пятница, 2 декабря 2011 г.

Джонни Депп: «В «Пиратах» играть весело и платят хорошо»


Актер рассказал нам, почему он вновь согласился поднять на мачте «Веселого Роджера», как целовался с мужем Пенелопы Крус, а та учила его произносить всякие нехорошие слова на испанском языке. В жизни Депп ничуть не похож на своего Джека Воробья: неспешные движения, блуждающая улыбка... Ему это идет. Как и большая шляпа, и шейный платок, и трость, что были при нем. 


— Мистер Депп, раньше вы играли в серьезных фильмах, а сейчас сосредоточились на чисто развлекательном «аттракционе» «Пираты Карибского моря». Ведь после свежеиспеченной четвертой части зрителю уже обещают пятую и шестую.
— Вы правы. Я раньше действительно отдавал предпочтение серьезным картинам. Но знаете, потом мне всегда было тяжело отходить после съемок в них. Чуть ли не в депрессию впадал. А за съемки в «Пиратах» мне не только хорошо платят ($35 млн. за четвертый фильм. — Авт.), но это к тому же еще и очень весело. Все эти экзотические страны, колоритные пиратские рожи вокруг и пляжи с белоснежным песком! Да еще и мечом можно вволю помахать. Подурачиться.
— К трюкам вам не привыкать — в первых трех частях их было предостаточно. А что в «Пиратах-4» давалось тяжелее всего?
— Танцы с Пенелопой (Крус. — Авт.). У нас там была сцена романтического ужина при свечах, после которого мы танцуем что-то вроде вальса. А я танцую, как медведь. («Это ложь! — возмущенно вклинивается Пенелопа. — Не верьте ему. Джонни замечательно двигается. Он танцор от Бога. Уж я-то знаю»).
— Это правда, что вы готовитесь к своим ролям в сауне?
— Признайтесь, вы подсматриваете за мной? Шучу. Но про сауну это правда. Мне нравится создавать своих героев и их привычки, будучи хорошо распаренным. Жара благотворно на меня влияет, словно раскрывает нечто эдакое внутри, обычно недоступное, откуда я и черпаю вдохновение и идеи. Конечно, в сауне я придумал не всех своих персонажей, но большинство — определенно.
— Ваша супруга Ванесса Паради — нынче блондинка. Партнерша по экрану Пенелопа Крус — брюнетка. Так кто же вам по душе: блондинки или брюнетки?
— Я люблю всех женщин. Мне нравятся и блондинки, и брюнетки. Рыженьким я тоже симпатизирую. Я вообще люблю женские волосы: кудрявые и прямые, длинные и короткие. Не люблю только шерсть животных — у меня на нее аллергия.
— Известно, что вы ценитель русской классической литературы и могли даже сняться в картине по роману Достоевского…
— Было такое. Меня приглашали сыграть Раскольникова в «Преступлении и наказании», но не сложилось. Правда, это было очень давно. Но если выбирать, то я бы с удовольствием снялся в экранизации Булгакова «Мастер и Маргарита» в роли Воланда. Прекрасная книга! Кто бы мог снять этот фильм? Вопрос... Может, Никита Михалков? Других русских режиссеров я не знаю. Хотя нет, еще Тарковского знаю.
— На съемках Пенелопа обучала вас испанскому языку. Как ваши успехи? Она оказалась хорошим учителем?
— Даже чересчур. Научить-то научила, но это такие страшные слова! Их нельзя произносить в приличном обществе. Даже шепотом. Да и вообще, узнав их, я стал в душе очень грязным. Даже не знаю, что меня теперь может спасти. Может, в церковь стоит сходить — очиститься от скверны (смеется).
— Муж Пенелопы — актер Хавьер Бардем (тоже приехал в Москву — присматривал за их с Крус грудничком, пока мама общалась с журналистами) — не ревновал ее к вам?
«Хавьер здесь, — опять вмешивается Пенелопа, — потому что ему нравится проводить время с Джонни. Они сидят вместе, курят, разговаривают. Мы знаем друг друга 12 лет, а Хавьер Джонни — еще дольше».
Депп смеется и добавляет: «Между прочим, я целовал их обоих — и Пенелопу, и Хавьера (в картине «Пока не наступит ночь». — Авт.)! Это было что-то!».
— Знаю, вы никогда не смотрите фильмы со своим участием. Почему?
— Не могу. Мне все время кажется, что там я не доиграл, а там нужно было вообще все по-другому сделать. Если смотрю — расстраиваюсь.
— А ваши дети?
— О, они смотрят. Причем они видят моих персонажей задолго до того, как их успевают запечатлеть на пленке. Я испытываю на них своих героев. К примеру, они очень удивились, когда в один из дней я вдруг начал разговаривать с ними дурацким писклявым голосом. Это я так искал интонации для своего Вилли Вонки (герой Деппа из фильма «Чарли и шоколадная фабрика». — Авт.). Уверен, в первый момент дети подумали, что их папа просто чокнулся (смеется).
Источник: segodnya.

Комментариев нет:

Отправить комментарий