вторник, 28 февраля 2012 г.

ДОКТОР ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАУК АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ о мировом кризисе. Часть 3: «Не справляется собственник, значит, надо дать ему по шапке и забрать завод. А что смотреть?»



Что  ни  день,  то  новость.  Подорожал  бензин,  повысились  цены  на  продукты  питания,  растет  безработица,  забастовки  в  Греции,  Италии,  Испании.  Создается  впечатление,  что  кризис  охватил  весь  мир  и  не  видно  ему  конца  и  края.  А  тут  еще  Америка  подлила  масла  в  огонь -   конгрессмены  ломают  головы  над  тем,  как  сократить  дефицит  бюджета,  избежать  дефолта. Наш собеседник - преподаватель  Запорожского  Национального  технического университета,  доктор  экономических  наук  Александр  Коваль.


         ЧАСТЬ 3.

        -Какие  социалистические  государства  сегодня  можно  назвать  успешными?
           -Сейчас  очень  хорошо  идет  Азия.  Это  Китай  и  Вьетнам.  Прекрасно  вьетнамская  экономика  развивается.  Они  демонстрируют  хорошие  проценты,  хорошие успехи.  Я  думаю,  что где-то года  через  три  они  в  «большую  двадцатку»  войдут.  Я  имею  в  виду  Вьетнам.
           -Но  у  них  же  социалистический  строй.  А  он,  утверждают  некоторые  наши  политики,  не  способствует  экономическому  процветанию.  Мол,  у  них  диктатура  власти.
           -Да,  у  них  социалистический  строй.  Но  они  работают  и  с  иностранными  предпринимателями,  хотя  социализм  у  них  никто  не  отменял.  Да,  у  них  есть  иностранные  концессии,  но  в  конституции  Китая  отсутствует  понятие  частной  собственности.
             -То  есть,  они  диалектически  подходят  к  нынешним  реалиям.  К  чему  в  свое  время,  по-моему,  коммунистов  призывал  и  Ленин.
            -На  каком-то  этапе  это  и  необходимо.  Вспомним  Советский  Союз.  Там  тоже  были  концессии – и  автомобильные,  и  авиационнные.  Ну,  не умели  мы  сначала  делать  самолеты.  Но  пришли  немцы,  научили  чему-то.  Потом  стали  делать  сами.
             что  можно  сказать  о  Венесуэле  и  Белоруссии?  Они  ведь   тоже  больше  склоняются  к  социализму.  Что  им  мешает  жить  лучше?   Ну,  хотя  бы  так,  как  живут  Китай  и  Вьетнам.
            -Они  действительно  пока  слабоватые.  Устойчивую  экономическую  систему  можно  сделать  в  одном  или  в  нескольких  государствах,  которые  в  общей  сумме  имеют  где-то  миллионов   250-300  населения   минимум  и  обладают  хотя  бы  двумя  третями  или  половиной  их  стратегических  позиций. 
            каких  стратегических  позициях  идет  речь?
            себя,  на  своей  территории  потребления.  По  классике  существуют  72  позиции  стратегических  сырьевых  товаров.  Это  та  же  нефть,  железная  руда,  уголь,  лес,  пшеница  и  т.д.  Всего  72  позиции.  Туда  входят  также  цветные  металлы,  каучук.  72  позиции  не  имеет  ни  одна  страна  мира  на  своей  территории.  Ближе  всего  к  этому  США,  у  них  где-то  54  позиции  на  своей  территории.  В  Советском  Союзе  было  очень  много  позиций,  где-то  порядка  40.  За  исключением  там  узких  вопросов  типа  каучука,  кофе…
          -Бананов…
       - Безусловно.  Мы  ничего   этого  не  покупали  за  рубежом.  Я  имею  в  виду  сырье.  У  нас  было  все  свое  в  общем-то.  В  Белоруссии  из  этих  позиций  ну,  может,  с  десяток  наберется.  И  то  с напряжением.
