вторник, 1 мая 2012 г.

ЗАБРАТЬ НЕЛЬЗЯ КУПИТЬ. Страна процветающего рейдерства


Основным способом передела собственности в Украине при президенте Викторе Януковиче по-прежнему остаются рейдерские захваты. Или противоправные поглощения, если воспользоваться юридической терминологией. Участники рынка утверждают, что за последние 2 года ситуация заметно ухудшилась, вопреки заверениям властей о предпринимаемых мерах.

Две кастрюли на память

История, которая произошла в Запорожье с одним кафе, сегодня вполне типична для всей Украины. Поэтому и взята как пример. Не так давно его хозяйке принесли решение суда, из которого выяснилось, что теперь заведение принадлежит другим людям. В решении приводились ссылки на протокол собрания акционеров, в котором хозяйка и ее представители не участвовали, на выписку из реестра, в котором уже зарегистрированы новые владельцы.
Пикантная подробность: после проведенной дополнительной эмиссии акций в собственности у теперь уже бывшей хозяйки осталось несколько акций уставного фонда ЧАО общей стоимостью 250 грн. Иными словами, теперь в этом кафе она может претендовать разве что на пару кастрюль.
Хотя владелица никому его не продавала и даже, по ее словам, не собиралась. Правда, попытки отобрать кафе были и раньше: не то чтобы оно очень престижное, просто расположено в очень хорошем месте, по пути к центральному городскому рынку, поэтому в посетителях там никогда нет недостатка.
Изначально, в 1990-е гг., кафе интересовался криминалитет. Его представители приходили, угрожали, звонили по телефону. С помощью милиции с ними всеми удалось разобраться, хотя вмешательство стражей порядка обходилось в определенную сумму.
Можно здесь порассуждать, что вообще это прямая служебная обязанность милиционеров и они за ее выполнение как раз и получают зарплату. Но не в том суть. Общеизвестно, что денег в украинском бюджете никогда не было и нет, в том числе на содержание правоохранительных органов, так что приходится им выкручиваться, как придется.
А тем временем кафе уже пытались забрать представители следующей волны противоправных M&A (англ. Mergers and Acquisitions – слияния и поглощения. - ред) в Украине. Эти люди уже не использовали в качестве рабочего инструмента для переговоров паяльники и бейсбольные биты. Правда, хозяйке от этого было не легче.
К ней поочередно и одновременно приходили из пожарной инспекции, санэпидемстанции и налоговой службы с проверками, каждый раз находя все новые и новые нарушения и запрещая работу. При этом некие добрые люди ненавязчиво намекали, что все проблемы исчезнут, только если продать им заведение. Но и тогда владелице небольшого бизнеса удалось выстоять, отчасти благодаря СМИ – она собирала пресс-конференции и рассказывала о произволе контролирующих органов, писала жалобы в вышестоящие инстанции и прокуратуру.
Конечно, все это опять стоило определенных нервов и убытков, ведь кафе нередко закрывали, а чтобы добиться его открытия, требовалось время: неделя, а то и больше. Одним словом, жизнь у владельцев среднего и мелкого бизнеса в Украине не стала легче и в начале 2000-х гг., когда криминалитет утратил господствующие позиции.
И в подобную ситуацию уже тогда впервые начали попадать люди куда серьезнее, чем хозяйка запорожского кафе. К примеру, экс-мэр Ужгорода Сергей Ратушняк, широко известный в узких кругах под кличкой Рата, сначала "влил" свой "Сервис-банк" в крупный Укргазбанк, получив в нем долю около 35%.
Но потом, когда ему пришлось уехать за границу из-за слишком пристального интереса СБУ к своей скромной персоне, данный пакет оказался полностью "размыт" дополнительными выпусками акций. При этом и "Сервис-банка" у С.Ратушняка тоже не осталось. Видимо, данный случай глубоко отложился в памяти Раты, потому как вспоминает он о нем чуть ли не в каждом интервью для СМИ. 

Эволюция в экспроприации

О рейдерстве как о силовых противоправных захватах чужого бизнеса впервые громко заговорили в 2006 г., когда данный вопрос стали поднимать дипломаты из США и Евросоюза в беседах с представителями украинской власти. Тогда и набрала ход третья волна M&A, в которой оружием рейдеров вместо разношерстных контролирующих органов стали противоправные судебные решения, а главной "дубиной" – Государственная комиссия ценных бумаг и фондового рынка, фиксирующая изменения состава акционеров, выпуски акций и контролирующая деятельность компаний-регистраторов (ведут реестры собственников акций предприятий).
В ответ правительство под руководством Виктора Януковича впервые создало межведомственную комиссию по борьбе с противоправными поглощениями и рейдерством. Ее возглавил тогдашний первый вице-премьер Николай Азаров. Комиссия, надо отдать ей должное, по предложению МВД и прокуратуры приняла целый ряд необходимых решений. Например, постановлением Кабинета министров запретили использование сотрудников частных охранных фирм для исполнения решений судов.
Потому как наиболее популярным сюжетом отъема чужих активов был следующий: к административному зданию предприятия подъезжала пара-тройка автобусов. Оттуда вываливалась бригада крепко сбитых личностей в спортивных костюмах и захватывала ключевые помещения: кабинеты главного бухгалтера и директора.
У последних забирались печати и ключи от рабочих кабинетов, после чего их без лишних церемоний выталкивали на улицу. Когда по вызову потерпевших приезжал "Беркут", ему показывали решение суда, который по иску неких акционеров, владевших 0,001% акций, менял состав правления во исполнение решения собрания акционеров, о котором владельцы остальных 99,999% акций даже не подозревали.
Таким образом, внешне видимость законности была соблюдена – по крайней мере, для прибывших по тревоге бойцов "Беркута". У них, как известно, нюансы хозяйственного права – не самая сильная сторона профессиональной подготовки. А упомянутые личности в спортивных костюмах имели при себе удостоверения сотрудников частной охранной фирмы. Поэтому "Беркут" был вынужден уезжать со словами "разбирайтесь между собой сами".
Далее на предприятии полностью менялась охрана и руководящий состав. В устав акционерного общества и другие учредительные документы вносились нужные изменения, после чего доказать незаконность действий рейдеров в суде теперь уже бывшим владельцам предприятия не представлялось возможным.
Еще одним заслоном для рейдеров стал запрет на рассмотрение корпоративных конфликтов между акционерами в любых судах за исключением тех, на территории которых расположено предприятие. Потому как, например, по разбирательству акционеров завода в Донецке или Луганске запросто мог вынести решение Мукачевский городской суд. Поскольку там, в Мукачево, был прописан один из истцов (в качестве таковых нередко использовались подставные лица и фирмы).
Был принят и ряд других изменений, которые касались процедуры обжалования судебных решений при корпоративных конфликтах. Однако это не принесло ожидаемого позитивного результата. Просто теперь судебного исполнителя вместо подозрительных личностей в спортивных костюмах при захвате сопровождали уже сами сотрудники "Беркута", а определение суда соответствовало территориальности.

