов не хочет в прошлые годы, когда в Донецке за неделю расстреливали 5-6 человек. Все, кто стал богатыми людьми, у них у всех недвижимость за рубежом. Они не хотят, чтобы их туда не пускали. Они не хотят, чтобы арестовали их счета. Они хотят видеться со своими детьми, которые все там живут. Они не хотят жить в стране — ГУЛАГе .
В этой стране богатым быть страшно. А то будет как тогда, когда жена Черновецкого приносила в парикмахерскую шкатулочку со всеми бриллиантами. Таких камней я в своей жизни не видела. Я по наивности спросила: “Это у тебя бижутерия?”. Я, правда, не разбираюсь в каратах. А она говорит: “Ты же знаешь, что я здесь это и одеть не могу. Потому что у всех такая реакция, как у тебя. Я должна их одевать на самый дорогой курорт, где люди могут оценить, что на мне”.
- Вы сказали, что у вас нет денег на партию, потому что это дорого.
— Это правда.
- Но сейчас вы создаете гражданскую организацию, третью силу. А через полгода будут выборы. К кому из политических сил вы придете со своими предложениями?
— Что касается лично меня... По мажоритарке не пойду, 100%. Не потому, что нет денег. Есть люди, которые приходят и говорят: “Мы готовы оплатить твои выборы. Иди, ты нам нужна. Потому что ты можешь сформулировать задачу, ты классный лоббист, ты можешь отстоять”. Не пойду. Не интересно, не хочу. Просто пройти по списку я могла и с Тигипко. Могла с ним зайти в Партию регионов, тихонечко там отсидеть последние пять лет, и идти читать лекции, писать книги. Не хочу, мне это не интересно.
- Если вам такое предложит БЮТ?
— Опять-таки, это может быть разговор, только если будет команда 35-40 человек, с которыми я могу четко сказать, что предложения “Гражданского сопротивления” будут реализованы. Если они готовы к пониманию обновленной “Батькивщины” ради спасения Батькивщины. Потому что они сегодня, как бы нам с вами ни хотелось, остались последней надеждой, а не просто оппозиционной силой.
- А Арсения Яценюка вы не видите в качестве нового лидера оппозиции?
— Я не вижу. Не потому, что я Яценюка не люблю, все глубже, сложнее. Человек же складывается из поступков и действий, не из слов. Возьмите его поступки, как он вел себя как глава Верховной Рады. Не поленитесь, поднимите стенограммы. Проанализируйте слова, с которыми он обращался к залу. И это еще парень не получил полной власти…
- Думаете, Яценюк будет новым Ющенко?
— Нет, что вы, они совершенно разные. Я думаю, Яценюк гораздо страшнее.
- Как вы считаете, возможно ли в Украине повторение Майдана в форме 2004 года?
— Нет, при всем желании, он уже таким не будет. Потому что у нас президент другой. Мирного противостояния уже не будет.
Татьяна НІКОЛАЕНКО, Сергей ЩЕРБИНА http://www.pravda.com.ua



Комментариев нет:

Отправить комментарий