        -Но  Венесуэла-то  богата  нефтью  в  отличие  от  Белоруссии…
          Венесуэле  другая  проблема.  У  них  как  раз  по  сырьевым  позициям  лучше,  чем  в  Белоруссии.  Они  где-то  позиций  20  закрывают  хорошо.  У  них  реально  с продуктами  питания  не  так  плохо,  как  некоторые  рассказывают.  Но  вопрос  в  том,  чтобы  построить  индустриальную  современную  экономику,  нужно  много  чего.  Нужны  не  только  деньги,  станки  и  другое  оборудование.  Нужны  еще  рабочие,  которые  будут  на  этих  станках  работать.  Нужны  инженеры,  которые  будут  командовать  рабочими.  Нужны  конструкторы.  Я  открою  небольшой  секрет.  Для  подготовки  хорошего  инженера,  если  школу  не  считать,   потребуется  не  менее  10-15  лет.  Пять  лет  в  университете,  еще  пять  лет  гоняют  его  по  заводам.  Практика.  И  только  потом  он  начинает  соображать,  чем  он  вообще  занимается.  Понятно,  Венесуэла  начала  что-то  делать,  но  это  очень  тяжело.  А  если  мы  берем  еще  и  школу,  то  там  тоже  проблем  немало.
        -Можете  назвать  ведущих  экономистов  мира?  Есть  такие?
         -Есть,  конечно.  Это  тот  же  Шарп,  например.  Нобелевский  лауреат.  Один  из  ведущих  экономистов  мира.  Очень  интересные  у  него  взгляды.  Классик  уже.  Живой  классик,  скажем  так.  Ну,  и  не  только.  Экономическая  наука  испытывает  те  же  самые  проблемы  системного  кризиса,  что  и  остальной   окружающий  мир.  Получается  такая  история,  что  те  законы  Миля,  Рикарда, Смитта,  которые  выстраивали  современную  индустриальную  систему,    привели  к  тому,  о  чем  говорил  Карл  Маркс – к  системному  кризису  капитализма.
          -Маркс  предсказал   и  выход  из  такого  кризиса капитализма – социализм.  Он  был,  по-вашему,  прав?
         -Абсолютно.  Это  ведь  не  только  экономический  кризис.  Он – системный  кризис.  Он  поразил  все  стороны  жизни,  все  стороны  управления – государственные  и  не  государственные.  Он  поразил  образование.  Причем,  не  только  у  нас.  Это  и в России,  и  в  США.  Это  же  какой-то  ужас.  Половина  американцев  функционально  безграмотны.
          -Не  совсем  понятно,  объясните.
          -То  есть,  они  не  могут  самостоятельно  посчитать,  сколько  они  должны  платить  за  электроэнергию,  за  коммунальные  услуги  и  т.д.  И  то  же  самое  касается  всего  остального.  Это  за  них  делает  компьютер.  Та  же  оборона.  Почему  американцы  упираются  в  роботизацию  и  автоматизацию  своих  военных  систем?  Потому  что  они  не  могут  набрать  грамотных  солдат.  Просто  неоткуда  их  набирать.  Системный  кризис  поразил  сейчас  весь  мир  целиком.  И  выходить  из него  мы  будем  очень  долго  и  напряженно.
             мировой  капиталистической   системе  элементы  социалистических  отношений  имеют  место?  И  вообще,  какова  их  роль  в  развитии  современного  общества?
          -Европа  среди  последних  кризисов  потеряла  очень  много  экономически.  И  она  не  может  уже  держать  те  социальные  стандарты,  которые  были  раньше.  Вот  митинги,  которые  были  во  Франции.  Активное  возмущение  идет  в  Германии.
            в  Италии,  и  в  Испании  тоже  не  спокойно  в  этом  отношении.
           -Да.  Они  уже  не  могут  выдерживать  тот  уровень  социальных  стандартов.  Почему?  За  счет  чего  они  выдерживали  раньше  высокие  пенсии?    Почему  у  них  получались  такие  высокие  доходы,  что  они  могли  платить  высокие  пенсии?  Такой  пример.  Голландское  животноводство  живет  на  импортном  фураже.  Так  вот  на  один  доллар стоимости  фуража  сои,  которая  поставляется  из  Аргентины  в  Голландию,  правительство  дает  полтора  доллара  бюджетной  дотации.   Аргентинских  дотаций. 
