четверг, 15 марта 2012 г.

АВТОГОНЩИК ДМИТРИЙ ТАГИРОВ: «Владельцы новых авто зря надеются на мощные двигатели и тормоза». Интервью с чемпионом России по ралли. ФОТО


 Единственный от Урала автогонщик Дмитрий Тагиров начал подготовку к Чемпионату мира по автомобильному ралли. «Новый Регион» решил встретиться с именитым спортсменом – действующим Чемпионом России в абсолютном зачете и обладателем Кубка России по ралли 2010-го года. Почему Тагиров избегает поездок по городу, какой учебно-гоночный Центр решил организовать, по какой причине российские телеканалы не транслируют автомобильные соревнования
и сколько стоит собрать автомобиль для раллийных гонок, – в эксклюзивном интервью с раллийным гонщиком.

Кому нужны гонки?

Н.Р.: Дмитрий, автомобильные ралли редко увидишь по российскому ТВ. Между тем, европейские каналы, например, EuroNews, постоянно ведут прямые трансляции таких соревнований. С чем это связано? Почему в России этот вид спорта не так популярен?

Д.Т.: Начнем с того, что в свое время развалилась система РОСТО – ДОСААФ. Финансирования автомобильных соревнований сегодня почти нет. В Европе, наоборот, строят новые автодромы, трассы и наполняют их соревнованиями. С учетом развитой промоутерской службы, публика на них ходит толпами. А кто не смог пойти – включает телевизионные передачи, которые постоянно анонсируются. У нас такого нет. Есть редкие программы по ТВ, но информация о них почти отсутствует.  Возьмем, к примеру, биатлон, – один из самых раскрученных сегодня видов спорта. Его охотно показывают по телевизору, для трансляций находятся спонсоры. И понятно – биатлон интересен.
Среди автомобильных дисциплин тоже есть интересные направления. Мы, к примеру (речь идет о команде Тагирова и единомышленниках-гонщиках – прим. НР), думаем над организацией так называемых Х-games – шоу, с сильной спортивной составляющей внутри. Это ралли с трамплинами, с перелетами через дорожки, что очень зрелищно. Есть еще дрифт – тоже шоу. В общем, если делать мероприятия, где спортивная составляющая совмещена с элементами шоу, – они будут популярны. Например, если в Екатеринбурге первый и заключительный этап гонок делать в центре города. Под это можно делать даже праздник.




Н.Р.: Вы хотите сказать, что россияне совсем не против автомобильных соревнований, то есть спрос есть, но нет предложения?

Д.Т.: Отчасти да. Нужно просто делать зрелищные мероприятия. Вот все тот же биатлон – в нем до последней секунды непонятно, кто выиграет. Стоит промахнуться на последнем рубеже, и все. Но у тебя еще сохраняются шансы компенсировать промах бегом. Таким образом, зритель находится в постоянном напряжении.
Другой пример – Формула 1. Старты интересны, дозаправки интересны, в остальном – одни и те же кадры. Сидишь 15-20 минут и начинаешь засыпать. Формула 1 – королева автоспорта, но мне лично не кажется она зрелищным. В Европе, например, во время этих гонок показывают жизнь в боксах команды, у нас нет, – ведется трансляция кругов. В общем, при хорошем финансировании и высококачественной организации зрелищных мероприятий, автомобильные ралли с элементами шоу могут иметь большую популярность.

Н.Р.: А сколько стоит собрать автомобиль для раллийных гонок, чтобы участвовать хотя бы в чемпионате России?

Д.Т.: Мой автомобиль (у Тагирова – Subaru) стоит примерно 5 миллионов рублей и обладает нужными свойствами для ралли. Машина отвечает всем требованиям безопасности, которые выдвигаются на чемпионате мира, – это и каркас безопасности, и система пожаротушения. Помимо этого, установлена специальная спортивная подвеска и так далее. Конечно, можно собрать автомобиль и дешевле, просто наш мы специально заказывали под соревнования на чемпионат мира.



Н.Р.: За сколько «убивается» машина на гонках, в которых вы участвуете?
Д.Т.: Смотря, как ехать. Когда мы в прошлом году участвовали в этапах чемпионата мира, у меня меняли только привод, больше я ничего не ломал. Ну, если не считать того, что я два раза переворачивался (смеется). Я ехал не в полную силу, исследовал трассы. В этом же году я намерен бороться за результат, это значит, что после каждой гонки придется менять все рычаги и другие агрегаты в автомобиле.

Н.Р.: Немного об «уральской проблематике»: недавно прокуратура запретила ледовые гонки на трех водоемах Свердловской области, из-за чего пришлось раньше срока завершать чемпионат УрФО по этому виду спорта. Что скажете на этот счет?

Д.Т.: С одной стороны следить за водоемами и наказывать за их загрязнение – это нужное направление деятельности прокуратуры. Организаторы соревнований должны доказывать, что их мероприятия на акватории пройдут без последствий. Например, если произойдет разлив масла, тут же будет вырезан кусок льда и заменен другим. То есть экология никак не пострадает. Надзорному органу нужно доказывать, что вы имеете опыт по ликвидации таких происшествий, владеете нужными инструментами, вводите определенные требования к участникам гонок (в частности, выезд на лед – только на чистой резине), и обязуетесь их контролировать. Должен быть контроль за состоянием трассы – чтобы не оставалось обломков от машин в результате аварий и так далее. Если доказать властям и надзорным ведомствам, что именно так все будет – в пределах правового поля, никаких вопросов и не возникнет.

