вторник, 1 мая 2012 г.

ТРУДНО УЙТИ С ПОДЛОДКИ. Украина стала страной, понесшей одни из самых больших на постсоветском пространстве убытков в процессе суверенизации.


Не так давно произошло знаменательное событие. Впервые после многолетнего ремонта в строй вступила единственная в украинском Черноморском флоте подводная лодка «Запорожье». Подлодка уникальна тем, что она является единственной субмариной старого советского проекта 641, продолжающей нести боевое дежурство — другие суда этого семейства давно либо порезаны
на металлолом, либо стоят на вечном приколе в военно–исторических музеях.
Что и говорить, наличие подобной боевой единицы, да еще и в единственном экземпляре, с военно–стратегической точки зрения — вещь достаточно сомнительная. Тут уж невольно вспоминается старая шутка о подводной лодке в степях Украины. Примечательно здесь и то, что ремонт проводился усилиями... российского Черноморского флота, присутствие которого в Крыму является давним раздражителем для всех украинских властей.
Однако это было бы смешно, если бы не было так грустно. Данный эпизод является весьма красноречивым и символическим свидетельством общего состояния дел в украинском государстве и обществе. Украина, где громче всего (еще громче разве что в Прибалтике и Грузии) рассуждали о необходимости и благотворности национального суверенитета, стала страной, понесшей одни из самых больших на постсоветском пространстве убытков в процессе суверенизации.
Чтобы понять, в какую сторону двигалась Украина, достаточно сравнить ее показатели с ближайшей соседкой — Польшей. По численности населения, территории и агроклиматическим условиям Польша заметно уступает Украине, поэтому вполне логично ожидать от последней лучших показателей.
Так и было 19 лет назад, сразу после распада СССР, когда Украина по объему ВВП была больше Польши на 14%, 205 против 180 млрд. долл. Однако в 2003 году уже польский ВВП превышал украинский в 1,7 раза, а к настоящему времени этот разрыв увеличился до 2,4 раза.
Также и относительно восточной соседки, России, пережившей за последние 20 лет немало пертурбаций, Украина заметно «просела»: если в 2003 году ее ВВП составлял 20% от российского, то в 2011 г. — только 14%. Конечно, можно сколько угодно списывать российский рост на благоприятную нефтяную конъюнктуру. Но факт остается фактом: пока соседи, что с запада, что с востока, росли, Украина «проседала».
Причины этого положения дел многообразны, но основная проблема сводится к следующему. В составе СССР Украина была, без преувеличения, второй по значимости республикой, поставщиком управленческих кадров и базой передовой промышленности огромного рынка в рамках СССР. С распадом этих структур украинский потенциал оказался невостребованным, страна свалилась в крутое пике.
Украинские элиты попытались найти замену советскому «большому пространству» в новом транснациональном проекте — ЕС. Иллюзии, будто «объединенная Европа» сможет стать новым большим домом для Украины, где ее потенциал будет вновь востребован, и стали мотором «оранжевой революции» в 2004 году.
При этом энтузиастам революции было невдомек, что если в СССР Украина была ключевым звеном, то в контексте ЕС она — не более чем периферийное государство на восточной окраине, априорно неспособное конкурировать с Германией и Францией — истинными локомотивами объединения. Со своей стороны, ЕС, поначалу подававший Украине повод для надежд на вступление, после расширений 2004 — 2006 гг. и погружения в экономический кризис в 2009–м явно охладел к этой идее. Украина осталась у разбитого корыта.
В то же время ЕС, не желая интегрировать Украину, не желает и ее вступления в евразийские структуры, создаваемые на постсоветском пространстве. Действительно, Украина является ключевым звеном для Евразийского союза, без нее конфигурация этого объединения выглядит незавершенной.
 Об этом писал еще З.Бжезинский, утверждая, что любые интеграционные структуры, создаваемые вокруг России, без Украины будут неполноценными. Запад остается верен заветам «железного Збигнева», всячески блокируя дрейф Украины в восточном направлении. Страна опутана сетью прозападных неправительственных организаций и прочих структур влияния, формирующих общий политико–идеологический фон в стране.
Беларусь, естественно, заинтересована в подключении Украины к евразийской интеграции. Для нас Украина — это доступ к черноморским портам, это объемный рынок, это заманчивые перспективы экономического сотрудничества и, без преувеличения, братский народ. К тому же если количество участников интеграции с трех вырастет до четырех, а в перспективе и больше, то это, без сомнения, поспособствует лучшей сбалансированности в выработке решений.

Источник: Портал Беларуси

Комментариев нет:

Отправить комментарий