           -Это  что  же  получается?  Аргентинские  предприниматели  экспортируют  свою  сою  в  Голландию  и  правительство  Аргентины  дает  им  еще  дотацию?  Нелогично  как-то  получается.
          -Да,  правительство  Аргентины  действительно  стимулирует  своих  экспортеров  в  Европу.  Это  для  того,  чтобы  цена  была  ниже  на  этот  фураж.  Чтобы  спрос  в  Европе  на  него  был.  В  результате  фураж,  который  используют  голландские  и  германские  фермеры,  получается  в  разы  дешевле,  чем  цена  сои  наших  фермеров.  
          где  же  логика?  Зачем  это  нужно  Аргентине?
        -Да,  Аргентина  фактически  за  свой  счет  содержит  голландское  животноводство.  Почему  это  они  делают?   Потому  что  у  них  большие  долги  перед  МВФ.  И  они  стимулируют  экспорт,  чтобы  получить  свободно  конвертируемую  валюту  и  отдать  в  МВФ.  У  них  нет  других  вариантов.
            МВФ  приходится  считаться? 
          -Ну,  а  куда  же  денешься.  Конечно.
          -Тогда  давайте  поговорим  о  МВФ.  Как то  наш  премьер  Николай  Азаров,  отвечая  на  вопрос  журналиста  по  поводу  того,  что  МВФ  почему-то   не  торопится  давать  Украине  очередной  кредитный  транш,  ответил  примерно  так:  значит,  обойдемся  без  этого  транша,  у  нас  есть  свои  резервы.  А  транш – это  международный  долг,  который  надо  будет  возвращать.  Так  лучше  же  жить  без  долгов. Правильная  позиция  премьера  в  этом  вопросе?
         -Тут  смотрите  какая  история.  Без  кредитов  МВФ,  когда  экономика  страны  на  грани  дефолта,  например,  обойтись  сложно.  Все  страны  в  таких  случаях  берут  кредиты.   Но  лучше  брать  долгосрочный  кредит,  чем  кратковременный.  Предыдущее  правительство  брало  кратковременные  кредиты.  Это  невыгодно  стране.  В  результате  бездумной  финансовой  политики  предыдущего  правительства  мы  вынуждены  сегодня  снова брать  кредит.
            -Это  понятно.  Непонятно  только,  почему  МВФ ставит  условия,  которые  не  всегда  выгодны  и  устраивают  кредитора?
           -Тут  так.  Во-первых,   МВФ – это  необычный  банк.  Если  посмотреть  внимательно  те  предложения,  которые  сделал  Евросоюз   в  отношении  зоны  свободной  торговли  с  Украиной,  то  там  вполне  забавные  вещи.  Там,  где  дело  касается  продовольственно - сырьевых  вещей, - пожалуйста,  можете  с  нами  работать.   Речь  не  идет  о  мясе,  молоке.  Речь  идет  о  зерне,  допустим.   А  когда  им  говорят – давайте  поставим  одинаковую  планку  с  таможенным  союзом  для  импорта  самолетов  или  автомобилей,  они  против.  Понимаете,  для  того,  чтобы  ввезти  в  Евросоюз готовый автомобиль  из  Украины,  нужно  заплатить  68  процентов  его  стоимости.
           если  этот  автомобиль  ввозят  в  Украину  из  Германии  или  Франции,  скажем?
         -Внутри  Евросоюза  не  надо  платить  68  процентов.  Наши  поднимали  вопрос:  давайте  установим  симметричные  тарифы.  Нет,  говорят,  тогда  зоны  свободной  торговли  для  вас  не  будет.  Раз  и  сели!  Тогда  наши  вносят  другое  предложение:  давайте  будем  кооперироваться  и  производить  самолеты  совместно.  Но  и  тут  встретили  непонимание.  Их  спрашивают:  сколько  мы  будем делать  авиадвигателей  совместно  с  Европой?  Нет,  говорят,  двигатели  вы  делать  не  будете,  вы  будете  делать  сидения  для  самолетов.  То  есть,  разница  между  двигателями  и  сидениями  большая.  Тут  и  квалификация  рабочих,  инженеров,  их  зарплата.  Вот  такой  у  них  подход  к  свободной  торговле.
