суббота, 8 сентября 2012 г.

ПРЕДАТЕЛЬ ИЗ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ. Никаких убеждений – только деньги



Полковник Гордиевский – самая одиозная фигура в пантеоне изменников в системе Службы внешней разведки КГБ последнего десятилетия XX века. Сегодня, когда эксперты КГБ проанализировали все обстоятельства его дела, а это более тысячи страниц различных материалов, они пришли к заключению, что начало предательской карьеры Гордиевского относится ко времени его первой командировки в Данию. Дэвид Мейджор представляет Рональду Рейгану бывшего сотрудника лондонской резидентуры Олега Гордиевского. 1987 год. Фото предоставлено автором

Судя по всему, он попал в поле зрения датской контрразведки, когда активно посещал злачные места датской столицы и вступал в интимные контакты с платными жрицами любви. В 1970-е годы для советского дипломата – Гордиевский имел «крышу» второго секретаря советского посольства в Копенгагене – это был бесспорный компромат, и местная служба безопасности не преминула использовать его с выгодой для себя.

БЕГЛЕЦ ИЗ МОСКВЫ

В те годы самым сильным рычагом воздействия на должностных лиц советских зарубежных представительств была угроза (и не важно, явная или мнимая) выдворения из страны. Скорее всего Гордиевский, в то время начинающий разведчик, был поставлен перед дилеммой: либо покинуть страну (а это полный крах карьере), либо согласиться на негласное сотрудничество.

Спустя много лет министр юстиции Дании, который является и прямым начальником секретных служб, проболтался, что Гордиевский, став на путь измены, первые два года «таскал каштаны из огня» для датчан и лишь потом был передан на связь англичанам.

Реакция изменника не заставила себя ждать. Тут же в западных СМИ появилось его заявление о том, что свои услуги он никому, кроме англичан, не предлагал.
Впрочем, сегодня не столь важно, проходила ли измена Гордиевского поэтапно или же его смычка с МИ-5 прошла без ведома датчан. Важно другое: предатель вел двойную игру в течение примерно 10 лет, прежде чем в КГБ возникли подозрения в его отношении. Подозрения, ставшие фактом после его бегства в Англию.

Как бы то ни было, определенным утешением для руководства комитета был факт, что положение Гордиевского в разведке было относительно невысоким и ущерб, им нанесенный, не столь ощутимым, каким он мог бы быть, учитывая длительность его сотрудничества со спецслужбами противника.

Когда в мае 1985 года Гордиевский под надуманным предлогом был вызван из Лондона в Москву, он понял, что находится в оперативной разработке у контрразведки и его дни на свободе сочтены. Ему удалось связаться с резидентурой СИС – Сикрет Интеллидженс Сервис (секретной службы Великобритании), включающей МИ-5 (контрразведку) и МИ-6 (разведку), – действовавшей под прикрытием английского посольства в Москве.

В соответствии с заранее разработанным его кукловодом из СИС планом двурушник каждое утро начал делать пробежки трусцой по боковой дорожке Ленинского проспекта. Через день он заметил, как за ним, показно веселясь, следуют молодые люди – парни и девушки на роликовых коньках. «Это хвост!» – сказал он себе.
Еще через три дня не в меру взрослые конькобежцы исчезли, их сменили многочисленные нищие и бомжи, стоявшие с протянутой рукой на маршруте движения Гордиевского. Он понял, что прежние, то есть передвижные посты, заменены на стационарные посты наружного наблюдения. Это была удача! От стационарных постов ускользнуть много легче, чем от мобильных. Фортуна подала изменнику руку, и он не замедлил воспользоваться ее благорасположением – вцепился в нее обеими руками…

Утром 19 июля Гордиевский, как обычно, проделывал утренний моцион трусцой по Ленинскому проспекту. Улучив момент, он резко свернул на улицу академика Пилюгина, где уже третий день кряду стоял неприметный грузовик. И хотя на Гордиевском был спортивный костюм, он едва не выкрикнул: «Осталось лишь плотнее укутаться в пресловутый плащ, глубже заткнуть за пояс отсутствующий кинжал и, бросившись вниз головой в кузов, дать деру!»

Через несколько часов беглец, лежа в багажнике скоростного авто с номерами английского посольства в Москве, пересек советско-финскую границу. Так это было или по-другому – пока не установлено. Во всяком случае, так описывает свои перипетии сам Гордиевский в книге, изданной в Англии вскоре после его побега.