Н.Р.: Как вы относитесь к идее руководства екатеринбургского ГИБДД об объединении в одном месте стритрейсеров? Речь идет о выделении какой-то одной площадки, где они могли бы устраивать свои гонки, вместо того, чтобы кататься по центральным улицам города.

Д.Т.: Да, все правильно, так и нужно сделать. Необходим автодром, где можно было бы этим заниматься. Мы думаем на эту тему тоже. У нас есть инициативная группа, которая рассматривает вариант строительства автодрома для соревнований, рейс-дней. Но есть сложности – нужны серьезные финансовые ресурсы. Так, на картинговую хорошую трассу необходимо порядка 300 миллионов рублей.



Н.Р.: А как вы ездите по городу, часто ли останавливают вас сотрудники ГИБДД?

Д.Т.: Инспекторы ДПС меня останавливают крайне редко. В остальном – я так устроил свою жизнь, что в принципе меньше передвигаюсь по городу за рулем авто. В мегаполисе для меня это серьезная потеря времени. Поэтому я сделал так, чтобы работа, школа и детский сад у моих детей были в шаговой доступности, практически в одном дворе.
Если все-таки выезжаю, то на пассажирском сиденье. Редко езжу за рулем вне гонок. Гоночный режим и режим передвижения по городу разные. В городе я начинаю крутить головой, мне все интересно, скорость ведь не такая, как на ралли. Я начинаю смотреть на встречные машины, номера, думать над другими участниками движения – почему тот или иной водитель такой маневр совершил, я бы поступил, например, по-другому.
Постоянно какой-то анализ идет в голове, занимаюсь помимо вождения кучей дел, хотя и контролирую ситуацию на дороге. Поэтому мне все-таки лучше сидеть на пассажирском сиденье и просто вести беседу с друзьями.

Н.Р.: Тем не менее, у вас должно складываться мнение об уровне подготовки рядовых водителей, которые встречаются в Екатеринбурге?

Д.Т.: Количество автомобилей быстро растет, качество дорог при этом не улучшается. Новые автомобили, чем дальше – тем мощнее, и оборудованы различными системами, что расслабляет многих водителей. Общие признаки неопытного водителя – часто неправильные и необдуманные действия.
Много раз наблюдал, как автомобилисты совершают обгоны с надеждой на мощность двигателя и мощные тормоза. Это вместо того, чтобы на прямом участке осуществить выверенный обгон, не в ущерб безопасности других участников движения. К сожалению, пока еще не придумали шины, которые бы прилипали ко льду лучше, чем к асфальту. И, получается, едешь и часто видишь «улетевших» в кювет водителей новых авто, которых приходится вытаскивать на веревке. Занесло, а почему? Потому что была скорость большая. «Думал, она вырулит», – говорит водитель. Она (машина). А ты о чем думал? Спокойно можно было ехать и ничего бы не произошло.  Хотелось бы, чтобы в автошколах сразу преподавали контраварийное вождение. Было бы очень здорово. Просто было бы хорошо, если бы учили на права дольше.

Н.Р.: Вам не предлагали после завершения карьеры стать инструктором в гаражах властных структур или стать личным водителем кого-то?

Д.Т.: Нет, такого не было. Мы думаем над созданием серьезного Центра по подготовке спортсменов и обучению рядовых водителей. Эта идея поддерживается многими, в том числе, и представителями власти.  Хотелось бы сделать такое учебное заведение, которое бы стало последним шагом для опытных спортсменов и самым первым, базовым – для подростков и юношей. Чтобы учились те, у кого нет опыта участия в чемпионате мира, и в то же время тренировались дети, с самых первых лет жизни изучая, как должен двигаться автомобиль.
Сейчас мы думаем, где географически можно обустроить такой Центр. Нужно, чтобы в этом месте находился водоем для зимних тренировок. При этом должны быть удалены жилые массивы, чтобы звуки мотора и выхлопа не тревожили жителей, но в тоже время Центр обязан находиться в доступной близости к населенному пункту. Чтобы дети могли после школы приезжать. Кроме того, нужно покрытие, не зависящее от погоды, чтобы при выпадении осадков наши тренировки не превращались в трофи-рейды. Все это можно сделать, главное – как это потом будет функционировать, кто будет за этим следить. Это отдельный вопрос.

Планы на чемпионство

Н.Р.: В прошлом году вы стали обладателем чемпионского титула в чемпионате России по ралли и поучаствовали в чемпионате мира. Какие выводы сделали из прошлого сезона, и какие планы на этот год?

Д.Т.: Из чемпионата России мы выросли в прошлом году. Надо идти дальше. Планируем снова принять участие в чемпионате мира по ралли (WRC, зачет Production). Уже поучаствовав в этом турнире (и даже побывав на подиуме на одном из этапов – 3-е место на Ралли Аргентина), поняли, что можем переваривать такие нагрузки, и знаем ключ к успеху.
В прошлом году мы привыкали к дорогам на чемпионате мира, больше изучали их. Запомнились особенно узкие горные спецучастки, где с одной стороны – скала, с другой – обрыв. Нужно контролировать скорость и вхождение в повороты. Одна ошибка – и либо ты врезаешься в скалу, либо летишь с обрыва. Очень непросто. При этом, если ты спишь хотя бы 5 часов в сутки, то это хорошо. Но порой и этого нет. Когда 3 часа на сон остается, тут уже голова тяжелеет. Но, повторюсь, мы готовимся к этим испытаниям и знаем ключ к успеху.




Комментариев нет:

Отправить комментарий