         -Но  все-таки  Украина  твердо  держит  курс  в  Евросоюз.
         -Ну,  там  тоже  есть  свои  причины,  я  прекрасно  это понимаю.   Скажем,  наш  бизнес  капитализирует.  Хранить  деньги  за  рубежом – это  нормально.  Надежней  для  тех,  кто  туда  их  кладет.  И  в  европейский  банк,  и  в  американский.
          -Выгодно  в  первую  очередь  нашим  миллиардерам,  я  так  понимаю.  Рабочий  не  повезет  свои  сбережения  в  Америку. 
         -Конечно.  Им  удобно  там.   Они  считают,  что  их  денежки   так  будут  храниться  надежнее.
         -Тогда,  наверное,  правильно  поступает  наше  правительство,  что  к  вопросу  вступления  в  Евросоюз  подходит  с  осторожностью.
          -Может  быть  и  правильно  с  одной  стороны.  А  с  другой  стороны  начинаются  какие-то  декларированные  сроки.  Например,  правительство  заявляет,  что  до конца  года  мы  подпишем  договор  о  зоне  свободной  торговли.  Если  вы  даже  и  планируете  это  сделать,  то  не  обязательно  об  этом  говорить  вслух.    Это  вызывает  неадекватную  реакцию  со  стороны  Европы:  а  мы  вам  не  подпишем,  если  вы  не  пойдете  на  определенные  наши  требования.
            как  тогда  быть  Украине,  если  она  и  в  Евросоюз  нацелилась  и  не  хочет  порывать  связи  с  таможенным  союзом,  с  Россией  в  первую  очередь?
          -Давайте  тогда  определимся,  что  мы  понимаем   под  словом  Украина.  Если  мы  его  понимаем  как  государство,  то  мы  говорим  о  правительстве,  Президенте  и  Верховной  Раде.  Если  же  мы  понимаем  Украину  как  народ  украинский,  то  мы  говорим  о  народе.  Я  глубоко  не  уверен,  что  интересы  их  совпадают.
           тоже  не  уверен. 
         - Если  властьимущие  декларируют  свое  стремление  в  Европу,  это  совершенно  не  означает,  что  большинство  населения  поддерживает  такую  политику. 
         -Тогда  как  это  совместить?
           не  думаю,  что  это  будет  совмещено.  Совместить  это  практически  нереально.
            не  учитывать   этого  тоже  нельзя.  Наверное, будут  тянуть  с  этим  вопросом  неопределенно  долго.
        -Так  и  будем,  наверное,  ерзать  между  двумя  табуретками,  рискуя  оказаться   на  голом  полу. 
          -Был  Советский  Союз.  Государство  сильное,  с  ним  считались  в  мире.  Так  не  с  него  ли  Европейский  Союз  взял  пример?    Границы  открыты,  валюта  общая.
          -Во  многом – да.  Я  вам  скажу  даже  больше.  Они  взяли  значительную  часть  советских  программ,  в  том  числе  социальные.  Не  секрет  же,  что  где-то  до  50-х  годов  никаких  пенсионных  программ  в  Европе  не  было.  Никаких  социальных  льгот  типа  бесплатного  образования  в  Европе  не  было.  И  бесплатной  медицины  не  было   ни  в  Швеции,  ни  в  Америке,  ни  в  Африке.  А  в  СССР  это  было.  И  нигде  нельзя  было  это  скрыть,  что  в  соседнем  государстве  дети  учатся  бесплатно  в  школах  и  в  университетах.  Поэтому  они  вынуждены  были  создать  эту  систему -  высокий  уровень  жизни  людей.  Чтобы  превзойти  СССР.  Сейчас  им  соревноваться  не  с  кем.  Поэтому  зачем  держать  такую  планку   социальную,  ее  можно  снижать  постепенно.