А вот фактическая сторона его измены. В июле 1985 года, почуяв твердь земли Альбиона под ногами и оттого осмелев, Гордиевский стал вредить открыто. С его подачи в Англии были объявлены персонами нон грата 32 сотрудника советского посольства, из которых лишь треть были разведчиками, остальные – чистые дипломаты. Но ведь предателю надо было зарабатывать очки в глазах новых хозяев – отсюда и перебор!

Мы из Москвы выслали соответствующее число сотрудников английского посольства. Но в МИ-5 решили не останавливаться и подготовили список еще из десятка фамилий наших дипломатов на высылку. Нам ничего не оставалось, как действовать адекватно. Однако нашлась трезвая голова, которая решила остановить процесс. Маргарет Тэтчер, тогдашний премьер-министр Англии, поняв, что если дело пойдет так и дальше, то работа английского посольства в Москве будет парализована, одернула свои спецслужбы, заявив: «Пора прекратить эту карусель!»

Сегодня нам представляется, что самой значительной услугой, оказанной Гордиевским своим английским хозяевам, было предательство сотрудника МИ-5 Майкла Беттани, который со временем мог бы стать для нас вторым Джоном Блантом. Последний, будучи высокопоставленным сотрудником английской контрразведки, являлся членом «кембриджской пятерки» и активно работал в пользу Советского Союза.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ БОИТСЯ СОБСТВЕННОЙ ТЕНИ

В конце 90-х годов прошлого века один раз в два дня на Рейджент-стрит в английском графстве Хертфордшир можно было видеть невзрачного человечка в темных, не по погоде очках и с хозяйственной сумкой в руках. Поминутно оглядываясь, он спешил в близлежащую лавчонку, где, схватив пакет провизии, трусцой возвращался домой. И было из-за чего. Уличные мальчуганы, завидев его, хором кричали: «Тили-тили тесто, русскому шпику здесь не место!»

Поэтому надо было действовать не мешкая. Входную дверь – на засов и на два поворота ключа. Проверить окна – плотно ли закрыты шторы и опущены ли жалюзи. Все! Вот наконец она – упоительная свобода и одиночество! Он ждал ее долгих 14 лет, с тех пор как отбывал срок в тюрьме для особо опасных государственных преступников.

Пробыв в тюрьме 14 лет, из назначенных ему судом 23, 48-летний Майкл Беттани, бывший узник под номером В-67313, выйдя на свободу, бросил семью и уединился в Хертфордширском графстве, в малюсенькой хибаре, которую-то и домом назвать можно с большой натяжкой, где, судя по рапортам надзирающих за ним полицейских, он работает над мемуарами. За какие же такие прегрешения судьба и Королевский суд наказали Майкла Беттани?

БЕЛАЯ ВОРОНА В ОКСФОРДЕ

Майкл Беттани, 11-й ребенок в рабочей семье, рос застенчивым и робким к вниманию незнакомых ему людей. Он особенно замкнулся в себе после того, как развелись его родители. Майкл, всегда сторонившийся женского общества, остался с отцом, под влиянием которого он всегда и находился.

Его отец, Рональд Беттани, очаровательный и беззаботный человек, слыл в округе большим фантазером авантюрного пошиба, мечтавшим любым способом прославиться и разбогатеть. Однако все его размышления вслух об ожидающей его вселенской славе и богатстве так и закончились лишь мечтаниями. В этом же духе он и воспитывал единственного оставшегося с ним сына – Майкла.

К своим 17 годам, когда его сверстники уже поступили в престижные колледжи и университеты или преуспели на ниве бизнеса, Майкл, освоив едва ли не половину библиотеки Британского музея, неожиданно для своего отца, сверстников и соседей блестяще сдал экзамены в Оксфордский колледж.

Во время обучения как преподаватели, так и сокурсники Беттани отмечали его эрудицию и широчайшие познания в различных областях самых неожиданных наук. На втором курсе он самостоятельно начал изучать немецкий язык, да так успешно, что уже через полгода читал Шиллера и Гёте в оригинале.

Вместе с тем от внимания окружения не ускользнуло, что Майкл никогда не участвовал в шумных студенческих вечеринках, заканчивавшихся, как правило, массовой оргией с проститутками по вызову и гомосексуальной вакханалией. Кстати, гомосексуальные отношения были весьма распространенным явлением среди студентов Оксфорда, особенно среди отпрысков влиятельных представителей английского истеблишмента – воротил бизнеса, членов правительства и парламента. Забавам своих порочных сверстников Майкл предпочитал уединение в библиотеке колледжа или в парке. За это от сокурсников он получил кличку Белая ворона. Никто и не подозревал, что в душе белой вороны бушуют буря тщеславия, жажда совершить ПОСТУПОК и наконец огрести гору денег.

