пятница, 12 апреля 2013 г.

ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ГОРБАЧЕВА. Следственные дела СССР. Записки следователя


Рассказывает следователь Вяземского района Смоленской области юрист 3-го класса А.  Суханов:  В 7 часов утра 11 июля 1955 г. я получил сообщение о том, что во дворе дома № 22 по улице Урицкого (г. Вязьма), в котором проживал одинокий старик Гор­бачев, обнаружены лужи крови, брызги крови на дровах,
окровавленные стены, а на стук в дверь дома Горбачев не отзывается. Немедленно выехав на место происшествия, я присту­пил к его осмотру.

В осмотре приняли участие прокурор района младший советник юстиции Кудрявцев, помощник прокурора Стерликов, два оперативных работника милиции и судебно-медицинский эксперт. Дом Горбачева был сложен из старого кирпича и состоял из одной комнаты. Неболь­шое окно выходило на улицу. Вход в дом был со двора.

Приступая к осмотру, мы стремились не только к тому, чтобы восстановить картину события, но и обнару­жить следы и вещественные доказательства, которые по­могли бы установить личность преступника. Поэтому  не упускали на первый взгляд мелкие, но важные детали обстановки.

Осмотром был обнаружен во дворе около сложенных в кучу бревен и дров участок земли, обильно смоченный бурой жидкостью, по-видимому, кровью. На дровах и бревнах   имелись    множественные    брызги    крови.   От дров   к двери   дома    шел   след    волочения    тяжелого предмета.

У калитки во дворе лежал лом со следами крови. Этим ломом, по показаниям понятых, Горбачев обычно запирал ворота. Рядом с ломом в луже крови валялась бумага, свернутая несколько раз в узкую тугую полосу. Среди всевозможных предметов, находившихся во дворе, легко можно было не обратить внимания на эту бумагу, но я, памятуя, что никакой мелочью не следует пренебре­гать, ее изъял.

Следов ног во дворе обнаружено не было. Не было их и в комнате Горбачева. Обстановка в доме не говорила о том, что произошло ограбление. Сундук был заперт на замок, вещи Горбачева лежали в порядке. На столе под газетой, служившей салфеткой, мы обнару­жили 65 руб., на кровати под периной —400 руб., сбере­гательную книжку со вкладом в 7415 руб. и личные доку­менты Горбачева.

Кровать Горбачева оказалась неприбранной, а на спинке висела его верхняя одежда. Мы обнаружили труп Горбачева в подполье. Он был опознан понятыми, проживающими по соседству. Труп был в белье и лежал на спине с согнутыми ногами. Судебно-медицинский эксперт дал заключение, что смерть Горбачева последовала в результате обширных повреждений костей черепа и вещества головного мозга. При вскрытии трупа обнаружены многочисленные пере­ломы ребер, ушибленные раны головы и шеи. Стало ясно, что здесь имело место убийство.

Кроме лома, которым, видимо, пользовались преступ­ники как орудием убийства, единственным вещественным доказательством была окровавленная бумага, обнару­женная во дворе. Можно было предположить, что эта бумага служила прокладкой для головного убора. Такие прокладки иног­да применяются для того, чтобы фуражка не потеряла форму.

Осмотрев прокладку, мы установили, что она изго­товлена из ученической тетради с записями по есте­ствознанию. Обложка тетради, на которой обычно указывается фамилия и имя ученика, была залита кровью. Оказалось возможным прочесть лишь следую­щее: Аделаидинская школа глухонемых, ученик 5-го класса. Фамилию и имя ученика прочесть не удалось.

  Как могла попасть эта тетрадь на место происшест­вия? Мне было известно о том, что названная школа на­ходится в тридцати километрах от г. Вязьмы. Я выяснил, что неподалеку от дома Горбачева проживает учащийся Аделаидинской школы, глухонемой Виктор Морозов. 1938 года рождения, который приехал на каникулы к своим родственникам.

Получив эти сведения, я немедленно послал в дом, где жил Морозов, работников милиции, дав им задание произвести обыск. Обыск в квартире Морозовых не дал результатов, а Виктора Морозова дома не оказалось. Было установлено, что Морозов проживал с матерью, отчимом и тринадцатилетней сестрой. Никто из них не смог сказать, где находится Виктор. Его родственники показали, что он накануне пришел домой поздно ночью и лег спать, а рано утром ушел.

Вызвав преподавательницу школы глухонемых, в ко­торой учился Морозов, я предъявил ей бумагу, найден­ную на месте происшествия. Преподавательница заяви­ла, что в предъявленной ей бумаге она узнает тетрадь по естествознанию ученика Аделаидинской школы Морозо­ва Виктора, почерк которого она хорошо знает. Впослед­ствии графическая экспертиза дала заключение о том, что записи в тетради произведены Виктором Морозовым. Путем экспертизы удалось восстановить и залитый кровью текст следующего содержания: «Аделаидинская школа глухонемых, ученик 5 «в» класса Морозов Виктор Георгиевич».

Я дал работникам милиции задание принять срочные меры к обнаружению и задержанию Морозова, а сам при­ступил к допросу свидетелей. В первую очередь  до­просил соседей Горбачева, сделавших заявление в мили­цию о происшествии. Из показаний свидетельницы Федьковой  выяснил, что когда она 11 июля 1955 г. около 3 часов утра выгоняла корову, то заметила в доме Гор­бачева свет, хотя так рано у него обычно света не бы­вало. Вдруг свет погас, и вскоре из калитки вышел чело­век, который держал в руке какой-то предмет, похожий на сумку. Этот человек быстро ушел по направлению к реке Вязьме. Кто это был, Федькова не рассмотрела, так как было еще темно.

Свидетель Дроздова показала, что она видела глухо­немого Виктора Морозова около дома Горбачева накануне примерно в   2 часа ночи. По виду   Морозова можно было определить, что он пьян.

В результате принятых оперативных мер Морозов был через несколько дней задержан в деревне Волково Вяземского района. На брюках, пиджаке и кепке Моро­зова были обнаружены многочисленные пятна, похожие на кровь. Впоследствии экспертиза установила в этих пятнах наличие крови человека одной группы с кровью Горбачева (III группы) и отличающейся от группы крови Морозова (I группы).

Ознакомившись с результатами графической и судебно-медицинской экспертизы, Моро­зов, допрошенный с помощью лица, знающего язык глухонемых, признался в совершении преступления и по­казал, что убил Горбачева для того, чтобы присвоить деньги и часы. Однако денег Морозов не нашел, а сун­дук ломать побоялся. Поэтому забрал лишь карманные часы, висевшие над кроватью.

Эти часы были изъяты на чердаке дома Морозовых. Место, где они были спрята­ны, указал сам Морозов. На вопрос о том, как его тетрадь попала во двор Горбачева, Морозов пояснил, что во дворе дома Горбачева уронил свою кепку в лужу крови, и поэтому, возвращаясь домой, нес ее в руке. Дома Морозов заметил, что по дороге потерял бумажную прокладку от кепки, изготовленную им из старой тетра­ди по естествознанию, однако возвращаться обратно он побоялся.

На суде Морозов полностью подтвердил свои показа­ния и подробно рассказал о том, при каких обстоятель­ствах совершил убийство Горбачева. Суд вынес обвинительный приговор…

Комментариев нет:

Отправить комментарий