         -Что  мы  и  видим  сегодня.
         -Ну,  как  во  Франции.  Ну,  повозмущались,  помахали  флагами.  Потом  машины  и  витрины  магазинов  побили.  И  что?  Что-нибудь  от  этого  изменилось?  Пенсионный  возраст  снизился?    Нет. 
         -Выходит,  все  эти  демонстрации – пустая  видимость  демократии?
         -Опять  же,  что  такое  свобода  слова?  У  нас  вроде  бы  декларируется  право  любого  человека  говорить  все,  что  ему  угодно.  Но  абсолютно  отсутствует  обязанность    меня  услышать.  Я  могу  ему  сказать,  что  ты  такой-сякой,  не  делаешь  то-то.  А  он  просто  не  реагирует,  не  замечает  моей  критики.  А  возьмите  тот  же  Советский  Союз.  Я  беру  бумагу,  пишу  в  райком  партии  письмо,  что  у  меня  не  вывезли  мусор  за  две  недели.  Страшное  дело,  что  после  этого  начинается.  Недавно  я  был  в  селе,  у  тещи.  Там  провода  оборвались,  три  дня  село  сидело   без  света.    Да,  при  Советском  Союзе   председатель  сельского  совета  сам  бы  сидел  на  этом  участке.  Или  даже  секретарь  райкома  партии.  Реагировали  на  обращения  граждан  очень  оперативно.
        -Действительно  сегодня  чиновники  оторвались  от  народа,  не  слышат  его.
         -Образовался  вот  этот  дисбаланс.  В  СССР  было  не  столько  право  высказываться,  сколько   обязанность  чиновников  выслушивать  людей  и  принимать  меры.   Это  обеспечивалось  той  всей  структурой  партийно-государственного   аппарата,  которая  тогда  была.
        -Кстати,  эта  система  практически  осталась  в  Белоруссии. 
        -Они  там  батька  боятся,  как  не  дай  Бог.
        -Поэтому  и  порядка  там  больше,  говорят.  И  нет  международных  долгов,  как  у  нас. Потому  что  им  их  не  дают. И  как-то  обходятся  без   этого.  Так  может  это  и  лучше?
          -Может,  и  лучше.  И  опять-таки,  что  такое  кризис  в  Белоруссии?  Сейчас  об  этом  начали  кричать.  Я смотрю  белорусский  канал.  Показывают  магазины.  Ну,  что  подорожало?   Подорожали  ананасы  и  апельсины.
       -Мясо  там,  говорят,  здорово  подорожало.
       -Мясо  подорожало,  семга  подорожала.  Картошка  не  подорожала.  Масло  и  молоко  не  подорожали.  Да,  сейчас  кризис.  Да,  на  20  процентов  увеличились  цены.  У  нас  они  каждый  год  на  20  процентов  увеличиваются.
        -И  живут  белорусы,  как  известно,  не  хуже  нас.
          во  многом  и  лучше.  Я  думаю,  что  Лукашенко  выкрутится  из  этого.  Заводы  же  не  остановились,  они  работают.  Это  самое  главное.
          думаю,  что  история  когда-нибудь  о  Лукашенко  скажет  доброе  слово.  Хотя  бы  потому,  что  он  не  позволил  разрушить  экономику  республики,  когда  распался  Союз.
          тоже  так  думаю.
        -Александр   Анатольевич,  а  что  вы  можете  сказать  о  перспективах  мировой  экономики?
        -Кризис  идет  уже  полным  ходом.  И  остановить  его  невозможно.  Спираль  эта  раскручивается.  И  закончится  это  самыми  неприятными  вещами,  вплоть  до  вооруженного  противостояния.  Потому  что  невозможно  бесконечно,  скажем,  обдирать  и  обнищать  народ.  Это  же  рано  или  поздно  в  любой  стране  нехорошо  заканчивается.