ПОСТУПОК № 1. УСТРАШАЮЩИЙ

Кто ищет – тот находит. Стояла ранняя солнечная осень, что само по себе большая редкость для Туманного Альбиона. Как всегда в одиночестве, Беттани, сидя в парке, штудировал очередное произведение Гёте. Проходивший мимо радиотехник колледжа в знак приветствия приподнял шляпу. Майкл, погруженный в перипетии прочитанного, лишь кивнул в ответ. Неожиданно он заметил, как, вытаскивая из кармана носовой платок, радиотехник обронил на дорожку, посыпанную тертым кирпичом, ключ. Беттани было уже собрался окликнуть раззяву, как вдруг его осенило.

«Вот он шанс прославиться, – чуть было не вскрикнул Майкл. – Я покажу вам, на что способна Белая ворона!»

Через несколько минут по радиотрансляционной сети колледжа Беттани, имитируя голос диктора Би-Би-Си, объявил: «Внимание, внимание! Работают все радиостанции Великобритании! Армады русских танков, неся огромные потери, взломали оборону королевских войск и движутся по направлению к Лондону. С воздуха их поддерживают сотни самолетов! Всем студентам и преподавательскому составу колледжа немедленно укрыться в бомбоубежище!»
Сразу же захлопали двери, послышались взволнованные голоса. Началась невообразимая паника и давка. Все – студенты и профессура – ринулись к бомбоубежищу. Здание колледжа опустело. Досада! Вход закрыт амбарным замком. Не беда! Два удара ломом – и путь к спасительному подземелью открыт.

Беттани же в это время носовым платком протер микрофон и тумблеры, к которым прикасался, и беспрепятственно скрылся в парке, где вдали от перепуганных адептов и их наставников спокойно продолжил общение с Гёте. Перепуганных? Ну да! Время-то – самый разгар холодной войны, которую эти непредсказуемые русские решили-таки превратить в горячую! Прибывшие через полчаса сотрудники Скотленд-Ярда в течение суток подвергали изнуряющему допросу всех студентов и преподавательский состав.

Когда Майкла спросили, что ему известно об инциденте, он, скромно потупив очи долу, ответил, что ничего не знает, так как изучал труды Гёте в парке. Дотошный полицейский попросил показать то место. Прошли в парк.
«Н-да, отсюда даже взрыва атомной бомбы вы бы, сэр, не услышали!» – был вердикт полицейского чина. Радиотехника уволили без выходного пособия, а в дверь радиорубки врезали электронный замок. Лишь по окончании колледжа Беттани рассказал особо доверенным лицам, как он устроил провокацию под названием «Спасайтесь, русские идут!».

ПОСТУПОК № 2. ЭКСТРАВАГАНТНЫЙ

Поступком № 2 Беттани сразил весь Оксфорд наповал. В середине 1970-х, когда в английской студенческой среде все еще было всеобщее поклонение битлам и постулатам движения хиппи, Майкл на студенческую вечеринку явился в форме штандартенфюрера СС, с красно-белой нацистской повязкой на рукаве с непременной свастикой, да еще под носом нарисовал черной ваксой усы «а-ля Адольф Гитлер».

Ай да тихоня, ай да Белая ворона! Да такой даст сто очков форы всем сорвиголовам Оксфорда! Увидев, что сверстники обратили на него внимание, Майкл включил граммофон на полную громкость и под нацистские песни стал маршировать прусским строевым шагом по колледжскому дворику, всем своим видом показывая, что плевать хотел он и на поклонников «Битлз», и на косматых хиппи.

Этой своей выходкой Майкл решил утереть нос своим сокурсникам и доказать им, что он далеко не белая ворона и не просто книжный червь. То, чего так жаждал Беттани, слава наконец приняла его в свои объятия. Еще обучаясь в колледже, Беттани предпринимал попытки поступить в Форин-оффис, однако судьба в лице секретной службы Великобритании распорядилась по-своему.