Пчелы против меда

Затем правительство Юлии Тимошенко и вовсе распустило межведомственную комиссию, но В.Янукович, вернувшись к власти в должности президента в 2010, возобновил ее деятельность. Ответственным за борьбу с рейдерством назначили первого вице-премьера Андрея Клюева. О масштабе проблемы и об эффективности работы комиссии в новом составе говорит следующий факт. За 2010 в комиссию поступило свыше 900 обращений о противоправном поглощении. При этом была рассмотрена ситуация на 70 предприятиях, т.е. 8% от поступивших жалоб.
Известно, что безнаказанность создает вседозволенность. Поэтому вполне закономерно, что в 2011 в комиссию поступало уже в среднем по 200 жалоб в месяц. Как легко догадаться, количество рассмотренных обращений не стало больше.
Почему так происходит? Наверное, потому, что под давлением международных финансовых организаций в данном случае пчелы вынуждены бороться против меда. Да и сам А.Клюев в одном из последних интервью в должности первого вице-премьера признал, что без поддержки в органах государственной власти рейдерские захваты невозможны.
В связи с этим глава представительства Всемирного банка Мартин Райзер был вынужден в ноябре 2011 публично заявить на пресс-конференции, что в Украине существует высокая угроза рейдерского захвата бизнеса.  Он призвал зарубежных предпринимателей проводить консультации со своими посольствами и другими представителями бизнеса, имеющими опыт работы в Украине, прежде чем принимать решение об инвестициях. "Здесь могут быстро забрать бизнес. Здесь достаточно опасно и все это признают", – предупредил М.Райзер.
Несгибаемому борцу с рейдерством Н.Азарову пришлось как-то отреагировать на это и примерно через месяц в обращении к СМИ перед заседанием правительства он заверил, что права собственности в Украине будут надежно защищены.  Н.Азаров, в частности, пообещал, что правительство положит конец такому явлению как рейдерство в зародыше. Отдельно он пригрозил увольнением и судом чиновникам, уличенным в содействии противоправным поглощениям. 
По словам премьера, наиболее часто объектами посягательств становятся предприятия легкой, пищевой и ликероводочной промышленности, сельского хозяйства, объекты ресторанного и гостиничного бизнеса. Впрочем, представителям крупного бизнеса время от времени также приходится иметь дело с рейдерами. В качестве примеров можно вспомнить остановку купли-продажи на фондовых биржах акций предприятий, входящих в группу "Донецксталь" Виктора Нусенкиса.
Таким образом, в мае 2011 на него оказывалось давление через ГКЦБФР. Пожалуй, тогда В.Нусенкиса спасло то обстоятельство, что акции двух его предприятий, шахтоуправления "Покровское" и Ясиновского коксохимзавода являются одними из наиболее ликвидных и входят в индексную корзину ведущих бирж.
Поэтому остановка их обращения вызвала слишком большой негативный резонанс на всем украинском фондовом рынке. В свою очередь, это вынудило инициаторов атаки на В.Нусенкиса отыграть назад. 
Гораздо более изящно лишили прав собственности на Мариупольский металлургический комбинат им.Ильича в апреле 2010 его многолетнего руководителя Владимира Бойко. Однажды он узнал, что владельцами акций его предприятия значатся некие кипрские оффшоры, причем по данным ГЦБФР, уже на протяжении целого года.
Как потом выяснилось, в этой операции не обошлось без участия регистратора, которому была выдана доверенность на распоряжение акциями ММКИ для их переоформления. А поскольку акции ММКИ не относятся к "голубым фишкам" у биржевых торговцев, В.Бойко остался тогда один на один со своей проблемой.
И в итоге был вынужден спасаться присоединением к холдингу "Метинвест" авторитетного предпринимателя Рината Ахметова, который великодушно, хотя и не совсем бескорыстно, пришел на помощь облапошенному "красному директору". Исходя из анализа текущей ситуации, в обозримом будущем не стоит ожидать появления каких-то новаций в противоправных M&A. Нынешняя схема доказала свою эффективность и у рейдеров нет нужды изобретать велосипед.
Также понятно, что действующая власть в Украине не сможет эту проблему решить. Она тесно связана с коррупцией, глубина проникновения которой в механизм государственного управления не позволяет делать оптимистические прогнозы для инвесторов.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ" http://www.ostro.org

Комментариев нет:

Отправить комментарий