        -Китайская  экономика  набирает  обороты.  Наверное,  американцам  все  сложнее  конкурировать  с  Китаем?  Тем  более,  что  Ванга  предсказала,  что  миром  будет  править  Китай.
         -Не  знаю,  что  там  Ванга  предсказала,  но  ориентировочно в 2020  году   валовой  внутренний  продукт  Китая  превзойдет  американский.   У  китайцев  пятилетки,  как  и  в  СССР,  были.  Так  вот  по  их  пятилетним  планам  где-то  к  2018  году  по  техническому  уровню  вооружения  они  догонят  США.  Китайская  армия  времен  Мао Цзе Дуна  и  нынешняя  армия – это  диаметральная  разница.  У  них  есть  первоклассное  современное  вооружение,  появляются  спутниковые  системы  управления  и  т.д. 
           -Наша  украинская  экономика  в  немалой  степени  буксует  из-за  того,  что  дорогой  газ  приходится  покупать  у  России.  Неужели  не  удастся  как-то  разрешить  эту  проблему с  позитивом  для  Украины?
          -Надо  организовывать  нормальный  торговый  оборот  между  Украиной  и  Россией.  И  тогда  все  будет  хорошо.  Видите,  какая  история.   Дело  в  том,  что  вот  эти  все  энергоносители – газ,  нефть  в  России  есть.  Но  они  там  дорогие.  Я  цифр  всех  по  газу  не  знаю  по  себестоимости.  Но  себестоимость  добычи  нефти  в  Тюмени – это  где-то  70  долларов  за  барель.  В  Саудовской  Аравии – 7  долларов  за  барель.
            десять  раз  дешевле!  Большая  разница.
          -Да.  Потому  то,  что  газ  и  нефть  в  России  есть,  это  очень  хорошо.  Но  они  очень  дорогие  по мировым  меркам. И  по  большому  счету  продавать  нефть  и  газ  России  не  очень  выгодно.  Это  одна  сторона  вопроса. Их  выгоднее  потреблять  внутри  страны.  Это  вторая  сторона  вопроса.  То  же  самое  и  у  нас.  Металлургия,  машиностроение  и  сельское  хозяйство  очень  дорогие  по  мировым  меркам.  Себестоимость  нашей  пшеницы  намного  выше  аргентинской,  бразильской,  французской  канадской.  Климат  там  более  подходящий.  Мы  здесь  ничего  не  можем  сделать
           модернизация  сельского  хозяйства  не  поможет?
          -Кое-что  можно  сделать  с  помощью  техники.  И  это  делалось  при  СССР.  Наращивали  урожайность  зерновых,  например,  за  счет  увеличения  парка  техники  и  его  модернизации.
           как  быть  в  такой  ситуации?   Можно  все-таки  как-то  разрешить  проблему  с  газом?
          -Можно.  И  самым  лучшим  вариантом  было  бы  для  нас – не  воевать  за  цену  по  газу,  а  организовывать  нормальный  товарооборот.  Скажем,  мы  меняем  дорогую  пшеницу  на  дорогую  нефть  и  в  результате  живем  более-менее  прилично.
             что?  По-моему  разумно  и  резонно.  Почему  бы  действительно  не  делать  так?
           -Здесь  же  важна  не  сама  цена,  как  таковая,  а  соотношение  цен.  Так  жил  Советский  Союз.
          -Но,  может,  России  наш  хлеб  не  нужен,  у  нее  свой  есть.
           -Ну,  хлеб - это  довольно  распространенная  вещь.  Привозите  украинские  помидоры  в  Тюмень  и  у  вас  их  там  с  руками  оторвут.  По  совершенно  диким  ценам.
             фруктов  сколько  у  нас  пропадает.  В  советские  времена  Украина  возила  их  по  всему  Союзу.  И  это  было  хорошо  для  всех.