Дело в том, что преимущество глубоко демократичного общества вроде Великобритании состоит в том, что никакие экзотические взгляды, даже экстравагантные выходки, подобные тем, что устроил тихоня Беттани, твоей карьере не помеха. Более того, именно в этом его ультраправом идеологическом демарше он и приглянулся чиновникам из департамента по работе с персоналом СИС. Встреча с одним из них стала для Майкла судьбоносной, и вскоре он был оформлен в штат МИ-5 и направлен на службу в Северную Ирландию с задачей добывать компромат на местных террористов.

Беттани с головой окунулся в работу по выявлению и разработке главарей Ирландской Республиканской Армии. Он делал это сознательно, находя поведение и идеологию леваков деморализующими и зловредными. Заваливая руководство в Лондоне донесениями и глубоко аргументированными предложениями, Майкл быстро продвигался по служебной лестнице, даже получил высшую награду Великобритании – орден Подвязки.

Не помешал ему в продвижении по служебной лестнице и пьяный дебош, из-за которого он угодил в полицейский участок. Отнюдь! Более того, он получил повышение – назначение в отдел «К», работавший по советским дипломатам, аккредитованным в Англии и подозреваемым в связях с КГБ. Вернувшись в Лондон, Беттани женился, через некоторое время у него родилась тройня: мальчики-близнецы.

Жизнь превратилась в рутину: работа – дом – работа. А ввиду того, что его жена Сэлли редко покидала какую-нибудь очередную лечебную клинику, денег в семье Майкла практически не было. А ведь надо было поднимать близняшек, то есть кормить и платить за их обучение! Тогда-то жажда славы и денег вновь напомнили о себе и он решился. Как знать, возможно, сказались гены его отца, авантюрного мечтателя!

ПОСТУПОК № 3. ФАТАЛЬНЫЙ

В одну из ночей 1983 года Майкл Беттани опустил записку в почтовый ящик дома Аркадия Гука, резидента КГБ, действовавшего под прикрытием первого секретаря посольства СССР в Лондоне. В записке было изложено короткое предложением о секретном сотрудничестве. О себе Беттани ограничился лишь указанием, что он является офицером МИ-5.

В случае согласия сотрудники резидентуры должны были разместить в воскресном приложении газеты Sunday Times объявление о продаже дома в указанном Беттани адресе с указанием времени, когда можно посетить вымышленный дом.

У Гука закралось подозрение, что английская контрразведка затевает оперативную игру с целью компрометации нашей резидентуры, действующей под посольской «крышей». По его мнению, это был классический, если не сказать, глупый вариант подставы, который напоминал хрестоматийный пример из «Справочника молодого чекиста».

Сомнения Гука всячески подогревал его заместитель Олег Гордиевский, уже в полную силу работавший в качестве агента на англичан и получавший от них вторую зарплату. «Ну зачем, Аркадий Иванович, – исходил желчью Гордиевский, – мы будем клевать на эту дохлую приманку. Что уж, мы законченные идиоты, что ли?!»

Не дождавшись публикации в Sunday Times, Майкл решается на более рисковый шаг. Чтобы убедить советского резидента в своей готовности работать на СССР, а также продемонстрировать, что он имеет неограниченный доступ к абсолютно конфиденциальной информации, Беттани вновь подбрасывает в почтовый ящик Аркадия Гука пачку ксерокопий совершенно секретных документов о положении в Северной Ирландии, о наблюдениях и выводах английской контрразведки, касающихся работы нашей резидентуры, наконец, он называет имена нескольких англичан, которые выполняют роль «подставы», через которых СИС направляет в нашу резидентуру дезинформацию.

Гук, швырнув на стол полученную почту, заявил Гордиевскому: «В общем, разбирайся сам с этой макулатурой, а я с завтрашнего дня в отпуске и вылетаю в Москву!» И Гордиевский разобрался. Посадив шефа в самолет, он немедленно связался по уличному телефону-автомату со своим кукловодом из СИC, затем передал ему пачку полученных от Беттани документов, предварительно составив акт об их сожжении как не представляющих оперативной ценности.

Когда кукловод Гордиевского ознакомился с представленными документами, он коротко резюмировал: «Поздравляю вас, дорогой Олег, двухэтажный особняк в престижном районе Лондона, вам обеспечен. Этого подлеца, который решил подорвать обороноспособность Англии и НАТО, мы сегодня же вычислим. А еще через день он будет давать показания в тюрьме, это я вам, как офицер его величества королевы Великобритании, обещаю. Благодарю за службу!»
Игорь Григорьевич Атаманенко - журналист, писатель


Комментариев нет:

Отправить комментарий