       -Да  всегда  это  было.  Всегда  каждое  лето  и  осень  автоколоннами  отправляли  овощи  и  фрукты.  Черешня  наша  ценится  и  в  Москве.  Шла  там  нарасхват.  Я  говорю  об  этом упрощенно.  А  на  самом  деле  товарооборот  между  Украиной  и  Россией  был  всегда.  И  он  же  никуда  не  девался.  И  из  сибирской  глубинки,  и  из тундры  к  нам  везли  сюда  сырье,  энергоносители.  Тут  что-то  перерабатывали    в  какую-то  продукцию,  в  какой-то  товар  и  обратно  везли  туда.  И  все  было  замечательно.  Никто  ни  с  кем  не  ругался.
          -Давайте  немного  коснемся  теперь  Запорожья  и  области.  У  нас  теперь  новый  мэр, новый губернатор, новые  проекты,  а  мосты  все равно  что-то  не  движутся  к  завершению.
         -Ну,  так  это  уже  святое  у  нас,  понимаете.  Запорожские  мосты – это  уже,  по-моему,  притча  во  языцех.  Уже  давно  можно  было  бы  их  построить.
        -Наверное,  мы  их  строим  вдоль  Днепра,  а  не  поперек,  как  обычно  делают  люди.
           другой  стороны  я  могу  понять  некоторых  руководителей.  Понимаете,  они  нашли  себе  как  бы  вечную  тему.  Под  нее  вечно  выделяют  какие-то  деньги.  Что-то  пообещал,  что-то  сделал. Во  всяком  случае,  он  при  деле.  Имеет  какие-то  доходы  с  этого  дела.  Зачем  же  быстро  строить.  Тогда  же  надо  будет  искать  себе  какое-то  новое  дело.
            что,   на  ваш  взгляд,  в  экономике   нашего  края  надо  бы  по-иному  как-то  делать?
           -Надо  делать  не  колхозные  рынки,  где  бы  фермеры  продавали  свою  продукцию.  Такие  рынки  у  нас  есть.  Вопрос  не  в  рынках.  Посмотрите,  какой  интересный  парадокс.  На  Харьковском  тракторном  заводе  стоят  непроданные  трактора.  Стоят  потому,  что  у  аграриев  нет  денег.  С  другой  стороны  завод  должен  государству   кучу  денег  по  налогам.  Большая  налоговая  задолженность.  И  все  сидят,  смотрят  и  ждут:  чем  это  все  закончится.  Никому  почему-то  не  придет  в  голову  в  общем-то  несложная  мысль.  В  счет  того  же  налогового  долга  взять  на  Харьковском, Херсонском  заводах  эти  комбайны,  взять  эту  сельхозтехнику  и  пойти  тем  же  путем,  по  которому  шли  в  конце  20-х,  начале  30-х  годов -  создать  государственные  машино-тракторные  станции (МТС).  Поставьте  эти  тракторы,  эти  комбайны.  Пусть  они  работают  за  какую-то  часть  урожая.  Все равно  же  комбайны  стоят,  ничего  не  делают,  ржавеют  под   дождем  и   солнцем.
            что,  действительно  на  данном  этапе,  когда  наше  сельское  хозяйство  находится  в  такой  ситуации,  это  был  бы  какой-то  выход.
           -Поставьте  эти  комбайны  и  пусть  они  работают.  За  счет  этого  какая-то  часть  урожая  будет  поступать  в  госрезерв.  Не  надо  будет  покупать,  тратить  на  это  бюджетные  деньги.   А  то  получается,  что  сельское  хозяйство  не  может  реализовать  свой  потенциал,  потому  что  у  него  нет  средств,  чтобы  купить  технику.  И  государство  не  дополучает  каждый  раз.  То  гречки  не  хватает,  то  еще  что-нибудь  исчезает  с  прилавков.  Вечная  проблема.  Ну,  прежде  же  работала  эта  система  МТС.
           неплохо  работала.   МТС  существовали,  по-моему,  аж  до  начала  шестидесятых.  Пока  колхозы  не  разбогатели,  пока  у  них  не появилась  возможность  покупать  себе  необходимую  технику.
          -Она  себя  полностью  оправдала.  Сразу  же  мы  получаем  существенную  прибавку  по  сельскому  хозяйству,  обеспечиваем  продовольственный  баланс.  Тем  более  по  нашему  региону  это  очень  важно.  Сколько  вон  брошенных  земель.  Бесхозяйственность  какая-то  сплошная.
           -То  есть,  создание  МТС  оживило  бы  сельское  хозяйство,  да  и  для  промышленности,  мне  кажется,  это  было  бы  на  пользу.
          -Конечно.  Почему  не  работает  машиностроение?   Основных  потребителей  машиностроения  в  СССР  было  два – это  оборонка  и  сельское  хозяйство.  А  потом  уже  все  остальное.  Ну,  большая  армия  нам  не  нужна.  Но  почему  бы  за  счет  этих  МТС  не  вытащить  то  же  самое  машиностроение?  Это  же  огромная  номенклатура  всевозможных  изделий  для  машиностроения.  И  продавать  не  металл  за  границу,  а  делать  всевозможные  детали  к  сельхозтехнике  своей  страны.   В  Токмаке  же  делали  плуги,  всевозможные  навесные  орудия  к  тракторам.  Сейчас  этот  завод  работает  ни  бойко,  ни  валко.    Был  «Трактордеталь»,  гидравлика.
         -Сегодня  те  заводы,  о  которых  вы  говорите,  являются  частной  собственностью.  Как  их  заставить  делать  то,  что  им  невыгодно?
        -Ну,  опять  проблема.  А  что,  у  нас  частная  собственность – это  священная  корова,  в  которую  и  плюнуть  нельзя?  Вообще,  мое  представление   по  этому  поводу  такое.  Если  собственник  не  может  справиться    с  заводом,  не  может  запустить  его  нормально,    надо  давать  такому  собственнику  по  шапке   и  забирать  завод  обратно  в  государство.
         -Рядовые  граждане  так  и  думают  по  этому  поводу.  Но  их  почему-то  никто  не  слышит.
         -Тут  надо  смотреть.  Если  магазин  плохо  работает,  то  это  проблема,  но  небольшая.  Или  киоск  плохо  газеты  продает.  Ну,  и  ладно.  А  когда  плохо  работает  крупный  завод,  особенно  системообразующий, где 10-20  тысяч  работающих,  то  это  уже  серьезно.  Не  справляется  собственник,  значит,  надо дать  ему  по  шапке и  забрать  завод.  А  что  смотреть?  Не  умеешь  работать,  ну   и  иди  отсюда.  Вы  же помните,  когда  в  Пикалево  Ленинградской  области  остановился  завод.  Дерипаска,  хозяин,  остановил  завод.  Помните,  дороги  там  перекрывали?    Дерипаска  зарплату  не  выплачивал.  Это  миллиардер  российский.
        -Это  когда  Путин  туда  срочно  выезжал?
        -Да,  Путин  туда  ездил.  Я  не  знаю,  что  он  сказал  Дерипаске  в  кулуарах,  я  могу  только  догадываться.  Но какое  у  Дерипаски  было  выражение  лица,  когда  он  подписывал  обязательство  сегодня  же  выплатить  людям    задолженность  по  зарплате,  это  надо  было  просто  видеть.  Дерипаска  берет  в  руки  это  обязательство,  говорит:  я  почитаю.  А  Путин  ему:  почитаешь  потом.  Дает  ему  ручку.  Тот  берет  ручку,  подписывает,  разворачивается  и  уходит.  А  Путин  вслед  ему:  эй,  ручку  верни.
       Все.  И  зарплата  была  выплачена  в  тот  же  день.  Я,  конечно,  понимаю,  что  такой  метод  не  совсем  либеральный.  А  с  другой  стороны – что  делать?  Люди  не  могут  же  голодать.  Не  могут  же  оставаться  без  работы  и  без  зарплаты.
          -Александр  Анатольевич,  спасибо    за  интересную  беседу.  Успехов  вам  в  работе!
         -Вам  тоже  всего  наилучшего.

      Николай  Зубашенко, журналист

                       
      
          


Комментариев нет:

Отправить комментарий